Крепостные мотивы в Петербурге

Петербург начинался как крепость. Но оставался ею только в первое десятилетие Северной войны. Сегодня лишь суровая мощь укреплений Заячьего острова да сооружения Кронверка напоминают о первоначальной функции Петербурга.

Исторический образ русской твердыни на Балтике в большей степени воплощает Кронштадт — окружённый фортами морской форпост Северной столицы. Несмотря на то что Петербург являлся военной столицей, в его гражданской архитектуре крепостные мотивы звучат приглушённо. Объясняется это тем, что город наш по преимуществу классицистический, а формы фортификационного зодчества ассоциируются главным образом с памятниками Средневековья.

Внешне подражание средневековым сооружениям впервые проявилось в ранней неоготике. Чесменский дворец, возведённый Юрием Фельтеном в 1770-х годах, уподоблен рыцарскому замку с массивными стенами и круглыми угловыми башнями. «Декоративные» крепостные устройства архитектор Винченцо Бренна включил в ансамбли резиденций Павла Первого — Гатчинского дворца и Михайловского замка. При Николае Первом самые яркие образцы стилизаторства в духе готических замков были созданы Адамом Менеласом в Царском Селе (Белая башня, Арсенал) и Николаем Бенуа в Петергофе (Дворцовые конюшни).

Эпоха историзма говорила языком традиционных стилей. Однако и в то время в Петербурге не часто появлялись здания, наделённые чертами крепостного зодчества. Скорее исключением стал Арсенал (ныне Артиллерийский музей), возведённый в 1850-х годах Петром Таманским на Кронверке и продолживший ансамбль Петропавловской крепости. Отголоски фортификационных мотивов можно уловить в более поздних домах «кирпичного стиля».

Особую группу сооружений, стилизованных под крепостные, составляют водонапорные башни. Самая крупная и приметная из них расположена на Центральной водопроводной станции у Смольной набережной (1859—1863, Иван Мерц, Эрнест Шуберский). Эта монументальная краснокирпичная доминанта походит на средневековый донжон.

006_002.jpg
Башни Большеохтинского моста. Фотография Анатолия Мальцева

Неоромантическое направление модерна 1900-х годов было отмечено аллюзиями средневековой архитектуры. Они сквозят в особняках Василия Шёне и Роберта Мельцера на Каменном острове, в доходных домах Ипполита Претро (Большой проспект П.С., дом № 44) и Фёдора Лидваля (Большая Конюшенная, дом № 19; Малая Конюшенная, дом № 3) с их небольшими башнями. Гранитные башни «нордического» характера возвышаются посредине Большеохтинского моста, контрастируя с его ажурными металлическими фермами. Самый впечатляющий образ, навеянный старинными замками, создал Андрей Белогруд — строитель «Дома с башнями» на площади Льва Толстого.


В некоторых постройках «неорусского стиля» буквально процитированы элементы отечественного оборонительного зодчества. Музей А.В. Суворова архитектор Александр фон Гоген увенчал копией малых башен Московского Кремля. Небольшой «кремлёвской» стеной на Полтавской улице Степан Кричинский отгородил хозяйственную зону от храма. Тот же архитектор создал Фёдоровский городок в Царском Селе наподобие укреплённого монастыря ХVII века.

И всё же крепостная тема проходит в застройке Петербурга редким пунктиром. И это ещё раз подчеркивает открытый характер города с его свободными пространствами и строгими линиями.

006_001.jpg
Борис Кириков. Фотография Анатолия Мальцева

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.