• Текст: Татьяна Серпинская
  • N 66/80

Екатерининский дворец

Композиционным центром ансамбля царскосельской летней императорской резиденции, ныне Государственного музея-заповедника «Царское Село», является Екатерининский дворец. Своё имя дворец получил в честь первой владелицы Царского Села, жены императора Петра Первого — императрицы Екатерины Первой. Для неё в 1718–1724 годах архитектором И.-Ф. Браунштейном был построен первый дворец: небольшое двухэтажное каменное здание на 16 комнат, с 58 окнами и 12 изразцовыми печами.

Типичная постройка петровского времени, представление о которой даёт Летний дворец Петра Великого в Летнем саду: лаконичный фасад с двумя ризалитами, кровля с переломом, простые наличники окон и дверей, стены окрашены суриком. Слева и справа от центрального входа располагались жилые и хозяйственные помещения. На втором этаже — парадные залы со штофными обоями и опочивальня с кроватью под балдахином малинового бархата с золотым позументом. Мебель была разнообразной — столики китайской работы, ореховые и дубовые кресла и стулья; зеркала «персидские» в стеклянных рамах; значительное собрание живописи — в основном портретной; венецианское стекло, фарфоровая и серебряная посуда. К сожалению, наполнение дворца Екатерины Первой не дошло до наших дней, но стены и фундамент этой постройки частично вошли в центральную часть ныне существующего здания дворца.

Новая жизнь Царского Села началась с восшествия на престол дочери Петра Первого — Елизаветы Петровны, которая получила эти земли по духовному завещанию своей матери. С 1744 года в загородной резиденции развернулось масштабное строительство, продолжавшееся более десяти лет, результатом которого стало появление уникального по красоте, размаху и экспрессии архитектурного сооружения — Большого Царскосельского дворца.

Гениальным автором этого великолепного памятника барочной архитектуры середины XVIII века является итальянский архитектор Ф. Растрелли. За двадцать лет службы при дворе Елизаветы Петровны Растрелли строил и перестраивал все императорские столичные и загородные дворцы.

07_1_XIII-3997.jpg
Проект реставрации Екатерининского дворца Александра Александровича Кедринского. Хоры. Восточная стена. Лист № 3. Чертёж из коллекции ГМЗ «Царское Село»

Приступая к работам в Царском Селе, зодчему пришлось ломать и переделывать практически готовый меблированный дворец, созданный в 1744–1748 годах архитекторами А. В. Квасовым и С. И. Чевакинским. Это был комплекс из пяти отдельно стоящих двухэтажных зданий, объединённых одноэтажными галереями: средний дом, включавший в себя дворец Екатерины Первой, с флигелями, дворцовая церковь, корпус «под куполом», где размещалась оранжерея. Фасады постройки были жёлтого цвета с белыми пилястрами, обрамлениями окон, дверей и другим лепным декором; крыши зданий были зелёными. Представление о внешнем виде утраченной при последующей переделке постройке даёт сохранившаяся в коллекции музея уникальная деревянная модель 1744 года.

Иконографии интерьеров памятника этого периода не выявлено, однако есть опись 1749 года. Мебельное убранство было богатым: столы, шкафы, кабинеты, комоды, канапе, зеркала в рамах, кресла, стулья, табуреты, кровати красного, дубового и орехового дерева, на стенах декоративные отделочные ткани; многочисленные осветительные приборы — люстры богемского стекла, призеркальные жирандоли, стенники, шандалы.

07_2_2O3A3775.jpg
Вид на фасад Екатерининского дворца из Екатерининского парка. Фотография Юрия Молодковца

С ломки кровли Среднего дома и флигелей 1752 года Растрелли начал грандиозную перестройку комплекса, в результате которой все его части были надстроены до трёх этажей и подведены под общую крышу. Единственная часть, не имевшая кровли, — висячий сад на галерее, от правого флигеля к церкви, пять золочёных куполов которой замыкали эту грандиозную постройку с северной стороны. Парадный двор перед дворцом был образован одноэтажными флигелями и расположенными полукругом служебными постройками — циркумференциями. Строительство комплекса было завершено в 1756 году и ознаменовалось освещением дворцовой церкви Воскресения Христова.

Дворец времён Елизаветы Петровны во всём своём блеске предстаёт на полотне Ф.-Х. Баризьена 1760 года: широкая лазоревая лента фасада, украшенная белоснежными колоннами и обрамлением окон; позолоченный лепной декор в виде атлантов, маскаронов, рокайлей, картушей, по верху фасада — позолоченная деревянная балюстрада со скульптурой. Дворец являлся воплощением постулата, сформулированного знаменитым французским архитектором XVIII века Ж. Ф. Блонделем: «…внешний вид дворца должен быть украшен архитектурой, соответствующей великолепию государя, который велел его построить». Растрелли гениально облёк в архитектурные формы идею величия, блеска, размаха резиденции российской императрицы.

Внешний облик Большого Царскосельского дворца, несмотря на частичные переделки, сохранился по сей день. В последующем царствовании были надстроены крылья здания, позолоченный лепной декор пришлось за ветхостью закрасить охрой, разрушающуюся деревянную золочёную балюстраду со скульптурой разобрать. Утратив золочение лепного декора фасада, дворец лишился вызывающего блеска, столь характерного для барокко, но тем очевиднее проявилась выразительная экспрессия его архитектурного решения.

07_3_2O3A3399.jpg
Одна из Антикамер, расположенных у Парадной лестницы в южном крыле здания. Своё название эти помещения получили потому, что находились перед Большим залом и предназначались для ожидания приёмов и выхода императрицы (итал. anticamera — передняя, прихожая). Фотография Юрия Молодковца

И в настоящее время Большой Царскосельский (Екатерининский) дворец — одно из самых значительных дворцовых зданий в Санкт-Петербурге, его длина более 300 метров. Не столько ради внешнего эффекта архитектор задумал столь протяжённое здание, сколько ради возможности, впервые в дворцовом строительстве России, создать масштабную анфиладу парадных залов. Для достижения максимального впечатления, вход во дворец был перенесён в южную часть постройки, благодаря чему перед входящим во дворец гостем разворачивалась блестящая череда залов, равная почти всей длине здания. Расположенные на одной оси дверные проёмы всех комнат были обрамлены, как и теперь, деревянной золочёной резьбой, что послужило возникновению названия «Золотая анфилада». Главным элементом отделки стен являлась деревянная золочёная резьба, созданная по проектам Растрелли и моделям И. Ф. Дункера русскими резчиками. В наружном и внутреннем декоре было использовано 100 килограммов червонного золота.

Главными залами дворца были Большой (Светлая галерея) — для балов, маскарадов и приёмов — площадью почти 900 квадратных метров, Картинный, украшенный собранием из 130 полотен европейских живописцев XVII–XVIII веков, приобретённых по заказу Елизаветы Петровны специально для царскосельского дворца, и, конечно, шедевр мозаичного и резного искусства рубежа XVII–XVIII веков — Янтарная комната.

За трёхсотлетнюю историю своего существования Большой Царскосельский дворец гораздо больше изменился внутри, чем снаружи. В XVIII–XIX веках в бельэтаже дворца сформировались пять групп апартаментов, созданных в разное время и в разных стилях.

Залы вдоль западной стороны здания, обращённые на парадный двор, по большей части не подвергались изменениям и сохраняли своё пышное великолепие до 1941 года.

Первые изменения интерьеров елизаветинского времени были произведены при императрице Екатерине Второй. Боковые флигели дворца были надстроены до основной высоты здания по проекту архитектора Ю. М. Фельтена. Пристройка южного Зубовского флигеля кардинально изменила последовательность расположения парадных залов — главный вход во дворец переместился из южной части дворца в его центр.

На втором этаже Зубовского флигеля в начале 1780-х годов шотландский архитектор Ч. Камерон оформил в модном классицистическом стиле комнаты императрицы. Апартаменты Екатерины состояли из шести жилых комнат и трёх парадных залов: Китайского, Лионской и Арабесковой гостиных, созданных на месте двух Антикамер времени Елизаветы Петровны.

В то же время Камерон работает над оформлением ещё одного комплекса интерьеров — комнатами наследника, великого князя Павла Петровича —будущего императора Павла Первого и его супруги Марии Фёдоровны в северной части здания, созданных на месте висячего сада. Эти два комплекса помещений стали ярким примером классицистического интерьера в истории русского искусства.

Отделка комнат Екатерины Второй отличалась утончённым вкусом, особой роскошью, использованием необычных материалов.

Так, для оформления стен Опочивальни и Синего кабинета (Табакерки) архитектор применил молочное и цветное полированное стекло с деталями золочёной бронзы. В оформлении Лионской гостиной был использован полудрагоценный поделочный камень — лазурит, стены Серебряного кабинета украшены серебряной фольгой — этот интерьер позднее был переделан.

Комнаты великокняжеской четы были оформлены скромнее, но не менее художественно. Открывает анфиладу Зелёная столовая — одно из лучших помещений этой части дворца. Стены нежно-зелёного цвета украшены лепным декором, навеянным мотивами росписей помпейских вилл, выполненным скульптором И. П. Мартосом. Самая большая и нарядная комната личных покоев — Парадная Голубая гостиная для приёмов. Оригинально решён интерьер Опочивальни — главным его украшением и формирующим альков элементом являются пятьдесят тонких фаянсовых колонок.

Камерон, так же как и Растрелли, проектировал мебель и светильники для создаваемых им интерь-еров. Яркий талант зодчего и комплексный подход в создании интерьеров придают безусловную уникальность залам, созданным архитектором императрицы Екатерины Второй.

В первой четверти XIX века значительные изменения затронули восточную сторону дворца — большая часть жилых комнат елизаветинского времени, обращённых окнами в парк, получила новое оформление в стилистике ампира. Выдающийся русский архитектор В. П. Стасов создал апартаменты для Александра Первого и его матери, вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны.

Стиль наполеоновской империи органично вошёл в художественную культуру эпохи царствования Александра Первого, обретя особое, героико-патриотическое звучание. Тема военных побед в Отечественной войне 1812 года воплотилась в русском искусстве этого времени в образах античности периода могущества Древнего Рима с его милитаристским духом, имперским величием и атрибутикой войны.

Комнаты императора Александра Первого были созданы в 1817 году. Прежняя отделка середины XVIII века была частично сохранена в трёх комнатах. Интерьеры в стиле ампир оформлены торжественно, строго и сдержанно. Главным приёмом декорирования интерьеров стало использование искусственного мрамора в отделке стен, а также роспись потолков и сводов.

07_4_2O3A3365.jpg
Золотая анфилада. Фотография Юрия Молодковца

Квинтэссенцией стиля в этой группе интерьеров является Парадный мраморный кабинет императора Александра Первого. Главной идеей оформления кабинета стала тема победы и победителя. В иносказательной форме она звучит в росписи фриза в виде военных трофеев, элементах бронзового декора камина, мебели, в предметах на рабочем столе, в композиции каминного гарнитура с фигурой римского полководца Юлия Цезаря. Прямым обращением к теме победы в Отечественной войне 1812 года является роспись вазы Императорского фарфорового завода, представляющая торжественный въезд императора Александра Первого в побеждённый Париж. Однако милитаристский дух оформления кабинета смягчён иными мотивами: темой возвращения домой из дальних походов и радостей мирной жизни, выраженных в тематике росписи стен и декора люстры на сюжеты древнегреческого мифа об Амуре и Психее, поэмы о странствиях и возвращении Одиссея.

Комнаты императрицы Марии Фёдоровны были созданы в 1823–1825 годах. Представление об этих залах, утраченных во время Второй мировой войны, дают сохранившиеся иконография и предметы убранства.

07_5_2O3A3331.jpg
Плафон Голубой гостиной в Камероновых комнатах. Фотография Юрия Молодковца

К созданию апартаментов императрицы Стасов привлёк известных художников, скульпторов, мастеров отделки интерьера: Ф. Трискорни, В. Демут-Малиновского, Б. Медичи, Дж. Скотти, Д. Антонелли, И. Бернаскони, Э. Мадерни; а также ведущие мебельные и бронзолитейные мастерские столицы — А. Тура, А. Шрейбера, «Английский магазин» Никольса и Плинке и другие. Характер оформления этой группы интерьеров, несмотря на то, что они предназначались для вдовствующей императрицы, имел ярко выраженный отпечаток эпохи александровского царствования с преобладанием мужского, военизированного начала. Самым «женским» интерьером половины Марии Фёдоровны была Опочивальня, главным мотивом оформления которой являлось изображение цветов в текстильном убранстве стен, в потолочной росписи, в декоре кленовой мебели с полихромной росписью, выполненной И. Бернаскони.

Комнаты императора Александра Первого и Марии Фёдоровны обогатили интерьеры дворца присущей «стилю Империи» торжественной строгостью, подчёркнуто имперским характером. Они стали органичной частью дворцового ансамбля, отразив как общий ход развития стилей в русском искусстве XIХ века, так и художественные предпочтения владельцев резиденции.

Вторая половина XIX века — эпоха историзма, творцы которой использовали художественные формы и стилистические приёмы предшествующих эпох. В истории царскосельской резиденции время неостилей более всего связано с именем Александра Второго. Для него, цесаревича, а затем императора, и для его жены Марии Александровны с начала 1850-х годов в Большом Царскосельском дворце были созданы интерьеры, ставшие яркими образцами своей эпохи.

Самый ранний из интерьеров этого времени — Азиатская комната в Зубовском флигеле дворца, на первом этаже которого располагались апартаменты императора.

Оформлением Азиатской комнаты в 1851–1853 годах занимался немецкий художник Г. фон Мейер. Главным украшением интерьера было восточное оружие — 257 предметов, сгруппированных на стенах, покрытых коврами, в несколько композиций-трофеев. В Азиатской комнате также находилось большое количество изделий русского производства, выполненных в стилистике искусства стран Ближнего Востока, и ансамбль потолочных светильников, созданных на Гальванопластическом литейном заведении герцога Максимилиана Лейхтенбергского. Азиатская комната — один из самых ранних интерьеров подобного рода в русской архитектуре середины XIX века.

Масштабные работы по переделке парадных залов и созданию новых интерьеров царскосельского дворца в середине XIX века выполнил архитектор Императорского Двора И. А. Монигетти. Среди интерьеров Большого Царскосельского дворца, отделка которых была изменена в 1850–1860-е годы по проектам Монигетти, особое место занимает Лионская гостиная, являвшаяся частью апартаментов императрицы Марии Александровны. Первоначальное оформление зала, важными составляющими которого являлись лионский шёлк и отделка лазуритом, было создано в 1781–1783 годах по проекту Ч. Камерона. Лазуритовые панели украшали нижнюю часть стен, обрамляли окна, двери, из ляпис-лазури был выполнен карниз и фриз зала. В результате переделок середины XIX века интерьер, утратив часть элементов декора предшествующего столетия, приобрёл яркую, несколько тяжеловесную роскошь, свойственную эпохе историзма, благодаря насыщенному жёлтому цвету лионского шёлка, помпезным печам-каминам белого мрамора с фигурами путти и эффектному гарнитуру мебели, выполненному из лазурита и золочёной бронзы. Во всём блеске своего великолепия Лионская гостиная запечатлена на акварели Л. О. Премацци 1878 года.

07_6_2O3A3330.jpg
Паркетный пол Голубой гостиной в Камероновых комнатах. Фотография Юрия Молодковца

Важным проектом зодчего в 1860 году стала Парадная лестница Екатерининского дворца. Монигетти проявил себя как тонкий стилист, оригинально «перефразировав» идеи своего талантливого предшественника Растрелли. Причудливые игривые формы «второго рококо» белоснежной Парадной лестницы, изощрённые лепные орнаменты и скульптурные композиции обрамления дверей стали своеобразной вариацией XIX века на тему барочной отделки золочёных парадных залов дворца времён Елизаветы Петровны. Оформление главного дворцового входа в центре здания в середине XIX века явилось органичным заключительным аккордом в истории трансформации внутреннего пространства Большого Царскосельского дворца.

Екатерининский дворец царскосельской императорской резиденции — блестящий памятник мировой архитектуры. Его фасады — великолепный образец русского барокко, а череда парадных и жилых залов представляет антологию стилей в искусстве русского интерьера XVIII–XIX века от насыщенного золотом барокко до «полифонического» историзма. 


À PROPOS

Татьяна Владимировна Серпинская — заместитель директора по учёту и хранению (главный хранитель) ГМЗ «Царское Село».

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.