• Текст: Виктор Антонов
  • N 22/34

Казармы

Бытует стереотип — «казарменный Петербург», олицетворение казёнщины и милитаризма. Его создали «борцы с самодержавием». Однако без казарм — прежде всего гвардейских — наш город немыслим. Они построены известными архитекторами и входят в состав многих ансамблей. Трудно, например, представить Марсово поле без Павловских казарм. Казармы — это не только памятники архитектуры, но и свидетели истории. Сколько знаменитых людей служило в гвардейских полках в Петербурге и его окрестностях!

Казармы

Гвардейские казармы появились в новой столице вместе с полками, которым после 1723 года отвели особые слободы. Мазанковые казармы сменились деревянными, а те — каменными. Последние особенно интенсивно строились при Павле Первом и Николае Первом, которые страстно любили военное дело. Казармы обычно возводились как крупные комплексы. Генплан был основан на симметрии и включал солдатские, офицерские и штабной корпуса, хозпостройки (фурштатский двор), манеж или экзерциргауз, полковой двор — то есть плац, и церковь. Со временем казарменные здания расширялись, перестраивались и модернизировались.

Летом помещения пустовали — полки уходили в лагеря или на манёвры. В военное время здания заполняли запасные — новобранцы или резервисты. В казармах офицеры жили на квартирах, рядовые — в общежитиях, ротами или эскадронами. Отдельные помещения отводились под лазарет, архив и библиотеку. Наиболее нарядно выглядело офицерское собрание, украшенное портретами и батальными картинами. Здесь часто хранились и полковые реликвии, хотя для них иногда создавались особые музейные залы.

009_002.jpg
Солдатская умывальня в казармах на Рузовской улице (бывш. Семёновского полка).

009_001.jpg
Дворовый фасад казарм на Рузовской улице 
Главными творцами казарм при Павле Первом были два архитектора: Ф. И. Волков и Ф. И. Демерцов, представители строгого классицизма. Они и определили принципы казарменного строительства в России. В 1797 году Волков привлёк Демерцова к постройке казарм Семёновского полка, первого такого комплекса в столице. По «образцовому» плану он должен был занять территорию по Загородному проспекту от Звенигородской улицы до Царскосельского проспекта. Центром ансамбля стала полковая церковь.

Вдоль Загородного Волков к 1799 году выстроил шесть отдельно стоящих солдатских казарм. Одноэтажные здания с мезонином он оформил небольшими колонными портиками, придав типовой застройке размеренный ритм. Офицерские корпуса были двухэтажными и выглядели более импозантно — центр главного фасада отмечал ионический портик, несущий балюстраду. Время, однако, нарушило цельный замысел: казармы по Звенигородской объединены в одно здание и ветшают; на Загородном часть построек, включая Введенский собор, снесена; на плацу высится куб Театра юного зрителя. Напротив Витебского вокзала сохранился полковой госпиталь, но это — работа Демерцова.

С размахом распланировал Волков и казарменный комплекс Измайловского полка между Фонтанкой и Обводным каналом. Он применил ту же функциональную схему: улицу, которая стала именоваться Измайловским проспектом, симметрично застроил двухэтажными солдатскими казармами, а в центре поставил церковь. Напротив неё возвышался офицерский корпус, переделанный в 1803 году Л. Руска из дворца М. Гарновского, приближённого князя Г. А. Потёмкина-Таврического. Завершением и доминантой ансамбля позднее стал огромный Троицкий собор — творение В. П. Стасова. Он же возвёл казарменный корпус на углу 1-й Красноармейской, недавно наполовину снесённый. Кстати, до 1927 года Красноармейские улицы по-старинному именовались Ротами.

009_003.jpg
009_004.jpg
009_005.jpg
Казармы на Кадетском бульваре в Пушкине (бывш. Кирасирского полка), казармы на Обводном канале (бывш. Казачьего полка), казармы на Кирочной улице (бывш. Преображенского полка)

Коллега Волкова Ф. И. Демерцов в конце XVIII века разработал план Преображенских казарм, занявших квартал близ Таврического сада. План стал компактнее — строения сгруппированы попарно вокруг четырёх внутренних дворов. Поскольку каждое здание вмещало не роту, а батальон, то они были увеличены в размере. Офицерские корпуса стоят по Кирочной улице, фланкируя парадный двор, в глубине которого — госпиталь с коринфским портиком. Поскольку Преображенский собор находится далеко, этот госпиталь стал центром ансамбля. В архитектуре соблюдена субординация: главный фасад казарм для солдат украшен портиком тосканского ордера, для офицеров — ионического. Строительство шло в 1802–1804 годах, и казармы придали целостный облик большому району Литейной стороны.

На этой же стороне, но много ближе к Таврическому дворцу, располагались казармы Кавалергардского полка, самого аристократического в русской гвардии. Их автором был Л. Руска. К сожалению, ансамбля по Захарьевской и Таврической улицам уже нет: после войны некоторые здания были надстроены, другие снесены. На Шпалерной улице, № 41–43 уцелели монументально оформленные в стиле ампир Шефский корпус и манеж с прилегающими конюшнями. Оба здания, построенные в 1800–1806 годах, имеют восьмиколонный дорический портик, фасад корпуса украшен скульптурами Марса и Беллоны, бога и богини войны. Утилитарное решение дополнено декоративно-аллегорическими деталями.

Хотя стандартно-утилитарный подход долго доминировал (Конногвардейские, Егерские, Финляндские казармы), зодчие ампира, учитывая местоположение, порой придавали фасадам дворцовую торжественность и монументальность. Лучший пример — казармы Павловского полка на Марсовом поле, построенные в 1817–1819 годах В. П. Стасовым. Строг и величав их внешний вид — двенадцатиколонный портик поставлен на аркаду первого этажа и завершён ступенчатым аттиком с барельефами. В них изображены лепные воинские эмблемы. Созвучен главному и фасад, выходящий на Миллионную улицу, которая ведёт к Зимнему дворцу.

В эпоху Николая Второго таких казарм уже не строили. Известных зодчих сменили второстепенные, пропали украшения на фасадах, воцарилась однообразная казённая простота. Она особенно заметна в казармах, выстроенных в 1830–1840-е годы в Петергофе и Царском Селе, где квартировали гвардейские уланы, гусары, кирасиры и гренадеры. Некоторая оригинальность присутствует только в зданиях офицерских собраний и манежей. Разнообразие внесла эклектика: архитектурные решения обогатились сложными элементами и деталями; генплан утратил дробность. На Обводном канале, № 37 стоит красное кирпичное здание Казачьих казарм, построенное в 1846–1852 годах архитекторами И. Д. Черником и А. П. Гемилианом. Белые наличники окон подчёркивают цвет. Для экономии места постройки соединены в единое целое. Одновременно Гемилиан возвёл для офицеров Конной артиллерии аналогичные казармы у Литейного моста.

009_006.jpg
009_007.jpg
009_008.jpg

Казармы на Огородной улице в Пушкине, казармы на Шпалерной улице (бывш. Кавалергардские), казармы на Кадетском бульваре в Пушкине (бывш. 3-го стрелкового полка). Фотографии Андрея Кузнецова

Творчески относились к постройке казарм представители неорусского стиля. Когда в 1914–1916 годах архитектор В. А. Покровский возводил в Царском Селе комплекс лейб-гвардии Третьего стрелкового полка, его вдохновляла средневековая архитектура Ростова Великого. Башнями, палатами, массивной оградой с воротами комплекс напоминает монастырь, хотя традиционное казарменное зонирование застройки сохранено. В том же стиле выдержан известный Фёдоровский городок на окраине Царского Села. Он также был завершён накануне событий 1917 года, которые резко прервали новое направление, наметившееся в казарменном строительстве.

В советский период не все бывшие гвардейские казармы использовались по назначению. Многие здания заняли военные организации и училища, жилые квартиры и проектные институты. В 1990-е годы военнослужащие выехали из Измайловских, Преображенских и большей части Конногвардейских казарм. Сегодня Петербург является скорее культурной, нежели военной столицей страны. 

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.