Петергофская гранильная фабрика

Ансамбль Петергофской гранильной фабрики определил формирование историко-культурного ландшафта значительной части территории Старого Петергофа. История предприятия восходит к петровскому времени. В последующие два столетия изделия фабрики пользовались всемирной славой, а участие в отделке и реставрации дворцов и храмов Петербурга вписало её в историю отечественной архитектуры. Расцвету производства способствовало покровительство высочайших особ.

Ранний этап — от основания фабрики до строительства каменных зданий — охватывает полвека: с 1725-го по 1775 год. Первая камнеобрабатывающая мельница по обработке мрамора и полировке стёкол, сооружённая в 1725 году по именному указу Петра, сгорела в 1731 году. На её месте по указу императрицы Анны Иоанновны от 24 июня 1735 года механиком И. Брукнером построена новая мельница. Усовершенствована она была гранильных дел мастером англичанином И. Боттомом в 1748 году. Рядом с главным корпусом мельницы возведён дом директора. Все инструменты, машины, железные валы, колёса и прочее оборудование было изготовлено по наряду от Кабинета Её Императорского Величества на Сестрорецких заводах.

Начало каменного строительства связано с подъёмом фабрики в екатерининский «век моды на бриллианты и цветные камни» — по выражению академика А. Е. Ферсмана. Развитие русского камнерезного дела было необходимо для архитектурного убранства столицы. Петергофская шлифовальная мельница стала первым в России учреждением по тонкой огранке камней и изготовлению ювелирных украшений, рассадником гранильного искусства по всей России. Предприятие перешло в 1763 году под управление президента Академии художеств И. И. Бецкого, занимавшего также пост директора Императорских домов и садов. Высочайшим повелением 1774 года предписывалось: «Директору строений и садов Бецкому устроить шлифовальную мельницу каменную с тем, чтобы начальник Петергофа статский советник Скрипицын, согласясь вместе с механиком Боттомом, представили надлежащий на постройку мельницы проект и смету».


21_0_DSC08713_2.jpg

À PROPOS

Маргарита Сергеевна Штиглиц — постоянный автор и авторитет журнала «Адреса Петербурга», доктор архитектуры, профессор кафедры искусствоведения СПГХПА им. А. Л. Штиглица; главный специалист Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства;  советник Российской академии архитектуры и строительных наук; член Всемирного клуба петербуржцев. Специализируется в области истории промышленной архитектуры Петербурга и архитектуры советского  авангарда; актуальных проблем охраны культурного наследия Санкт-Петербурга. Автор ряда книг и более 150 научных публикаций. 


Новое здание возводилось в 1777–1780 годах по проекту архитектора Ю. М. Фельтена — одного из ведущих петербургских зодчих раннего классицизма, выполнившего много работ в Петергофе. За строительством наблюдал Иван Яковлев, механической частью распоряжался механик И. Боттом. Петергофский командир В. Ф. Скрипицын доложил И. И. Бецкому, что «архитектор Иван Яковлев совместно с Боттомом составил план и фасад с профилем и расчёт потребного количества материалов и рабочей силы».

Фельтен использовал архитектурно-художественные средства, применявшиеся им в дворцовом строительстве, но в более сдержанной форме. Архитектурное решение носило черты переходного стиля от барокко к классицизму. Двухэтажное здание имело девять осей с равномерно расположенными окнами: на первом этаже — полуциркульные,
с замковым камнем посередине; на втором — прямоугольные, с веерным замковым камнем. Стены рустованы и завершены сильно вынесенным карнизом с крупными дентикулами, в метопах между ними размещены небольшие окна, служившие, по-видимому, вторым светом. Барочный характер свойствен пилястровому портику входа, увенчанному картушем сложной конфигурации с вензелем «ЕП». Угловое обрамление бриллиантовым рустом также вносило оттенок барокко.

Рисунок Д. Кваренги 1780-х годов «Вид на Гранильную фабрику и Большую слободу» даёт представление о характере этой постройки в стиле раннего классицизма. Ручей с водопадом перед северным фасадом и просматривающаяся на заднем плане Знаменская церковь Большой слободы дополняют живописный ландшафт. Это самое раннее изображение фабрики.

21_1_302-309848.jpg
Петергофская гранильная фабрика: фонтан «Лебедь» и ныне утраченный главный фасад, построенный в 1875 году по проекту архитекторов А. Л. Гуна и А. И. Резанова. Архивная фотография 1914 года
21_2_302-309862.jpg
План города Петергофа от вокзала до Гранильной фабрики. Рисунок 1920 года. Архивные иллюстрации

В 1794 году по именному высочайшему указу Петергофская гранильная и шлифовальная мельница, со всеми принадлежащими к ней людьми, строениями и материалами, перешла в ведомство Кабинета Её Императорского Величества, а в 1800 году именным указом императора Павла Первого была отдана под непосредственное управление президента Академии Художеств графа А. С. Строганова. Судя по гравюре С. Галактионова 1807 года, здание в этот период оставалось в первоначальном виде.

После Отечественной войны 1812 года наступили значительные перемены в устройстве фабрики. По возвращении из заграничного похода император Александр Первый, ознакомившийся с машинным производством выделки бумаги на английской фабрике Фурдиньер, решил перенести этот опыт в Россию. В 1816 году по высочайшему повелению из Англии выписан фабрикант и инженер Ф. И. Вистингаузен. Под его руководством устроена образцовая бумажная фабрика, для чего расширено здание гранильной мельницы.

Архитектурную часть проекта разработал ученик Фельтена Е. Т. Соколов. Надстроив старый корпус третьим этажом, архитектор присоединил его к новому трёхэтажному зданию двухэтажным переходом. Он изменил детали, характерные для раннего классицизма. Исчезли развитый карниз с дентикулами и высокий парапет, рустовка верхней части фасада и веерные замковые обрамления окон второго этажа. Интересно, что новый — левый — корпус имеет столько же осей, как и старый, но гораздо большую протяжённость, то есть новый объём не отражает новой функции, вторя старому для достижения единства. По воспоминаниям современников, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна «изъявила большое сожаление о допущении надстройки».

21_3_MG_0439.jpg
Современный вид корпуса Петергофской гранильной фабрики. Фотография Ивана Чарина

В строительстве фабрики принимал участие И. И. Свиязев, удостоившийся за свои чертежи звания архитектора. Позднее он издал описание действующей фабрики, в котором обстоятельно отражены особенности архитектурно-пространственной и функциональной организации нового производственного комплекса, отвечавшего самым современным требованиям.

В архитектуре здания фабрики он не обнаружил современных приёмов, позволяющих раскрыть специфическое назначение и особенности промышленного здания, тактично объясняя это необходимостью учёта архитектуры существующего здания. Здесь наметились теоретические принципы Свиязева, сформировавшиеся к середине столетия и поставившие его в ряд апологетов нового творческого метода, суть которого заключалась в использовании художественного наследия всех стилей на основе «умного выбора».

Фабрика, прежде носившая название «Алмазная мельница», была переименована в Императорскую Петергофскую гранильную фабрику. Директором обеих фабрик — Гранильной и Бумажной — был назначен Ф. И. Вистингаузен. 13 июля 1816 года было утверждено положение для обеих фабрик.

В 1820 году императором Александром Первым задумано переустройство Большой слободы. Рабочим Бумажной и Гранильной фабрик приказано строительство домов вдоль оврага, впоследствии Овражной улицы — возводить с приличными фасадами, а крайние — обязательно «по фасадам архитектора Стасова».

Массовый снос домов ветхих домов за счёт казны, строительство новых по высочайше утверждённым проектам, планировка и благоустройство улиц начались и осуществлялись в царствование императора Николая Первого.

В 1849 году против Гранильной фабрики устроили Купеческую пристань, предназначенную для основной массы публики, прибывающей в Петергоф морем. На берегу был разбит большой пейзажный сад, построены здания вокзала с рестораном и павильоном Бель-Вю. Здесь сложился новый общественный центр Петергофа, давались концерты и устраивались балы. Сооружения Купеческой гавани погибли во время наводнения 1924 года, сад был заброшен. Перед фасадом главного здания Гранильной фабрики также был разбит небольшой сад с установленным в 1862 году фонтаном «Лебедь». Эти сады через пейзажную «связку» в Фабричном овраге соединялись с Английским парком.

21_4_IMG_9839.jpg

Предметы работы Петергофской гранильной фабрики. Ваза. 1787–1800 годы. Лазурит, бронза; резьба, шлифовка, полировка, литьё, чеканка, золочение

Со второй трети ХIХ века на Гранильной фабрике были проведены крупные восстановительные работы по зданиям и оборудованию. Это было вызвано возросшей потребностью в изделиях фабрики и участием петергофских мастеров в возрождении Зимнего дворца после пожара 1837 года: восстановление главной гостиной в апартаментах супруги Николая Первого Александры Фёдоровны, создание знаменитого Малахитового зала по проекту А. П. Брюллова.

В 1850 году по велению Николая Первого на мраморное отделение Петергофской фабрики возлагались все мраморные, малахитовые и лазуритовые работы в строящемся Исаакиевском соборе. В Петергофе выполнялись заказы для Львиного каскада, десяти мраморных каскадов по обеим сторонам Самсоновского грота, больших фонтанных чаш из белого каррарского мрамора вдоль Большого канала, а также мозаичных полов в парковых павильонах, включая Царицын павильон на острове Ольгинского пруда и Бельведер на Бабигонском холме.

Различные мраморные и яшмовые работы велись в Эрмитаже, особенно в «Двусветном Зале» Старого Эрмитажа, в Этрусском зале, в отделке Нового Эрмитажа.

С середины XIX века Петергофская фабрика стала завоёвывать мировую славу. Её работы экспонировались на международных и отечественных выставках и неизменно получали почётные награды: медали, адреса, дипломы. Фабрика вышла на новый уровень развития, осваивая не только российский, но и европейский рынок. Для выполнения эскизов будущих изделий фабрикой приглашались крупные художники и архитекторы.

В 1874 году художественным руководителем фабрики, а с 1886 года — директором, назначен известный петербургский архитектор А. Л. Гун, по проекту которого, под наблюдением архитектора А. И. Резанова, к столетнему юбилею фабрики была произведена радикальная реконструкция.

Левый корпус, восточный, был перестроен и оформлен в стилистике французского ренессанса XVIII века, а правый, западный, перешёл в ведение Военного ведомства.

Фасад левого корпуса, декорированный натуральным камнем, эффектно контрастировал с цветной штукатуркой. Над парадным входом поместили мраморную доску с высеченной надписью «Императорская Гранильная фабрика основана 1775 г. перестроена 1875 г.». В двухэтажном флигеле, примыкающем к главному корпусу здания, располагались контора, архив и школа для подмастерьев.

21_5_IMG_3353.jpg

Предметы работы Петергофской гранильной фабрики. Стол. 50-е годы XIX века. Дерево; лазурит, малахит, агат, яшма; металл, мрамор; резьба, комбинированное золочение; набор (флорентийская мозаика); литьё


nota bene 

Предметы были представлены на выставке «Петергофская гранильная. К истории камнерезного искусства в России», проходившей в Государственном музее-заповеднике «Петергоф» с 20 мая 2017-го по 20 июня 2018 года. Иллюстрации предоставлены пресс-службой ГМЗ «Петергоф».


Царский Двор уделял фабрике большое внимание, особенно часто её посещали Александр Третий, Мария Фёдоровна и Мария Павловна. Значительная часть изделий предприятия хранится в Гатчинском дворце. Нередко устраивались смотрины лучших вещей: вроде импровизированной выставки, на которой высокие особы выбирали изделия себе по вкусу. В составлении эскизов изделий в этот период принимали участие Н. Набоков, В. Симанов, И. Кудрявцев, М. Клодт, которых Гун привлекал к общей работе.

При директорстве Гуна на фабрике окончательно выработался её фирменный стиль — работа исключительно над целыми монолитами камня, без применения искусственных приёмов окрашивания и прикреплённых частей камня. Кроме того, был широко освоен иностранный рынок — большим успехом пользовались изделия фабрики: на выставках в Копенгагене 1888 года, Чикаго 1893 года, Париже 1900 года, Милане 1906 года.

 «В конце декабря 1895 года было получено разрешение Николая Второго разобрать промежуточный корпус, с устройством на его месте небольшого парка. Проект и смету разработал архитектор Г. Д. Гримм, он же вёл наблюдение за ходом работ и одновременно занимался перестройкой директорского дома. В 1897 году деревянную лестницу, ведущую со стороны Фабричной улицы по склону вниз к промежуточному корпусу фабрики, сделали каменной, а на месте разобранного корпуса устроили парк, высадив в нём 357 различных деревьев и кустов, привезённых из Ропшинского питомника, все работы по благоустройству территории продолжались до 1898 года».

В 1909 году на фабрике, переданной в ведение Кабинета, было создано немало шедевров
камнерезного искусства, один из самых известных — карта Франции, изготовленная для Парижской выставки 1900 года.

Самыми крупными дореволюционными работами фабрики стали: доделка сеней Храма Воскресения Христова (Спаса на Крови), изготовление в память 300-летия Дома Романовых большой вазы в стиле Пиранези по рисунку Е. Е. Лансере, лапис-лазуревые мозаики для престолов Морского Кронштадтского собора, ремонтные работы ствола Александровской колонны — гранитная заделка трещин. Перед Первой мировой войной инженером Е. О. Гомилевским был составлен и частично осуществлён проект переоборудования фабрики.

Комплекс Петергофской гранильной фабрики после революции переходит в ведение Отделения Академического центра Комиссариата народного просвещения. Комиссаром фабрики был назначен П. К. Ваулин — выдающийся керамист-технолог и художник. Фабрика должна была стать исследовательским учреждением, занимающимся изготовлением каменных материалов и подготовкой молодых специалистов.

Главный комплекс фабрики располагался на склоне береговой террасы, прямо на берегу Финского залива. Выше фабрики — на уступе — расположена водонапорная башня, которая регулирует ток воды из небольшого цементного бассейна через ряд вспомогательных пристроек по каналу в турбину фабрики.

Кроме самого здания — трёхэтажного корпуса с небольшой пристройкой, фабрике принадлежал ещё ряд владений: запасный двор у берега залива с полуразвалившимися сараями, Директорская дача, занятая служащими, длинный ряд деревянных домов для рабочих и администрации, вытянутый вдоль Фабричной улицы и водного канала. В небольшой двухэтажной пристройке разместился Музей изделий. Позади главного здания — трёхэтажная пристройка с электрической станцией, а во втором этаже — класс лепки для учеников фабрики, кладовая и столярная мастерская.

Третий этаж здания фабрики отводился для организуемого Музея камня. Там же хранились модели разного рода крупных изделий фабрики, в том числе саркофагов в Петропавловском соборе из зелёной яшмы и орлеца, архив, начиная с 1819 года, и школа рисования.

В 1923 году Петергофская фабрика вошла в состав треста «Русские самоцветы», который к середине 1930-х представлял собой крупнейшую организацию, имевшую предприятия во всех концах страны. В 1927–1929 годы мастера фабрики принимали участие в облицовке стен Мавзолея В. И. Ленина.

В 1932 году Петергофская фабрика передана в ведение Комиссариата оборонной промышленности СССР и переименована в 1-й государственный завод точных технических камней (ТТК-1). Началась новая эпоха в истории предприятия. В 1934 году мастеров завода привлекают для изготовления рубиновых звёзд Московского Кремля — на заводе изготавливались лампы для внутреннего освещения звёзд. Последней крупной художественной работой стала мозаичная карта СССР «Индустрия социализма», удостоенная Гран-при в 1937 году на Международной выставке в Париже.

Историческое здание Гранильной фабрики было почти полностью разрушено в ходе боёв на территории Старого Петергофа в 1941–1944 годах. Сохранилась лишь часть наружных стен.

Послевоенное воссоздание фабричного комплекса велось с 1946 года в соответствии с проектом 1814–1816 годов архитектора Е. Т. Соколова, но с упрощениями в декоре фасадов и с изменениями высотных отметок. Наименее значительным переделкам подвергся западный корпус современного здания. Восстановленные корпуса были приспособлены под производство часов Петергофского часового завода «Ракета».

В настоящее время территория Петергофской гранильной фабрики, расположенная в западной части Петергофа, сохранилась в своих исторических границах. С востока она примыкает к комплексу казарм лейб-гвардии Конно-гренадерского полка, с севера ограничена Нижней дорогой, с запада — бровкой террасы, с юга — Санкт-Петербургским проспектом.

Особенность объёмного решения здания — размещение его в двух уровнях на перепаде верхней и нижней террас. Первоначально это было обусловлено использованием энергии воды от ручья, проходившего внутри постройки. Трёхэтажное кирпичное оштукатуренное фабричное здание, состоящее из четырёх корпусов, развёрнуто на нижнюю дорогу и залив. В плане оно имеет изломанную форму, что усиливает раскрытие северных фасадов, оформление которых выполнено в характере классицизма XVIII века. Однако это лишь попытка воссоздания, поскольку основной объём кладки выполнен в период послевоенного восстановления.

С южной стороны (верхняя терраса) к комплексу зданий ведёт Фабричная улица вдоль Фабричной канавки, завершающейся в восточной части двора квадратным бассейном с шлюзом и гидрозатвором. С северной стороны акватория канала перекрыта металлической решёткой. На западном берегу бассейна установлен мемориал — стела в память павших в годы Великой Отечественной войны. Южная часть фабричной территории, расположенная на верхней платформе, фланкирована по сторонам двумя невысокими зданиями.

В нынешнем виде акцентами композиции служат ризалиты. Фасады завершены карнизом с дентикулами. Первый этаж рустован, окна полуциркульной формы с замковым камнем обрамлены треугольными и прямыми сандриками на кронштейнах. Три входа фланкированы пилястрами, завершены замковыми камнями и прямыми карнизами с дентикулами.

Фабричные здания играли значительную роль в общем ландшафте, завершая с запада Петергофскую панораму. Ранее к ним примыкал парк в Фабричном овраге, созданный в 1845 году садовым мастером П. И. Эрлером и инженером-гидротехником М. И. Пилсудским. Здесь был устроен большой пруд, проложена пейзажная дорога, через ручей перекинуты мосты. Дорожки парка выводили к Нижнему парку и комплексу садов на Нижней дороге, важнейшим из которых был сад Купеческой пристани.

Сейчас комплекс находится в крайне печальном состоянии — производство покинуло фабричные здания, лишь в некоторых помещениях работают мелкие мастерские. При разработке концепции реставрации и выборе нового функционального назначения возникает целый ряд проблем методического характера, решению которых может помочь изучение всех этапов существования фабрики.

Анализ архитектурно-планировочного развития и сопоставление масштаба перестроек позволяют прийти к выводу о предпочтительности концепции регенерации, аналогичной послевоенному восстановлению. Для уточнения плана действий требуется дополнительное проведение натурных исследований и археологических раскопок.

Уникальный памятник культурного наследия федерального значения отражает не только динамику строительства и эволюцию художественных стилей, но изменение производственного процесса. Безусловно, в историко-культурном аспекте особо значительна роль предприятия в создании шедевров декоративно-прикладного и ювелирного искусства, в архитектурном оформлении российской столицы.

При выборе функционального назначения необходимо принимать во внимание широкий диапазон
и хронологию производственной деятельности фабрики — обработка камней, ювелирное дело, архитектурное оформление, бумагоделательное и часовое производство. В каждом из этих периодов продукция фабрики выходила на высокий международный уровень. Безусловно, было бы целесообразно создать на территории комплекса музей истории Петергофской Гранильной фабрики. В любом случае, приоритетным должно быть сохранение общей архитектурно-планировочной системы комплекса в неразрывной связи с окружающим ландшафтом.



Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.