• Текст: Наталья Одинцова
  • N 22/34

Алексей Карабанов

Капитан второго ранга Алексей Карабанов — военный дирижёр, заслуженный артист России.

Уже двадцать лет он руководит Адмиралтейским оркестром, основанным ещё Петром Первым.

013_001.jpg
Алексей Карабанов, полупарадный портрет. Фотография Олега Белозора

— Правда ли, что Адмиралтейский оркестр старше Петербурга?

— Есть такая гипотеза. Дело в том, что в феврале 1703 года Пётр Первый приказал взять 29 певчих из царской капеллы в Москве и передать их в морское ведомство — Адмиралтейский приказ — для обучения военной музыке. Вероятно, именно эти ученики год спустя оказались в Санкт-Петербурге, где обосновалось Адмиралтейство и куда вскоре переехал из Москвы сам Адмиралтейский приказ. Если историки документально подтвердят эту гипотезу, то окажется, что Адмиралтейский оркестр старше Петербурга на три месяца и родился в Москве.

— Вашим оркестром записано два компакт-диска «Музыка российской императорской гвардии». Как возник ваш интерес к гвардии?

— Я с детства увлекался историей, особенно военной. В советское время наша жизнь была искусственно отодвинута от дореволюционной России, которая воспринималась через архитектуру, через город. Когда я смотрел на здание совершенно невоенного назначения и видел военную атрибутику, это меня удивляло, заставляло читать книги по истории. Военный Петербург — во многом потерянный город, петербургская Атлантида. 

Для меня было важно открывать для себя уголки этого потерянного города. Гвардию я тоже воспринимал через архитектуру города, в первую очередь, через полковые храмы — Спасо-Преображенский, Троицко-Измайловский. Они пленяли меня своей красотой. Мне нравилась военная арматура — копья, щиты.

А мой интерес к музыке гвардии возник не так давно и был связан с работой в Эрмитаже, с которым наш оркестр сотрудничает много лет. Ко мне в руки попали ноты с музыкой гвардии, маршами гвардейских полков. Я переложил их для современного оркестра. Мы записали всю музыку гвардии, выпустили два компакт-диска — в 2000 и 2005 году — и неоднократно исполняли её в Эрмитажном театре. В этой работе у меня было много открытий.

Я знал, что полки отличались даже по внешнему виду гвардейцев. Скажем, в Московский полк брали только шатенов, все павловцы были курносыми и рыжими. Но тут я убедился, что и музыка разных полков выражает их характер. Скажем, в марше Сапёрного батальона сочетается храбрость и осторожность, в марше Финляндского полка есть некоторая «замороженность», что-то нордическое.

Выступление в Тронном зале Зимнего дворца. Фотография Юрия Молодковца

Когда исполняешь музыку, устанавливается связь с прошлым. Чувствуешь характеры, внутреннее содержание исторических эпох.

Сейчас возрождается интерес к военной музыке, музыке гвардии. Мы выступаем в Капелле, Филармонии, Эрмитажном театре. Раньше я не мог себе представить, что концерты военных маршей могут быть интересны широкой публике. Сейчас на них собираются полные залы.

— В каком районе города вы выросли? Были ли детские впечатления, повлиявшие на ваше решение стать военным дирижёром?

— Моё детство прошло между Коломной и Московским районом. Сначала мы жили в Минском переулке, который сейчас у всех на слуху в связи со строительством второй сцены Мариинского театра, потом переехали в район Московского парка Победы. Но в Коломну я попал снова — оканчивал училище при Консерватории. Потом уехал в Москву и через некоторое время вернулся служить в Адмиралтейство.

В детстве на меня сильное впечатление произвёл парад 9 мая, когда сводный военный оркестр шёл по Невскому. Возможно, это повлияло и на мой выбор профессии.

— Место вашей работы — Адмиралтейство — примыкает к Дворцовой площади. Сейчас военные освобождают некоторые исторические здания в центре. Как вы относитесь к перспективе, что когда-нибудь, может быть, в Адмиралтействе не будет военных моряков?

— Адмиралтейство — одно из немногих зданий Петербурга, которое сохранило свой военный статус на протяжении всей 300-летней истории. Как оно было основано Петром военной цитаделью, так и осталось до сего дня. Это последний военный островок в районе Дворцовой площади, который сохранился, и хочется верить, он таковым и останется. Я не могу себе представить, что в Адмиралтействе не будет военных моряков.

— Вы долго служите в Адмиралтействе. Наверное, знаете истории и легенды, связанные с этим зданием?

— Я застал ветеранов, которые знали гвардейцев, служивших до революции. Конечно, они рассказывали много интересных историй. Вот, к примеру, такая. Однажды морской министр заболел. Его квартира находилась напротив императорских покоев в Зимнем дворце, и Николай Второй по-соседски пошёл в Адмиралтейство проведать больного. При входе стоит гвардеец с бородой, ветеран, — обычно караульную службу несли ветераны. Говорит Николаю: «Барин болен. Пущать не велено». «Доложи барину, что пришёл полковник Романов», — велел император. Через некоторое время его всё-таки пустили, он пообщался с министром. Когда уходил, гвардеец отдал ему честь. «Что ж ты, миленький, государя своего не признал?» — с укором спросил император. «Редко у нас бываете, ваше величество», — отвечал гвардеец.

Эта байка досталась мне через вторые руки. Я знал человека, которому её рассказали настоящие гвардейцы, из дореволюционных. Вообще, я собираю байки. На сайте нашего оркестра даже есть страничка «Байки про военную музыку».

— Адмиралтейский оркестр всегда играл при спуске на воду военных кораблей. Сохраняется ли эта традиция?

— Да. Мы бываем и на Адмиралтейских верфях, и на Северной верфи и на Балтийском заводе. Спуск корабля на воду — всегда большой праздник. Бывали и курьёзные случаи. Три года подряд мы играли на Балтийском заводе при спуске на воду фрегатов для индийского флота. Это всегда происходило в конце мая, мы были в летней форме. Но как только начинался обряд освящения корабля по индийскому обычаю, сразу надвигались тучи, и даже шёл снег.

— В советское время военные оркестры играли в парках. Сейчас эта традиция утрачена…

— В старые времена музыка военных оркестров звучала во всех садах — в Летнем, в Александровском, в ЦПКиО, Московском парке Победы. Играли и классику, и вальсы, и марши. В садах и парках стояли красивые эстрады, часто старинные. Сейчас эстрада осталась одна — в Румянцевском саду.

В детстве у меня было много впечатлений от военных оркестров. Лето, зелень парка, отдалённые звуки военного оркестра, — создаётся особое, радостное ощущение города. Вообще, военная музыка — самый простой способ привить любовь к армии, воспитать патриотизм. Это прямой путь к сердцу человека. Когда оркестр идёт по городу, играет музыка, чувство любви и уважения к армии возникает само собой, безо всякой пропаганды и давления.

— Когда вы говорите «военная музыка», что вы вкладываете в это понятие?

— Это та музыка, которую в данный момент играет военный оркестр. Она не обязательно должна быть военной по жанру. Мы исполняем и классику, и джаз, и вальсы.

— А какая музыка записана в вашем мобильном телефоне? Военные марши?

— Не только. Для разных абонентов разные мелодии. Есть, конечно, военные марши, исполненные нашим оркестром. Есть флотские марши — «Варяг», например. Кстати, в марте в Большом зале Филармонии мы дали концерт «Музыка мобильных телефонов». Это шутливое название. Играли хороший, в основном классический репертуар.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.