Наталья Метелица

Публикации под рубрикой «Интервью» относятся к немногим актуальным в Журнале Учёта Вечных Ценностей, для которого «время не имеет значения». Рубрика была открыта в прошлом выпуске журнала беседой с губернатором города. Теперь собеседником главного редактора «Адресов» Сергея Ярошецкого стала директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица.

Роман с театром и музыкой

Большая часть Фонтанного дома, определившего содержание данного номера, находится сейчас под её управлением, в составе обширного музейного хозяйства. Но кабинет директора помещается не в Шереметевском дворце, а в главном здании Театрального музея на площади Островского, за Александринкой. Это здание тоже историческое, здесь при царе была Дирекция Императорских театров.

20_Metelitsa2.jpg
Фотографии предоставлены дирекцией Театрального музея

«Адреса»: Наталья Ивановна, говорят, что в своём доме и стены помогают. Можно себе представить, каким духом пропитаны стены петербургской театральной дирекции — закулисными интригами, кознями, сплетнями… Помогают ли такие стены тихой и умной музейной работе?

Наталья Метелица: Деятельность музея, в отличие от архивной, не чужда театральности, поскольку экспозиционная работа по важности не уступает хранению. Но свойственные музейному сообществу взаимопонимание и доброжелательность оказались у нас сильнее театральных интриг. Хотя заслуга основания музея принадлежит именно людям театра. В 2008 году музей официально отметил своё столетие, однако идее сохранить для потомков такую мимолётную субстанцию, как театральное зрелище, спектакль, представление — этой идее в нашем городе гораздо больше лет. Например, в 1887 году в фойе Александринского театра состоялась выставка предметов из собрания актёра Ивана Фёдоровича Горбунова. Став основателем частного театрального музея, Горбунов приобретал экспонаты за свой собственный счёт. Даже издал каталог с описанием нескольких сотен экспонатов: портретов, афиш, документов. Были и другие частные собрания — Виктора Викторовича Протопопова, журналиста, театрального деятеля и коллекционера; супруга великой актрисы Марии Гавриловны Савиной — Анатолия Евграфовича Молчанова; Левкия Ивановича Жевержеева, коллекционера и искусствоведа, финансировавшего радикальные театральные проекты и открывшего личный музей театра в своей квартире в Графском переулке.

«Адреса»: Что же произошло в 1908 году, с какого события Театральный музей отсчитывает свой возраст?

НМ: В марте 1908-го в Петербурге, в Панаевском театре на Адмиралтейской набережной состоялась первая большая публичная театральная выставка. Её организовали известные коллекционеры: А. А. Ба­хру­шин, В. Я. Светлов, Н. М. Безобразов, Ю. Д. Бе­ляев. Экспонатами были портреты и фотографии актёров, макеты оформления спектаклей, бутафория, костюмы. На выставке происходили значимые события — например, Бахрушин приобрёл часть горбуновской коллекции. Стремясь придать музейной деятельности более высокий и постоянный статус, устроители выставки обратились к директору Императорских театров В. А. Теляковскому с просьбой найти помещение для театрального музея. Однако получили отказ. Мне что, поместить этот музей в своей квартире? — задал Теляковский вопрос, казавшийся ему риторическим, но ставший на деле пророческим, поскольку квартира Теляковского находилась как раз здесь, в здании Дирекции на площади Островского, вот в этих самых стенах. И основой экспозиции организованного позднее государственного музея послужила именно выставка в Панаевском театре.

20_Metelitsa3.jpg
Наталья Метелица считает, что «театральный музей — это, в общем, абсурд». Потому что нельзя хранить само театральное действо. Но можно попытаться сохранить материалы, из которых оно было создано. И собрать отзывы, рецензии — всё то, что последовало за спектаклем

«Адреса»: Через 9 лет произошла революция…

НМ: А всего год спустя, в конце 1918-го, был учреждён Совет Музея Петроградских театров. В следующем году были утверждены устав, штат и бюджет музея, основные материалы которого продолжали находиться в Александринском театре. Ключевым для него стал декрет 1919 года «Об объединении театрального дела». Народный комиссар просвещения, критик и драматург Анатолий Васильевич Луначарский, создавший в структуре Наркомпроса театральный отдел — ТЕО, утвердил положение о Музее Петроградских государственных академических театров. То есть уже при большевиках и именно в просторной казённой квартире последнего директора Императорских театров Владимира Аркадьевича Теляковского, арестованного в 1918 году, произошло объединение разрозненных прежде театральных коллекций. Площадь квартиры Теляковского составляла примерно семьсот пятьдесят квадратных метров, но музею предоставили только двести пятьдесят, остальные получил в аренду трест «Союзрыба».

«Адреса»: Совершенно булгаковский сюжет! Квартира Берлиоза и Главрыба — Абырвалг… Какой же период оказался для Театрального музея определяющим: царское время, советская власть или «постперестройка»?

НМ: Можно с определённостью сказать лишь то, что все свои помещения музей получил в советские годы. Это прежде всего, конечно, здание на площади Островского, откуда театральные коллекции и библиотека всё-таки вытеснили «Союзрыбу». В 1971 году открылся первый наш филиал — Мемориальный музей-квартира Н. А. Римского-Кор­са­кова в квартире композитора на Загородном, 28. Немало сил в создание музея вложила его семья — вдова, сыновья и внуки сохранили и систематизировали архив, сберегли многочисленные реликвии. Сначала мемориал Римского-Корсакова пытались создать в Ленинградской консерватории, Государственном Эрмитаже, Русском музее, в Научно-исследовательском институте истории искусств. После открытия в рамках Театрального музея наследники — Владимир Николаевич и Татьяна Владимировна Римские-Корсаковы стали завсегдатаями мемориала, подготовили опись всего имущества, продолжили написание семейной хроники, проводили мероприятия, в результате чего в квартире № 39 образовался не просто музей, а один из музыкальных центров города. В доме-музее Ф. И. Шаляпина действует отдел «Русский оперный театр конца XVIII — начала XX века». Открывшийся в 1975 году на улице Графтио филиал был создан не благодаря, а вопреки обстоятельствам биографии певца и его мемуарам «Маска и душа», вышедшим в 1932 году в Париже. Для советского начальства Шаляпин оставался предателем.

«Адреса»: «Кто сегодня поёт не с нами — тот против нас», — писал Маяковский. Это ведь Шаля­пину адресовано?

НМ: Именно. Несмотря на это, экспозиция по истории русского оперного театра была открыта в квартире, где Шаляпин жил с 1914 по 1922 год. Усилиями энтузиастов, и прежде всего директора И. К. Клих, собирались личные вещи, предметы обстановки, документы, хотя первоначально имя самого певца даже не упоминалось в названии филиала. Теперь в шаляпинской квартире восстановлена гостиная с уникальной старинной звукозаписывающей виктролой и знаменитым портретом кисти Б. М. Кустодиева, воссозданы будуар жены Шаляпина Марии Валентиновны, прихожая и спальня. На концертах в квартире часто звучат голоса солистов Академии молодых певцов Мариинского театра. Ещё один филиал посвящён истории театра драматического — это музей актёрской династии Самойловых, тринадцать представителей которой выступали на петербургской и ленинградской сцене. Музей открылся в 1994 году на Стремянной улице, 8, в доме, принадлежавшем некогда знаменитому актёру Александринки В. В. Самойлову. Сейчас музей оказался внутри отеля «Коринтия Невский палас», что делает его ещё более самобытным и посещаемым — в частности, высокими гостями города, которые выбирают отель своей резиденцией. И, наконец, крупнейший наш филиал — Музей музыки в Шереметевском дворце. Надо было видеть, в каком ужасающем состоянии находилось историческое, охраняемое государством здание, когда мы приняли его в 1990 году «из рук» Института Арктики и Антарктики. Дворец связан не только с историей одного из знатнейших дворянских родов России, но и с историей театра, — в нём жила Прасковья Ковалёва-Жемчугова, крепостная актриса, ставшая звездой российской сцены и графиней Шереметевой. Здесь мы разместили уникальную коллекцию музыкальных инструментов, состоящую более чем из трёх тысяч единиц хранения — это работы лучших европейских мастеров начиная с шестнадцатого века, инструменты исламского и буддийского миров, африканские «экзотические» — всего не перечесть. Коллекция долго путешествовала по городу, пока не нашла приют в Фонтанном доме.

20_Metelitsa4.jpg
Наталья Ивановна ненавидит понятие «виртуальный музей» — это не более чем компьютерная игра. Настоящий музей, в котором хранятся подлинные ценности, является сейчас оплотом консерватизма и стабильности, давая посетителям возможность приобщиться к ним в реальности

«Адреса»: Не секрет, что идея посвятить целый выпуск журнала «Адреса Петербурга» 300-летию Шереметевской усадьбы принадлежит сотрудникам вашего музея. Но редакции она тоже понравилась. Занимаясь учётом вечных ценностей, мы пишем иногда о событиях, но только о тех, которые имеют для Петербурга непреходящее значение. По вашему мнению, почему этот юбилей — такая важная веха в истории города?

НМ: Прежде всего из-за личности основателя усадьбы, петровского фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева. Это был не столько вельможа, сколько выдающийся военачальник, который не меньше чем сам Пётр Великий послужил основанию Санкт-Петербурга. Поскольку не было бы победы в Северной войне — не было б и новой столицы России. А Северная война и Шереметев неотделимы. Сейчас, в Год военной славы России, о Северной войне необходимо вспоминать почаще — победе в ней мы обязаны становлением новой государственности в стране, её интеграции в европейскую цивилизацию. Кроме того, Фонтанный дом — это Ахматова, это ещё один пласт нашей культуры, имеющий не городское, а мировое значение. И сегодня усадьба занимает важное место на культурной карте Санкт-Петербурга.

«Адреса»: Осенью 2009-го вы получили премию «Музейный Олимп» в наивысшей номинации — «Музей года». Благодаря чему — системной экспозиционной работе, издательской деятельности, организации культурной программы, активной работе с театрами, новым технологиям?

НМ: Наверное, благодаря уникальному коллективу музея, его сотрудникам, которые и поддерживают жизнь в этом сложном современном музейном организме. Трудно сказать, что важнее в спектре его деятельности. Кроме экспозиционной работы и хранения, концертов и других мероприятий, мы ведём постоянный поиск источников пополнения наших коллекций. Зовём к себе актёров, режиссёров, сценаристов, других представителей театрального и музыкального мира, приглашаем их участвовать в наших программах, приобретаем наиболее значимые свидетельства нынешнего дня театра. Музей способен сохранить и передать атмосферу времени наиболее полно, тут нашим технологиям нет равных. А новые они или нет — вопрос другой. В музейном сообществе есть люди, которые придерживаются весьма консервативных взглядов и принципиально против внедрения в экспозиционную практику QR-кодов и другого новомодного инструментария. Мы придерживаемся иной точки зрения и охотно внедряем всё, что не противоречит основам музейной деятельности и помогает расширить аудиторию, привлечь и удержать молодёжь, сделать музей интересным и познавательным не только для взрослых, но и для детей.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.