• Текст: Елена Боброва
  • N 32/46

Михаил Пиотровский

Речь идёт, с одной стороны, о культурном наследии и его развитии, с другой — об иной культуре, культуре экономики и денег. Эти две культуры сосуществуют сейчас по всему миру и везде находятся в конфликте — в том числе и у нас в стране, и в Петербурге. Наш город живёт в атмосфере явно выраженного конфликта этих двух культур. Он очевиден на наших улицах. Сталкиваются культура наследия и культура денег.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский: Культура наследия

Культура наследия полагает, что культурное наследие является смыслом и национальной идеей существования наций и цивилизаций, жизни народов. Для культуры денег смысл развития общества — деньги. Для культуры наследия наследие свято, а вот для культуры денег сверхдоход или, наоборот, дешевизна, удобство, комфорт — это самое главное, это и есть святое. В культуре наследия наследие является критерием — как различающим, так и сближающим людей. В культуре денег — эксплуатация наследия, которая противостоит наследию. Главное — доход как критерий успеха.

007_Пиотровский1.jpg
Михаил Пиотровский. Фотография Юрия Молодковца

В культуре наследия есть экономика наследия — вполне развитая структура того, как экономически существует наследие, как оно само себя содержит. В культуре денег существует эксплуатация наследия, которая может и уничтожить его ради выгоды. Что главнее: наследие или деньги? Это вопрос принципиальный, системообразующий. Там, где наследие главенствует, экономика развивается успешно. Там, где деньги берут верх, они действуют как разрушительная сила. Только культурное наследие создаёт подобную протестантской этику, которая может способствовать развитию экономики. В культуре наследия вырабатываются жёсткие правила сохранения наследия, в культуре денег существует постоянная система изменения правил сохранения наследия, приспособления их под сиюминутную выгоду. Стилистика и этика культуры наследия — это смирение перед наследием, перед будущим как продолжением прошлого, перед великими вещами. В культуре денег стилистика и этика — что хочу, то и делаю, как захочу, так и сделаю, если есть деньги.

В нашем городе есть уже много символов победы той и другой культуры, много проявлений конфликта. А настоящего диалога не существует. Между тем есть вполне нормальные рецепты диалога, которые могут привести к выходу из этой ситуации. Необходима дискуссия, сопоставляющая разные позиции, и попытка выработать решения, отлично понимая разницу между культом денег и культом культуры.

Совершенно ясно, что существующую в нашем городе прекрасную стратегию сохранения наследия, которая была разработана сторонниками разных позиций, надо положить в описание Петербурга как исторического центра, как памятника под охраной ЮНЕСКО. Тогда всё нормально заработает, тогда мы будем сохранять город в целом, а не просто отдельные здания.

Напомню, что на днях Государственную премию России получил Музей Куликова поля. Исторические материалы музея и сохранение ансамбля культурного и природного наследия, восстановление ландшафта были высоко оценены. Существует система доверительного управления, применяющаяся уже и в России, которая позволяет сочетать экономику и контроль за тем, как используется наследие. Существует идея создания «второго Петербурга», где современная архитектура будет сочетаться с экономическим «праздником», и это только поможет развитию исторической части города. Такой диалог нового и старого города и был бы решением проблемы, которую, к сожалению, пока решить не удаётся.

Это, на мой взгляд, некая матрица для обсуждения и других проблем. В рамках этой матрицы я мог бы говорить и на мою любимую тему взаимоотношения мусульманской и христианской цивилизаций, и о решении иных конфликтов, существующих на международном уровне.

Что касается Петербурга, то хотелось бы серьёзных дискуссий, обсуждений. Если не будет диалога, не будет понимания сути в разнице позиций, осознания того, что деньгам не всегда нужно культурное наследие, но культурное наследие должно деньги приструнить. Если деньги станут для нации целью, а не средством, то сбудутся самые мрачные предсказания поэтов: «Прозрачная звезда, блуждающий огонь / Твой брат, Петрополь, умирает», — Осип Мандельштам; «Подводной лодкой пошёл ко дну / Взорванный Петербург», — Владимир Маяковский.

И ещё у Маяковского:

«Стоит император Пётр Великий,

думает:

“Запирую на просторе я!” —

а рядом

под пьяные клики

строится гостиница “Астория”».

Фрагмент выступления директора Государственного Эрмитажа, председателя Конгресса петербургской интеллигенции, члена-корреспондента РАН Михаила Пиотровского на Международных Лихачёвских научных чтениях в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов в 2008 году.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.