• Текст: Алексей Цамутали историк
  • N 16/28

Оскар Энкель и линия Маннергейма

Линия Маннергейма — система долговременных укреплений на Карельском перешейке севернее Ленинграда, расположенная на территории, в 1918–1940 годах принадлежавшей Финляндии.

Об этой линии в Советском Союзе, особенно в Ленинграде, заговорили зимой 1939/1940 годов — вскоре после того как 30 ноября началась советско-финляндская война, которую чаще называли финской войной или финской кампанией. При этом линию Маннергейма нередко сопоставляли с линиями Мажино во Франции и Зигфрида в Германии, сооружёнными по обе стороны франко-германской границы.

Линия Маннергейма насчитывала более двух тысяч дерево-земляных и долговременных сооружений. Общая её протяженность от Финского залива до Ладожского озера достигала 135 километров, а глубина — 90 километров.

В изданной в 1974 году «Истории ордена Ленина Ленинградского военного округа» сказано, что линия Маннергейма состояла из мощных укреплений, зоны заграждений, трёх основных и двух промежуточных полос, а также отсечных позиций. В числе укреплений было более тысячи дотов и дзотов, в том числе 296 железобетонных сооружений. Основу обороны главной полосы составляли «опорные пункты, состоявшие из трёх-пяти железобетонных и нескольких дерево-земляных и гранитных сооружений, соединённых траншеями и ходами сообщения». В своём большинстве доты (долговременные огневые точки) представляли собой «железобетонные крепости, как правило, в два этажа, имевшие на вооружении по нескольку пулемётов и орудия».

Именно здесь, на линии Маннергейма, зимой 1939/1940 годов развернулись наиболее тяжёлые бои, завершившиеся тем, что войска Северо-Западного фронта под командованием С. Тимошенко прорвали оборону финских войск, заняли Выборг и начали продвижение в глубь Финляндии. Вскоре, 13 марта 1940 года, был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. Вновь линию Маннергейма советским войскам пришлось преодолевать летом 1944 года.

007_001.jpg
Алексей Цамутали. Фотография Алексея Тихонова

007_Enkel_avtoritet.jpg
Генерал-лейтенант Оскар Энкель 

В советской военно-исторической литературе обычно говорится, что строительство системы долговременных укреплений на Карельском перешейке, получившей название линии Маннергейма, происходило в 1927—1929 годах. Однако финский военный историк Урхо Мюллюниеми вносит заслуживающие внимания уточнения. В статье «Восточная часть Карельского перешейка во время войны 1939—1944 гг.» У. Мюллюниеми обратил внимание, что Оскар Пауль (Оскар Карлович) Энкель, возглавивший Генеральный штаб финляндской армии, придавал большое значение строительству на Карельском перешейке системы укреплений, в частности долговременных. Создание таковых по его инициативе началось в 1918—1919 годах, а в 1920—1924-м было уже возведено 168 бетонных фортификационных сооружений. В сентябре 1924 года Оскар Энкель вышел в отставку, и, как подчёркивает У. Мюллюниеми, строительство укреплений прекратилось. Оно было возобновлено уже по инициативе К. Маннергейма несколько лет спустя. У. Мюллиниеми считает, что позднее линия Маннергейма строилась начиная с 1932 года непрерывно до начала советско-финляндской войны. В «Военно-энциклопедическом словаре» определена иная датировка строительства линии Маннергейма: 1927—1939 годы. Независимо от того, когда возобновилось строительство системы фортификационных сооружений на Карельском перешейке — в 1927 или 1932 году, — важно, что первым, кто счёл нужным строить эти укрепления, был О. Энкель.

Личность Оскара Энкеля незаурядна и достойна внимания. Он родился в семье генерала Карла Энкеля, который возглавлял Финляндский кадетский корпус в городе Хамина. Этот корпус окончили и сыновья Карла Энкеля — старший Карл и младший Оскар. Служба Оскара Энкеля долгое время проходила в Петербурге. В чине подпоручика, а затем поручика он служил в 1901—1903 годах в лейб-гвардии Семёновском полку. Затем поступил в Академию генерального штаба. В качестве штабного офицера участвовал в Русско-японской войне 1904—1905 годов. После войны вернулся в академию и, закончив её в 1906 году, начал службу в Генеральном штабе: в главном управлении и в управлении генерал-квартирмейстера (оперативном управлении — по современной терминологии). В годы службы в полку жил на набережной реки Фонтанки в доме № 120, затем — в Сапёрном переулке, в доме № 10. В годы службы в Генеральном штабе жил в Виленском переулке, дом № 3, и на Пантелеймоновской (ныне — Пестеля) улице, в доме № 14.

В 1914 году полковник О. Энкель был назначен военным агентом (атташе) в Италии, а после того, как началась Первая мировая война, стал офицером русского Генерального штаба в Италии, затем в Сербии, позднее в штабе союзников в Константинополе. В 1919 году он вернулся в Финляндию и сначала в чине генерал-майора командовал береговой обороной, а затем стал начальником Генерального штаба. После того, как в 1924 году в чине генерал-лейтенанта О. Энкель ушёл в отставку, он стал промышленником, но, благодаря хорошему знанию России и большому опыту, не раз привлекался к участию в дипломатической деятельности. О. Энкель являлся автором многих военных и военно-исторических трудов, сотрудничал в «Военной энциклопедии», которую издавал И. Сытин. В 1925 году была издана книга О. Энкеля «Вопросы обороны малых государств».

В военно-исторической литературе часто подчёркивается, что при строительстве линии Маннергейма использовался опыт немецких, английских, французских, бельгийских военных инженеров. Это справедливо, если речь идёт о создании фортификационных сооружений в конце 1920—1930-х годов. Что же касается решения О. Энкеля начать строительство системы долговременных укреплений, то можно полагать, что оно было принято под влиянием школы русских военных инженеров, специалистов по долговременной фортификации, с которой он сталкивался во время обучения в академии и службы в Генеральном штабе.

007_sxema.jpg
Иллюстрации предоставлены Евгением Балашовым и Яном Кишкурно, авторами книги «Линия Маннергейма» (СПб., 2002)

Долговременную фортификацию в Академии Генерального штаба, когда там учился О. Энкель, преподавал военный инженер, профессор, генерал-майор Н. Буйницкий. Его яркие лекции надолго остались в памяти слушателей. Б. Шапошников в конце жизни, уже будучи маршалом Советского Союза, вспоминал, как на одной из лекций Н. Буйницкого присутствовал бывший тогда военным министром В. Сухомлинов. Н. Буйницкий излагал точку зрения прямо противоположную той, которой придерживался В. Сухомлинов. Министр предлагал упразднить Варшавскую и несколько других крепостей, прикрывавших западные границы России. Этот эпизод был проявлением острого конфликта, возникшего между последователями русской фортификационной школы, с одной стороны, и В. Сухомлиновым, поддержанным некоторыми генштабистами, — с другой.

Русские военные инженеры разрабатывали новые принципы интенсивной защиты границ государства, среди которых были и предложения о создании укреплённых районов. О. Энкель, долгие годы служивший в русской армии, надо полагать, именно тогда получил представление о значении долговременной фортификации, поэтому, стоя во главе Генерального штаба Финляндии, среди главных своих начинаний занялся строительством системы фортификационных сооружений на Карельском перешейке.

Сравнивая линию Маннергейма с системами фортификационных сооружений в Европе, надо отметить, что именно она стала ареной ожесточённых боёв и в конце концов была прорвана частями Красной армии в 1940-м и в 1944 годах. В то же время германские войска в 1940 году обошли линию Мажино, а линия Зигфрида была в конце 1944-го — начале 1945 года преодолена англо-американскими войсками без особого сопротивления. В СССР тоже создавались укреплённые районы — УР, — в числе которых был и Карельский укреплённый район, прикрывавший с севера подступы к Ленинграду и противостоявший линии Маннергейма.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.