• Текст: Михаил Микишатьев
  • N 32/46

Прачечная в Сергиевском квартале

Когда в 1770‑х годах Сергиевскую улицу (ныне — Чайковского) продлили от Гагаринской до Фонтанки, её начало получило небольшой излом, поскольку на берегу бывшего канала уже стояло здание новой придворной прачечной. Строительством её в первые годы правления Екатерины Второй занималась Канцелярия от строений Её Императорского величества дворцов и садов. Надо полагать, в этом направлении дела у канцелярии шли вяло, и, ввиду важности поддержания чистоты и гигиены императрицы и её приближённых, в дело вмешался не по годам энергичный Иван Иванович Бецкой, возглавлявший родственное учреждение — Комиссию каменного строения городов Санкт-Петербурга и Москвы.

Прачечная в Сергиевском квартале

Оказалось, что на скорейшую достройку здания потребно 13 575 рублей 83 копейки. В июле 1763 года Бецкой испросил эту сумму у императрицы, а в августе известил Канцелярию от строений домов и садов, что Екатерина Вторая «высочайше указать соизволила <…>на достройку по Фонтанке реке каменного дома, в коем бельё исправляется, деньги употребить заимообразно от подручных, имеющихся в оной Канцелярии, сумм». Насколько можно понять, денег не дали, но строить велели скорее. Так или иначе, к середине 1760‑х годов существующий поныне первый корпус по левой стороне Сергиевской улицы был возведён. Именно в этом здании и надлежало организовать стирку («исправление», или «мытьё») белья. Впоследствии здание совершенно слилось с выходящим на угол торцом Прачечного дома.

Имя строителя нам неизвестно. Им мог быть служивший в Гоф-интендантской конторе Христиан Паульсен или его помощник Иван Фок. Проект, по которому строился корпус прачечной, тоже пока не найден, но сохранился интересный чертёж более позднего времени (примерно 1780‑х годов), выполненный в связи с возведением громадной печной трубы в центре здания, столь необходимой для работы водогрейных и сушильных систем прачечного производства. На листе показан фрагмент фасада и разрез производственного крыла Прачечного дома. По фасаду оно производило впечатление трёхэтажного — низкие окна третьего яруса отделялись горизонтальной подоконной тягой, хотя по своей приплюснутой форме они казались принадлежащими антресоли. На самом же деле, как свидетельствует разрез, здание было двухэтажным, без подвала. Второй этаж был двухсветным (то есть освещался двумя ярусами окон).

Бутовые фундаменты неглубокого заложения, на лежнях, несли на себе массивные стены. Пол первого этажа располагался выше уровня земли (а не заглублялся, как теперь). Помещения первого этажа перекрывались крестовыми сводами, опиравшимися внутри залов на столбы квадратного сечения. Перекрытие второго этажа было деревянным. Кровля укладывалась по стропильным подвесным фермам. Такие фермы в старину называли итальянскими.

012_IMG_6331_KK.jpg
012_IMG_6343_KK.jpg
Котельная Прачечного двора. Фотографии Константина Котова

После возведения монументальной трубы прачечная функционировала без особых перемен до тридцатых годов XIX века.

Жюль Верн на берегу Фонтанки

012_04_Разрез постир_корп.jpg
Часть фасада и разрез Прачечного дома. 1780-е годы.

В середине николаевского царствования производственный корпус Прачечного дома решили преобразовать. В нём было «назначено устроить заведение для мытья белья парами» (то есть для паровой стирки). Проектные работы осуществляла комиссия, в которую вошли «корпуса инженеров подполковник» Яхонтов, механик Арсенала Андрей Иванович Монье и архитектор Франц Иванович Руска (Руско), служивший при Генеральном штабе. Строительным проектированием при этом занимался младший архитектор Гоф-интендантской конторы Карл Иванович Реймерс.

Из чертежей рубежа 1830–1840‑х, связанных с организацией и эксплуатацией паровой прачечной, «заведуемой» неким предприимчивым «иностранцем Корбом», становится ясен принцип стирки. Он заключался в том, что пар из котла поступал в стиральные машины-автоклавы, где столовое и постельное бельё подвергалось высокотемпературной обработке (пропариванию). Одновременно часть отведённого по другому трубопроводу пара приводила в действие двигатель, от которого через распределительный вал и системы шестерён вращение передавалось на барабаны автоклавов, где бельё прокручивалось в щёлоке на пару, а также на отжимные центрифуги. По третьему трубопроводу пар подавался в калориферы сушильных камер.

Первоначально предполагалось использовать существовавшую толстенную внутреннюю дымовую трубу, но она ужасно загромождала пространство прачечной. Поэтому трубу решили вынести за пределы здания. Новая была возведена вплотную к нему со стороны двора, несколько западнее входной двери. И этим пришлось заниматься Карлу Реймерсу.

Внешне дом, начинённый совершенно жюльверновской техникой, оставался неизменным, сохраняя все особенности архитектуры, характерные для второй половины XVIII века. Внутри он членился на три части. Центральная была образована лестничной клеткой, занимавшей почти треть длины корпуса и разделявшей западную и восточную группы помещений. В западной части в первом этаже как раз и размещалось «Заведение для мытья парами белья, заведываемое иностранцем Корбом». Во втором этаже было «сушильное зало» этого заведения. В первом этаже восточной части находилась «Прачешная собственного сорочешного белья», а во втором — её «сушильное зало». Лестничный блок занимал половину ширины корпуса, по другую сторону стены, отделяющей его, помещались ещё две большие комнаты, предназначенные в первом этаже «для ручной стирки иностранца Корба», а во втором — для приёма белья. Там же во втором этаже находился «резервуар Корба» для бесперебойной подачи проточной воды.

012_09_План произв_корп_ред.jpg
Планы «Заведения для мытья белья парами». Архитекторы Франц Руско, Карл Реймерс, механик Андрей Монье. 1840-е годы.

В середине XIX века на территории Прачечного двора велись большие строительные работы, которыми руководил архитектор придворного ведомства Роман Иванович Кузьмин. Самым крупным начинанием было возведение Нового придворнослужительского дома вдоль Сергиевской улицы. После его появления император нашёл старые постройки по соседству с ним уж больно убогими. Наш производственный корпус, «уходивший в землю», и в самом деле нуждался в реконструкции, в увязке его внутренней структуры со структурой помещений других корпусов. Да и внешне его требовалось оформить по-новому, приведя к единству с архитектурным убранством Прачечного и Придворнослужительского домов.

 «Заведение для мытья белья парами» в годы реформ и революций

Реконструкцию начали с разработки новой технологической схемы. Решено было заменить три больших барабана четырьмя малыми и усовершенствовать всю систему. Пришлось преобразовать не только вертикальную структуру помещений, но и разбивку сводов, арок и столбов. Сделать шаг опор более широким, их число уменьшить. К тому же Кузьмин решил опереть своды не на толстые кирпичные столбы, а на стройные чугунные колонны. Тем не менее старые капитальные стены были сохранены. Лестница приобрела циклопические формы, поскольку марши небывалой ширины подымались теперь на всю высоту этажа. Оборудование прачечной распределилось более просторно и равномерно. В подвале остались котельные и различные вспомогательные устройства, в первом этаже поместили стирочные агрегаты и ёмкости. Во втором этаже расположили сушильные помещения, на чердаке — резервуары. Окна пришлось перетесать, но в кирпичных стенах это — рутинная операция. Перестройку производственного корпуса осуществили в 1860‑х годах.

012_06_ чертеж машины.jpg
План и фасад машин парового отделения.1840-е годы.

При реконструкции внешний вид здания изменился. Архитектору Кузьмину удалось полностью связать вертикальные членения и общее оформление с фасадами Прачечного дома. Это позволило распространить стилистику 70‑х годов XVIII века на внешние стены корпуса по Сергиевской улице. Кузьмин бережно отнёсся к старинным сооружениям на территории Прачечного двора. Даже дворовые фасады собственных построек он стремился выполнить в том же духе сдержанной гармонии, которая была присуща существовавшим здесь зданиям XVIII века.

Обновлённое заведение обстирывало не только царя, но и многочисленных членов императорской семьи, включая великих князей, имевших собственные «системы обеспечения». Мне рассказывали о находке документов двора великого князя Сергея Александровича, свидетельствовавших о том, что грязное великокняжеское бельё отправлялось в стирку не куда-нибудь, а в Императорскую паромеханическую прачечную на Сергиевскую улицу.

После революции механическая прачечная с паровым отделением перешла в ведение структур, которые по-новоязовски именовались то «Петрогуботкомхозом», то «Ленгоркомхозом». При всём при этом она продолжала функционировать на прежнем оборудовании, по-видимому, до середины 1930‑х годов. Один из авторов путеводителя по Ленинграду, изданного в 1933 году, с гордостью констатировал: «в доме этом (№ 4, солидная постройка XVIII в.) и сейчас помещается механическая прачешная фабрика».

Наконец в 1935 году её реконструируют. Любопытно, что прачечная заработала вновь в тех же старых стенах осьмнадцатого столетия. Даже переделанная Кузьминым широченная лестница совершенно непривычных габаритов осталась на своём месте. За годы советской власти неоднократно менялось название прачечной, как менялись и структуры коммунального хозяйства, в которые она входила. Во времена Петрогуботкомхоза это была «Прачешная фабрика 1‑го городского района». В тридцатых годах механические прачечные фабрики были подчинены районным Банно-прачечным трестам, а в сороковых трест стал городским (Гортрест прачечных). В 1970‑х годах наше постирочное заведение именовалось «Прачечной фабрикой № 31». В 1990‑х фабрика-прачечная дважды меняла номер (в документах 1990 года указан № 1, а 1993 года — № 9). В это время она была подведомственна ЛГПО по обработке белья (ЛГПО — это Ленинградское государственное производственное объединение). Правда же, красиво: Ленинградское государственное производственное объединение по обработке белья? — это вам не портомойня какая-нибудь.

В 1992 году был разработан план приватизации Государственной фабрики-прачечной № 9, «реорганизуемой в акционерное общество открытого типа». Фасад аккуратно покрасили белилами и охрой, а как дела обстоят внутри, пока неизвестно. По нашим наблюдениям, порты там больше не моют.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.