• Текст: Сергей Григорьев
  • N 40/54

Улица Рубинштейна

Улица Рубинштейна, соединившая Невский и Загородный проспекты, невелика — её длина около 700 метров, 40 домов. Когда сейчас идёшь по ней, прежде всего обращаешь внимание на обилие заведений общепита — почти в каждом доме здесь разместилось кафе, ресторан или бар. Для горожан моего поколения, чья юность пришлась на 1980-е, эта улица обладала невероятно притягательной силой: на Рубинштейна, № 13 был Ленинградский межсоюзный дом самодеятельного творчества, а в нём — Ленинградский рок-клуб, главный центр музыкального андеграунда в СССР. Это было «священное место», куда стремились попасть рок-музыканты со всей страны.

История Троицкой улицы (в Рубинштейна её переименовали в 1929 году в честь столетия со дня рождения великого музыканта) началась в 1714 году, когда Пётр Первый выделил участок земли на берегу Фонтанки под подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры (сейчас на этом месте размещается Центральная городская библиотека имени В. Маяковского). К подворью от Загородной дороги проложили просеку, которую в августе 1739 года Комиссия о санктпетербургском строении назвала Головиным переулком — по фамилии графа Фёдора Головина (видного сподвижника Петра Первого), чья усадьба была по соседству. В 1798 году переулок стал Троицким. Выглядел он весьма скромно: небольшие частные домики, деревянные мостовые, огороды да пустыри. 28 мая 1862 года случился один из самых страшных пожаров в истории города. Огонь из Апраксина двора переметнулся через Фонтанку, и вскоре весь район Троицкого переулка выгорел дотла. В самом центре столицы оказалось огромное незанятое пространство, которое в последующие десятилетия превратилось в одну обширную стройплощадку. В 1887 году Троицкий переулок стал Троицкой улицей. К началу XX века эта улица заслужила устойчивую репутацию одного из центров моды Петербурга.

013_14C0440_2.jpg
Памятная доска на доме № 23 по улице Рубинштейна

Здесь стоит сказать, что в императорской России швейных фабрик было немного, и обычно они выполняли казённые заказы для нужд армии. Носить готовое платье считалось уделом людей небогатых, состоятельные предпочитали делать одежду у мастеров. Аристократы заказывали себе наряды в Европе, на придворный высший свет работали лучшие модные дома Петербурга (их было три: дома Бризак, Анны Гиндус и Ольги Бульденковой). Русский средний класс — чиновники, купцы, люди свободных профессий — обшивался в небольших ателье, мастерских или просто у портных по модным образцам и выкройкам, привезённым из-за границы. Многие из ателье находились именно на Троицкой улице и в прилегающих переулках — Графском, Щербакове и Чернышёвом. Дело в том, что аренда в здешних доходных домах была существенно дешевле, чем совсем рядом, на Невском и Литейном проспектах. Если открыть справочник «Весь Петербург» за, скажем, 1912 год, то выяснится, что из 120 с лишним модных мастерских Петербурга на Троицкой улице располагалось 41 заведение. Это была, вероятно, самая гламурная улица столицы (не считая, конечно, Невского проспекта) — практически в каждом доме здесь имелось ателье по пошиву, а иногда и несколько. Рекорд принадлежал доходному дому № 25, построенному в 1873 году по проекту архитектора Михаила Макарова (автора ещё трёх зданий на этой улице) для семьи Корневых. В этом пятиэтажном доме одновременно работало целых семь модных заведений: дамские портные Никита Поденко, Иван Чернов и Николай Прилуцкий, а также дамские портнихи Раиса Вениг и Екатерина Китаева-Прилуцкая (надо думать, супруга упомянутого Николая — телефон указан один). Тут же имелась мастерская вязально-трикотажных изделий Эмилии Оххо и фабрика шляп Давида Фридберга.

013_14C0519+.jpg
Перспектива улицы Рубинштейна от «пяти углов». Фотография Юрия Молодковца

Конкуренция на Троицкой была очень острой. Клиент мог, как на рынке, переходить из дома в дом вдоль всей улицы, выбирая мастера и цену. Не понравилась у Зинаиды Пульвермахер из дома № 5 — идёт в ателье Aux Modes Elegantes Анастасии Сизовой в следующем доме — № 7, затем напротив, в дом № 10, к портнихе Анастасии Федосеевой заглянет, не то в ателье Beatrice к Иде Шапиро в дом № 12 забежит… Вновь переходит улицу — и к дому № 11, в Jeanne Panie… И так почти в каждый подъезд — где-нибудь да сговорится.

Некоторые модистки имели узкую специализацию: одна — Евдокия Акимова из дома № 26 — шила только верхнюю одежду, три портнихи занимались вязально-трикотажными изделиями (в домах № 5, 25 и 36), ещё четыре мастера делали на заказ бельё и корсеты (любопытно, что, несмотря на некоторое ханжество тогдашнего русского общества, двое из них были мужчинами — Гавриил Лаунер в доме № 14 и Марк Розенбер из дома № 36). Неплохо обстояло дело и с головными уборами: на Троицкой существовало две фабрики шляп — уже упомянутое предприятие Давида Фридберга в доме № 25 и фабрика шляп Августа Донто в доме № 13 (построенном зодчим Николаем Гребёнкой в 1864 году, в этом здании сейчас находится Детский музыкальный театр «Зазеркалье»). Кроме того, в доме № 24 (возведённом Иосифом Дитрихом в 1899 году) разместилось Художественное ателье дамских шляп, где желающих обучали шляпному ремеслу. Трёхмесячный курс стоил 45 рублей — немало по тем временам. Да и брали туда не всех: приписка в объявлении гласила, что ателье «принимает только интеллигентных учениц». Кстати, похоже, какие-то из этих ателье дамских головных уборов дожили до 1930-х годов: Н. Синдаловский упоминает про обиходное прозвище улицы Рубинштейна тех лет — «Шляпный ряд».

013_14C0445.jpg
Двор-курдонёр жилого дома Петербургской купеческой управы (улица Рубинштейна, № 23)

Не была на Троицкой обойдена вниманием и мужская мода: клиентов ожидали десять мужских портных — Лев Милькер из дома № 9, Дмитрий Богданов из дома № 11, Матвей Старосельский из дома № 29 и другие. Специфическую мужскую одежду — церковные облачения — тоже делали неподалёку. Единственный в округе их шил Иван Смирнов в Чернышёвом переулке, № 16. Особняком держались военные портные, изготавливавшие парадные офицерские мундиры. Их было всего двое: Пётр Игнатовский работал в доме № 15—17, а Отто Рекстин — в доме № 29. Судя по всему, они имели солидную клиентуру: у обоих указаны телефоны мастерских (что в рекламе встречалось тогда нечасто), а объявление Игнатовского даже вынесено в особый немаленький модуль — на рекламе человек не экономил... Характерно и место размещения его мастерской: дом № 15—17 — это знаменитый Толстовский дом, признанный шедевр стиля северный модерн, возведённый архитектором Фёдором Лидвалем в 1912 году по заказу графа Михаила Толстого. Величественный ансамбль из нескольких огромных зданий, соединённых анфиладой из трёх парадных дворов и ренессансных арок, занял всё пространство между улицей Рубинштейна и Фонтанкой. Есть на этой улице и другой прекрасный особняк в стиле русский модерн — дом № 18 на углу Рубинштейна и Графского переулка, творение Александра фон Гогена 1899 года (кстати, в этом доме тоже работала модистка — Зинаида Гагаринская), тем не менее именно Толстовский дом считается одним из символов Серебряного века.

Была представлена на Троицкой и гламурная пресса: в доме № 28 находилась редакция журнала мод «Женский парижский шик». Кстати, этот скромный дом — один из немногих, построенных ещё до пожара, в 1838 году (автор проекта — Василий Морган). За углом, в Чернышёвом переулке, № 28 (сейчас — улица Ломоносова), некая Пелагея Ставская держала целый магазин, торгующий заграничными модными изданиями и выкройками.

013_14C0434.jpg
013_14C0428.jpg
013_14C0473.jpg
013_14C0499+.jpg
Декор фасадов на улице Рубинштейна (дома № 36 и 42), дом-коммуна инженеров и писателей (№ 7), доходный дом Жевержеева (№ 18). Фотографии Юрия Молодковца

Революция 1917 года положила конец прежнему миру. Завершилась и целая эпоха в истории русской моды: большинство заказчиков, интересовавшихся ею, эмигрировало, разорилось или сгинуло в лихолетье. Наступала эра массового производства одежды…

Каменные здания, которые мы видим сегодня на улице Рубинштейна, возведены в стиле эклектики с вкраплениями классицизма и модерна. Основная их часть относится, говоря архитектурным языком, к «рядовой фоновой застройке» того времени. Дома стоят вплотную, они примерно одной высоты. Всё здесь соразмерно человеку, не давит масштабом, и потому смотрится очень гармонично, как цельный архитектурный ансамбль. Улица Рубинштейна, на мой взгляд, одна из самых уютных улиц нашего города — она стоит того, чтобы просто гулять по ней.


À PROPOS

Один из ближайших номеров ЖУВЦ «Адреса Петербурга» будет посвящён писателю Сергею Довлатову. 


Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.