• Текст: Елена Кальницкая
  • N 52/66

Дворцово-парковый ансамбль «Ропша»

Трудно найти человека, который, оказавшись в Петербурге, не захотел бы увидеть петергофские фонтаны. Поражают они всех и каждого, но при этом мало кто знает, откуда берётся в них вода, разлетающаяся вокруг серебристыми брызгами. А поступает эта вода в Петергоф с Ропшинских высот: на живописных просторах в окрестностях Ропши выходит на поверхность множество родников, которые с помощью водоподводящей системы, спроектированной умом и талантом 

Дворцово-парковый ансамбль «Ропша» — императорская резиденция в пригороде Санкт-Петербурга, в прошлом не уступавшая знаменитым пригородам — Петергофу, Царскому Селу, Ораниенбауму. Как большинство подобных памятников, дворец в Ропше несёт на себе печать хитроумных интриг, политических переворотов в борьбе за власть, человеческих амбиций и пылких страстей. Ропшинский ансамбль задумывался как традиционное место увеселений, отдыха, охоты, рыбалки, проживания императорской свиты со всеми характерными элементами бытия куртуазного XVIII столетия. В его создании приняли участие многие работавшие в Петербурге зодчие. Вслед за великим Франческо Бартоломео Растрелли здесь трудились Григорий Энгельман, Антонио Порто, Юрий Фельтен и другие.

Исключительный по своей красоте и разнообразию рельеф местности обусловил создание великолепного пейзажного парка, некогда славившегося водными затеями, которые принесли ему славу не только как шедевра парковой архитектуры, но икак важнейшего памятника инженерной мысли. Однако в нашей исторической памяти Ропша существует главным образом как памятник с мрачной аурой и трагической судьбой, и уйти от этого стереотипа поможет только время.

19_1_2511201409563300.jpg
19_2_2511201409573800.jpg
Эскизы и схематические планы к проектным предложениям по реконструкции Ропшинского дворца. Предоставлены Государственным музеем-заповедником «Петергоф»

История ропшинских земель уходит в глубокую древность: первые упоминания о сельце Храпша (Ропша) относятся к началу XIV столетия. В те времена оно входило в состав централизованного Московского государства, а после захвата этого края по Столбовскому миру 1617 года ропшинские земли отошли к Швеции, и за ними утвердилось название «Ингерманландия» с административным центром в городе Копорье. Шведы насильственно переселяли сюда подвластных им финнов, а местное население покидало деревни. В этом крылась одна из причин запустения целого края.

Отвоевав исконно русские территории в ходе Северной войны, Пётр Первый раздал их отличившимся в боях приближённым, оставив за собой участки в Стрельне, Петергофе и Ропше. Молва о целебных минеральных источниках, лучшим из которых была Иордань, заставила Петра предельно внимательно отнестись к этому месту. Содержащийся в воде радон придаёт ей целебные свойства, что и сделало Ропшу лечебной усадьбой, своеобразным курортом царя, превзошедшим, по его мнению, европейский Карлсбад. Желание стать царскими соседями испытывали многие. Однако в 1714 году Пётр Первый подарил свою усадьбу князю-кесарю Ф. Ю. Ромодановскому, от одного имени которого трепетала вся Россия.

Создатель страшного Преображенского приказа, согласно легенде,содержал у себя дома преступников под стражей ручной медведицы. «Я видел глубокие ямы, где сидели несчастные; видел железные решетки в маленьких окнах, сквозь которые едва проходил воздух и свет», — писал историк Н. М. Карамзин. Так место радости постепенно превращалось в место печали.

Ещё одна усадьба в Ропше принадлежала государственному канцлеру Г. И. Головкину, который в 1725 году затеял строительство нового каменного дворца на самой границе с соседом.В результате постоянных контактов в 1722 году сын Головкина женился на дочери Ромодановского, и шафером на их свадьбе выступил сам Пётр Первый. Молодые супруги наследовали село с двумя усадьбами и новым каменным дворцом, построенным по проекту П. М. Еропкина: к 1740 году Ропшинская усадьба, наряду с Петергофом, Царским Селом и Стрельной, считалась образцом дворцово-паркового искусства.

Однако судьба переменчива: год спустя, по указу императрицы Елизаветы Петровны, младший Головкин был сослан в Сибирь, а Ропша вновь превратилась в императорскую резиденцию. Теперь в её облике появились новые пруды, где разводили форель, карпов и карасей к императорскому столу, и новые территории для развлечений «весёлой Елисавет».

В 1748 году перепланировкой дворца занялся сам Ф. Б. Растрелли, придавший дворцу черты барокко, главного стиля эпохи. Им создан и знаменитый пейзажный парк в «нидерландском вкусе» с системой водоёмов и каскадов, гранитными причалами, арочными мостиками и фонтаном-гротом.

Прикипев к Ропшинскому дворцу душой, Елизавета Петровна незадолго до кончины подарила его племяннику, Великому князю Петру Федоровичу, будущему императору Петру III. Однако, как известно, этот дар не пошёл ему на пользу. Процарствовав всего 6 месяцев, низложенный супругой император был задушен в Ропше 6 июля 1762 года при загадочных обстоятельствах. С этой поры это место словно окутано таинственностью: о Ропше не говорили и не писали.

В 1764 году Екатерина Великая подарила имение своему фавориту — графу Г. Г. Орлову. В 1785 году Ропшу купил знаменитый ювелир И. Л. Лазарев, и дворец в очередной раз был перестроен — под руководством архитекторов Ю. М. Фельтена, Е. Т. Соколова, Л. И. Руска и других.

В XIX веке Ропша превратилась в столичный пригород, куда приезжали члены царской семьи на охоту и рыбную ловлю. Накануне революции к ней вернулась роль увеселительной усадьбы императорской семьи Николая Второго. Император наслаждался здесь не только шумными охотами, но и спокойным семейным отдыхом и долгими прогулками по живописным окрестностям.

В XX веке Ропшу ждали национализация, ожесточённые бои на её территории между Красной и Белой армиями, и удел многих дворцов — размещение агрономического института, преобразованного в тридцатые годы в учебное хозяйство. А потом — перемена собственников, разрушение каскадов и плотин, природные катаклизмы, пожары: всё как везде…

Трагедия последних десятилетий XX века не многим уступила драмам прошлых веков. Кто сегодня ответит, как и почему памятник, находящийся под эгидой ЮНЕСКО, ещё не так давно сохранявший черты исторического облика, вдруг на глазах у всех превратился в величественные руины, смотреть на которые страшно и стыдно?

Связанный с Ропшей близким соседством Музей-заповедник «Петергоф» не мог остаться равнодушным к судьбе уникального памятника. Мы сообща обсуждали дальнейшее развитие Петергофа, Ораниенбаума и Ропши в едином комплексе, и к нашей радости в 2012 году Президент Российской Федерации В. В. Путин подписал распоряжение о передаче ансамбля в оперативное управление Государственного музея-заповедника «Петергоф».

19_3_000002.jpg

Вид с высоты птичьего полёта. По центру — дворцово-парковый ансамбль в Ропше.

Фотография выполнена с вертолёта Юрием Молодковцом

Все параметры расположения Ропши кажутся нам удобными и доступными для будущих посетителей будущего музея: расстояние от центра города до Ропшинского дворца 47 км, от Петергофа — 21 км. В Ропше проживает более 73 тысяч человек, и район остро нуждается в культурной составляющей: в окрестностях мало художественных школ для детей, кинотеатров, библиотек, гостиниц и даже ресторанов. Взвесив всё, ГМЗ «Петергоф» вместе с партнёрами из Центра капитализации наследия разработал масштабную концепцию приспособления дворцово-паркового ансамбля «Ропша» для музейного использования. Сразу же началась работа над составлением подробной исторической справки, которая ляжет в основу будущего проекта реставрации здания.

В первую очередь было проведено аналитическое изучение европейского опыта, на основе которого сделаны первые серьёзные выводы. Мы поняли, что сегодня идти по традиционному для послевоенного времени пути полного воссоздания историко-архитектурного ансамбля крайне сложно. Для воплощения такого метода требуются в первую очередь исторические чертежи, подлинные (или хотя бы подобранные по аналогии) музейные предметы для оформления исторических интерьеров, наконец, огромные денежные средства. В сегодняшних условиях ни одна из этих составляющих не присутствует в ропшинской действительности. Надо было искать что-то принципиально новое.

В поисках решения мы изучили опыт использования старых дворцов в Великобритании (Бленхеймский дворец, Даремский замок и дворец Кливден), Франции (Замок Вилландри), Индии (Царский дворец Нимрана и Дворец махараджи Джагартджита), Уэльсе (замок Святого Доната), Ирландии (замок Хоут). Наиболее перспективным было признано создание в исторических пространствах не просто музеев, а многофункциональных культурных центров с непременной образовательной составляющей.

Мы пронзительно осознали, что российская в целом и ленинградская в частности реставрационные школы переживают сегодня непростые времена. Подготовка квалифицированных специалистов ведётся без базовой опоры на предыдущий опыт, тогда как в реставрационной науке теория и практика неизменно должны идти вперёд в тесном содружестве.

Сегодня наконец россияне начали проявлять интерес к своему великому архитектурному наследию, когда, к сожалению, радеть о его судьбе готовы немногие: профессиональных реставраторов высокого класса становится всё меньше, зато в то же время развивается познавательный туризм, который, несомненно, будет приносить доход, направленный на содержание памятников истории и культуры. Значительные средства на реставрацию объектов уже выделяют и будут выделять в перспективе частные инвесторы. Руинированные памятники можно спасать, передавая в частные руки и реставрируя для интересных и важных целей. Вот только реставрировать их скоро будет некому.

В жарких спорах обсуждались десятки вариантов музейного использования дворцово-паркового ансамбля «Ропша». В конце концов мы пришли к идее объединить на современном этапе реставрацию памятника с возрождением реставрационной отрасли в России в целом. Нам представляется возможным «приспособить» в перспективе Ропшинский огромный ансамбль под многофункциональный музейно-образовательный комплекс, созданный на основе масштабного реставрационного опыта ГМЗ «Петергоф» в последние десятилетия.

Молодые люди, проходящие здесь обучение, смогут получить уникальный опыт изучения не только реставрационной науки, но и практики создания музейных экспозиций в дворцовых зданиях, освоить приёмы реставрации музейных предметов и многое другое. В Ропше можно и нужно создать учебный музей, деятельность которого будет интегрирована в структуру образовательного процесса.

Сегодня будущее Ропши видится нам как Р.О.П.Ш.а— реставрационная опытно-практическая школа для подготовки высококвалифицированных специалистов в области комплексной реставрации архитектурного наследия, необходимой для государственного и частного сектора. В одном месте будут находиться музей, площадки для всероссийских и международных конференций, хранилище оцифрованной информации об истории архитектуры Петербурга и проектах реставрации разных времён, а также многое другое. Это комплексное решение позволит способствовать возрождению на территории ансамбля атмосферы культуры, науки, истории,— атмосферы будущего.

Предлагаемая концепция в ближайшее время будет доведена до сведения Министерства культуры РФ: мы готовы к полемике и открыты для контактов, мы надеемся быть услышанными и понятыми. Общество в долгу перед этим памятником и, объединив усилия, мы обязаны спасти его для будущих поколений.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.