• Текст: Людмила Лихачёва
  • N 58/72

Жилой дом инженерно-технических работников Свирьстроя

Жилой дом ИТР Свирьстроя — один из последних «домов специалистов» социалистического Ленинграда. Конкурс на его проектирование, в котором победил архитектор Игорь Георгиевич Явейн, был проведён в 1932 году, стройка началась спустя два года и завершилась лишь к 1938 году.

1932 год стал переломным в судьбе «свободных» искусств: именно тогда Сталин объявил «социалистический реализм» единственным художественным методом. Тем самым государство ввело идеологическую цензуру и объявило войну формалистическим течениям. В архитектуре к таковым были причислены модерн, конструктивизм (адептом которого был И. Г. Явейн) и даже «классицизирующая архаика», то есть слишком верное следование классическим образцам. Но если у неоклассиков ещё оставался шанс вписаться в новую линию партии, то перед конструктивистами вставал нелёгкий выбор: либо поступиться принципами, либо уйти из профессии. Ибо с весны 1932 года проходила утверждение только эклектика на основе «прогрессивных стилей прошлого».

07_1_100_7190.jpg
Фрагмент здания жилого дома инженерно-технических работников Свирьстроя, 2006 год. Фотография Олега Явейна
07_3_3.jpg

Конкурсный проект 1932 года. План четырёхкомнатной квартиры в жилом доме специалистов Свирьстроя

Удушение современной архитектуры происходило постепенно, что хорошо видно на примерах «домов специалистов». Проекты, реализованные или утверждённые до 1932 года — жилкомбинат Союза торгслужащих на Каменностровском проспекте, 55 (1929–1931, архитекторы Е. А. Левинсон, А. М. Соколов) и дом Ленсовета на набережной реки Карповки, 13 (1931–1935, архитекторы Е. А. Левинсон, И. И. Фомин), — ещё никак не затронуты установкой на «обогащение форм». На фасадах Дома работников искусств на Каменноостровском проспекте, 14 (1935, архитектор  Д. Г. Фомичёв) и Дома сотрудников экспериментальной медицины на Каменноостровском, 69–71 (1935, архитекторы Н. Е. Лансере, А. Ф. Рюмин) мы видим конструктивистские окна в форме трёхгранных эркеров, но они уже густо «припудрены» лепниной. Следующий шаг — появление тяжеловесных ордерных элементов при сохранении конструктивистской объёмно-пространственной структуры (Дом для командного состава ВМФ на углу Большой Монетной улицы и улицы Льва Толстого, 1934–1937, архитекторы В. О. Мунц, О. В. Суслова; Дом специалистов на Лесном,  61, 1934–1937, архитектор Г. А. Симонов и другие).

Дом Свирьстроя имеет ряд общих черт с сородичами по типологии: это и принцип компоновки здания из отдельных геометрических объёмов, и способ организации входа на внутриквартальную территорию через торжественный портал «на ножках», и  вогнутая дуга одного из фасадов. Вместе с тем произведение И. Г. Явейна выделяется своим нонконформизмом, отсутствием какой-либо мимикрии под сталинский стиль и глубиной поисков новой выразительности на стыке конструктивизма и классики. Игорь Явейн отдавал себе отчёт в том, что конкурсную версию проекта воплотить в жизнь не удастся, что переделки неизбежны. Но для него существовала черта, переступать которую он не мог и не хотел. Вот как он сам писал об этом в 1940 году, спустя два года по окончании строительства: «Распространённая в последнее время чрезмерная монументальность форм казалась автору абсолютно неприемлемой, так как она не соответствует архитектурному образу жилого дома. Автор не применяет архитектурных мотивов и деталей, некритически заимствованных из классического наследия прошлого — декоративных пилястр или ничего не несущих, так называемых безработных колонн. Автор стремился к максимальной архитектурной правдивости сооружения. Фасады здания решены именно как фасады штукатурные, без рустовки, имитирующей каменную кладку. Балконы здания железобетонные, литые, частично сборные, поэтому автор отказался от балясин обычного типа и пытался найти новое архитектурное решение балконов, соответствующее их конструкции [1]».

07_2_024.jpg
Вид здания с Малого проспекта Петроградской стороны, 1938 год

Перебирая стопку пожелтевших листков с набросками балконов, трудно не согласиться с оценкой историков архитектуры: «Ни в одном другом здании того периода нет такого разнообразия их типов, способов группировки и рисунка деталей. Большей частью балконы связаны с лоджиями, а со стороны площади, где зданию придан динамичный разворот, они разбросаны в шахматном порядке, дополнены боковыми стенками и имеют пять вариантов ограждений [2]».

Игорь Явейн принадлежал к той формации мастеров, для которых в архитектуре не было несущественных мелочей: всё, от плана здания до лестничных перил, они рисовали собственноручно. Дом Свирьстроя — продукт поразительной культуры детали и внимания к цвету и фактуре отделочных материалов. Явейн преобразил свой конкурсный проект с помощью минимального набора простых элементов — тяг, филёнок и прочего (впоследствии искусствоведы назовут это «скрытым ордером»). Он набирает профилированные рамы, напоминающие перспективные порталы, и обрамляет ими окна, вертикали сплошного остекления лестничных клеток, глухие штукатурные стены и так далее.

07_4_I_G_Yavein.jpg
Архитектор Игорь Георгиевич Явейн (1903–1980), 1979 год
Акцентные детали здания были задуманы светло-серыми, а основной фон — «густого сине-зелёного тона, часто встречающегося в древнерусской архитектуре» [1]. Однако синего колера не нашлось, и автор заменил его тёмно-красным (к слову, чёрный, красный, белый и серый — излюбленная гамма конструктивизма). По мнению сыновей Игоря Явейна, такое решение — не просто дань традиционной петер­бургской двухцветности: «При внимательном рассмотрении видно, что перед нами не классическое решение со светлыми деталями на цветном фоне, а авангардное разделение на серые и красные объёмы. Серые пластические тела существуют в виде отдельных независимых блоков, они проникают в красные объёмы, рассекают и обрамляют их. В местах таких проникновений возникает резкая рельефная пластика [3]».

Однако именно эта резкая рельефная пластика и выводит произведение Игоря Явейна из парадигмы раннего конструктивизма с его ничем не ограниченными плоскостями, абсолютно гладкими поверхностями и сопротивлением законам гравитации. В конструктивистских постройках парадоксальным образом исчезала тектоника: из-за отсутствия переходных связующих элементов, которые имелись в классической архитектуре (базы колонн, эхины и абаки капителей, профили, карнизы, тяги), для зрителя оставалось неясным действие сил, скрытых внутри формы. В доме Свирьстроя, напротив, скупыми средствами предъявлена и архитектурная масса, и тектоника, и толщина стены, и глубокая светотень на фасадах.

07_5_fasad.jpg

Проектная документация 1934–1935 годов. Фасад по Малому проспекту Петроградской стороны

07_10_obsh_vid.jpg
Проектная документация 1934–1935 годов. Общий вид сооружения

Секрет «необщего выражения лица» дома Свирьстроя — в тщательно выверенных контрастах. Наверное, самый запоминающийся из них — это контраст вертикальной глухой красной стены высотой в шесть этажей с абстрактным серым горельефом и с остеклёнными лоджиями. Не менее эффектно и противопоставление жёсткой геометрии торца, подчёркнутой навесом над плоской крышей, мягкому изгибу корпуса вдоль Ординарной улицы.

Мне всегда казалось, что этот изгиб — своего рода ответ дому Ленсовета на Карповке, что между двумя архитектурными исполинами 1930-х годов, через пустынную площадь и сквер, через проспект и через речку, поверх бронзовых голов Шевченко и Попова протянуты нити виртуального диалога. Только прочтя записку Игоря Явейна, я узнала, что всё гораздо проще: когда он проектировал свой дом, на треугольной площади к востоку от него (ныне — Славянская площадь) намечалось строительство Райсовета — лицом к Каменноостровскому проспекту и спиной к дому Свирьстроя. Поэтому он и развернул главный фасад здания на Малый проспект.

07_6.jpg
Конкурсный проект 1932 года. План здания
07_7.jpg
Проектная документация 1934–1935 годов. План второго этажа

Этот главный фасад, торжественный, даже величественный, по принципу своего построения напоминает опять-таки перспективный портал. Торцы боковых корпусов поставлены ровно по красной линии проспекта, в то время как параллельный ему главный семиэтажный флигель отодвинут вглубь на 17 метров, образуя «приглашающий» курдонёр. В центре главного корпуса мы видим ещё одно — последнее — ступенчатое западание в глубину. Под ним — двухэтажный портал на крестообразных в плане колоннах, через который Явейн пропустил Теряеву улицу (ныне — улица Всеволода Вишневского). Портал фланкируют своего рода пропилеи, где расположены два главных входных вестибюля (остальные десять входов в здание организованы с дворовой территории). Элементы фасада по Малому проспекту решены сами по себе асимметрично, но строго симметрично относительно оси портала. Портал увенчан тремя флагштоками, что лишний раз утверждает его в качестве композиционного центра сооружения.

07_8_005.jpg
07_9_004.jpg
Эскизы цветового решения фасадов

В своей знаменитой книге «Культура Два» Владимир Паперный сравнивал Культуру Один 1920–1930-х годов (авангард, конструктивизм, функционализм) и Культуру Два 1930–1950-х годов (сталинский ампир). Он пишет о том, что в Культуре Два возникает особое отношение к границам и к тем точкам, где эти границы приходится пересекать, — в частности ко входам в архитектурные сооружения. «В архитектурных проектах и постройках 1920-х годов вход (за редчайшими исключениями) не выделяется. Но уже в доме Жолтовского на Моховой появляется арка высотой в два этажа [4]».

Смысл столь пафосного оформления входов в «дома специалистов» очевиден. Ведь там в отдельных, хорошо спланированных квартирах со всеми удобствами проживала элита советского общества, в то время как больше 80% жителей городов ютились в коммуналках. Так что вход в «дом специалистов» трактовался тогдашней архитектурой почти как ворота в рай, даром что его обитателей периодически увозили навсегда «чёрные воронки». Формально Явейн выполнил идеологический заказ, но по сути он опять-таки обвёл цензоров вокруг пальца: его портал принадлежит не только избранным, но всем и каждому, поскольку сквозь «ворота в рай» проходит жилая улица. 

Все архивные документы любезно предоставлены Архитектурным бюро под руководством Никиты Игоревича Явейна.


À PROPOS

В 1950–1995 годах в этом доме жил выдающийся кинорежиссёр И. Е. Хейфиц, создавший на киностудии «Ленфильм» целый ряд шедевров, вошедших в историю советского кино


Литература:

[1] Явейн И. Г. Пояснительная записка к проекту жилого дома инженерно-технических работников Свирьстроя. 1940. Семейный архив Явейнов.

[2] Кириков Б. М., Штиглиц М. С. Архитектура ленинградского авангарда. СПб.: Издательство «Коло», 2012.

[3] Явейн О. И., Явейн Н. И. Игорь Явейн / Зодчие Санкт-Петербурга. ХХ век. СПб.: Лениздат, 2000. С. 158.

[4] Паперный В. Культура Два. М.: Новое литературное обозрение, 1996. С. 79.

07_11_614C1922.jpg
Фрагмент фасада здания. Вид со двора. Фотография Юрия Молодковца


Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.