София Гебгардт (в центре) перед конторой Зоологического сада. Начало 1880­х годов

Гебгардт

в № 41/55, "ЗООПАРК"/Галерея основателей

Мало кто знает, что помимо Новой Голландии и Голландской реформатской церкви, в Петербурге есть ещё одно всем известное место, также имеющее «голландское происхождение». Дело в том, что Петербургский зоопарк основала когда­то именно голландка, уроженка города Гроннинген София Тер­Рееген.
В России 29­летняя София, унаследовавшая от матери рецепт и технологию изготовления голландских вафель, появилась в 1842 году и со временем добралась до столицы. Вафли она пекла умело, причём сам процесс их изготовления превратила в настоящее представление. Свой передвижной вафельный агрегат она расположила в самом центре города — на Невском проспекте, в сквере перед Александринским театром. Миловидная и обаятельная дама, одетая в национальный голландский наряд, прямо на глазах публики ловко делала вафли и тут же предлагала их желающим. «Прекрасная голландка», как её называли горожане, была всегда окружена толпой зевак. Немудрено, что она быстро стала одной из достопримечательностей Петербурга. Михаил Бутурлин, будучи проездом в столице, описывал её так: «Собою она была весьма представительна и даже величава, хоть бы прямо на сцену на роли королев и герцогинь, — высокого роста брюнетка по глазам и волосам, но со свежестью кожи блондинки, с выразительными чертами лица. Одевалась она изящно, вся в кружевах с раннего утра». Голландские вафли вошли в моду, их стали заказывать с доставкой на дом, благодаря чему София приобрела нужные знакомства среди столичной знати. Эти связи не раз пригодились ей потом.

Женщина она была энергичная, а интересы её — весьма разнообразны. В Пассаже она устраивала «Кабинет восковых фигур», на Мойке — кукольный «Механический театр», на Чёрной речке заводила прокат экипажей и манеж для верховой езды, открывала танцкласс и даже Анатомический музей. Надо думать, все эти предприятия приносили хороший доход, поскольку дали Софии возможность купить дом по адресу Большая Морская, № 60. Её имя регулярно появлялось на страницах городских газет, где Софию называли «вечно деятельной участницей общественных удовольствий Петербурга». Изменился и её личный статус: София вышла замуж за доктора зоологии Юлиуса Гебгардта. Кроме прочего, супругов объединяла любовь к животным. У Юлиуса была давняя задумка — открыть в российской столице благоустроенный частный зоосад. Много лет он обдумывал эту идею, собирал информацию, переписывался с иностранными учёными — но опоздал: 31 января 1864 года первый в России Зоологический сад был открыт в Москве. Идея уплывала из рук, надо было срочно принимать меры. 10 ноября того же года в Канцелярию военного генерал­губернатора Петербурга поступило соответствующее прошение от Ю. Гебгардта, голландца прусского подданства. Были задействованы обширные связи его жены, и через три месяца высочайшее дозволение на открытие столичного зоосада было получено.

Стартовые условия были неплохими: супругам передали большой участок земли на бывшем гласисе Петропавловской крепости, в недавно разбитом здесь Александровском парке. Причём на первые 20 лет земля предоставлялась в аренду совершенно бесплатно, но все затраты на устройство и содержание сада полностью ложились на плечи владельцев. За три тёплых месяца территория была обустроена, и 1 августа 1865 года Петербургский зоосад открылся. Первая коллекция животных насчитывала около 40 видов, среди которых были львы, тигры, черепахи и павлины. Многие из них погибли в первую же петербургскую зиму от стужи, и в новый сезон Гебгардтам пришлось, по сути, начинать всё заново. Денег не хватало. Субсидию на содержание сада, на которую так надеялась София, городские власти не дали, а посещаемость была невысока: уж очень неудобно сад располагался — Биржевого моста тогда не было, и из центра добираться сюда приходилось долгим кружным путём. Зимой посетителей не было вовсе, и чтобы не прогореть, зоосад пошёл к горожанам сам: на «континенте» были открыты временные филиалы. Один — в собственном доме Гебгардтов на Большой Морской (на этом месте сейчас ДК связи); другой — на Царицыном лугу (ныне Марсово поле) — этот балаган работал только во время масленичных гуляний. Минуло несколько трудных лет, и дела пошли лучше: зоосад приобрёл репутацию приличного места, куда можно пойти с детьми. Беда пришла в 1871 году, когда во время поездки в Берлин за очередной партией животных внезапно умер от холеры Юлиус. София, которой было под 60, уже не могла одна справиться с обширным хозяйством. Зоосад оказался под угрозой закрытия, но в 1873 году София вышла замуж за 30­летнего петербургского немца Эрнста Роста, человека талантливого, энергичного и делового, а главное — имевшего на зоосад большие планы. Поняв, что её «детище» в надёжных руках, София постепенно отошла от дел, сделав мужа официальным владельцем петербургского зоосада. Именно с приходом Роста начался, вероятно, самый интересный период в истории зоосада: в последующие 15 лет новый владелец смог превратить его в процветающее, коммерчески успешное предприятие, составившее гордость не только нашего города, но и всей России. А София дожила до почтенных 74 лет и мирно скончалась в 1887 году. Её похоронили на Выборгском римско­католическом кладбище — было когда­то такое на нынешней Арсенальной улице.

Слова Сергея Григорьева