Каменный остров

Имение графа Г. И. Головкина, близкого сподвижника Петра Первого, потом — великолепная усадьба канцлера, графа А. П. Бестужева-Рюмина, наконец, пригородная резиденция наследника престола Павла Петровича, будущего императора Павла Первого — таковы основные вехи истории Каменного острова в XVIII столетии. В парадной части резиденции архитектор Ю. М. Фельтен возвёл в 1770-х годах классицистический Каменноостровский дворец и неоготическую церковь Рождества Иоанна Предтечи. В начале XIX века дворцовый ансамбль с парком перешёл Александру Первому, и ещё более столетия остров оставался во владении императорской фамилии.

Каменный остров

Уже в павловское время здесь появились первые дачи, принадлежавшие узкому кругу приближённых наследника престола. В течение XIX века дачное строительство постепенно расширялось. На Каменном острове работали крупные зодчие — К. И. Росси, С. Л. Шустов, Л. И. Шарлемань, А. И. Штакеншнейдер; во 2-й половине столетия — Г. А. и К. Г. Прейсы.

Новая глава в архитектурной летописи острова открылась в 1897 году, когда был утверждён генеральный план разбивки участков, сдававшихся в долгосрочную (до 90 лет!) аренду. От арендаторов требовалось располагать дома «посреди сада», не огораживая их глухими заборами, чтобы местность сохраняла «вид парка». В тот период здесь был создан уникальный ансамбль особняков и дач, выстроенных в формах модерна и неоклассицизма. Главными его творцами стали архитекторы В. И. Шёне, Р. Ф. Мельцер и Ф. Ф. фон Постельс, И. А. Фомин, М. С. Лялевич и В. П. Апышков. В сохранившемся фрагментарном виде этот ансамбль остаётся одной из выдающихся достопримечательностей нашего города.

Некоторые из сооружений Каменного острова вошли не только в анналы петербургского зодчества, но и в популярные ленты «Ленфильма». Обычно они играют роль антуража, помогая перенести зрителя во времена вековой давности, чаще всего — в старую Англию. Об этих зданиях и пойдёт речь.

У берегов Большого канала разбросана группа построек в духе романтического модерна. Они выделяются живописной асимметрией, подчёркнутой разнообъёмностью, активным силуэтом. При острой новизне композиции в каждой из них бросаются в глаза стилизованные мотивы традиционной архитектуры Западной и Северной Европы.

24_14C9100.jpg
Дача Гаусвальд. Фотография Юрия Молодковца

Одним из самых ранних образцов модерна в Петербурге общепризнана дача жены булочника Е. К. Гаусвальд на углу Большой аллеи, 14 и Второй Берёзовой аллеи, 32. Она была сооружена в 1898–1899 годах архитекторами В. И. Шёне и В. И. Чагиным. По определению самого Василия Шёне, «стиль дачи — новый, с преобладанием мотивов американских деревянных построек».

Влияние американской архитектуры заметно в общем виде дома с круглой башней, террасой и верандой, в имитации гонтовой обшивки. Вместе с тем, дача родственна английским коттеджам с высокими щипцами и элементами фахверка, а «крепостные» башенки уподобляют её миниатюрному замку.

Однако в облике здания нет прямого подражания историческому стилю. Свободная динамичная структура, контрастные сочетания разных материалов характерны для модерна. К основной деревянной части дачи примыкают каменные выступы, облицованные излюбленным мастерами модерна светлым кирпичом. В связке круглой башни, увенчанной пологим шатром, и прямоугольного крыльца акцентирована выразительность простых геометрических тел — цилиндра, конуса и куба. Обрамление входной арки неожиданно обрывается, повисая с одной стороны без точки опоры, — так полемически опровергались привычные представления о тектонической логике.

Дача Гаусвальд перестраивалась ещё в 1910-х годах, тогда же были расширены служебные строения во дворе. Сегодня она пустует, постепенно приходя в упадок.

На смежном участке (Боковая аллея, 11) тот же Василий Шёне построил в 1905 году деревянную дачу сапожника П. И. Гозе. Основной эффект её композиции заключался в подвижной игре объёмов, остроте очертаний щипцов, разнообразии форм окон. Затем дачу реконструировали, увеличив габариты: в 1910 году — архитектор Н. К. Прянишников, а в 1914-м — военный инженер А. А. Орлов, ставший её владельцем. Фасады дома обшиты в подражание фахверку и завершены щипцами, но всё же они выглядят ординарными по высоким меркам модерна.

Более интересен задвинутый в угол участка каменный флигель П. И. Гозе — также сооружение Шёне 1905 года. Раскиданные в беспорядке окна — широкие и узкие, прямоугольные и криволинейные; нависающий деревянный объём и грубая кладка цоколя создают иллюзию стихийного развития архитектурной формы.

Вплотную к усадьбам Гаусвальд и Гозе располагалась дача А. А. Шварца (Вторая Берёзовая аллея, 34). Автор её документально не установлен, но вполне вероятно, что им снова был В. И. Шёне. В пользу этого свидетельствует близость места, времени (1900–1901 годы) и, главное, стиля постройки. Сначала она принадлежала С. Н. Виноградскому, а в 1910–1913 годах была расширена Л. А. Серком для А. А. Шварца.

В 1987 году дача сгорела. Однако через 15 лет возродилась, как феникс из пепла. Правда, воссоздана была не в дереве, а в камне. Фахверк, щипцы, многоскатная черепичная крыша и островерхая круглая башня перекликаются с домом и флигелями соседней усадьбы Гаусвальд. Новая «дача Шварца» сооружена по проекту архитекторов Н. Н. Чилингаровой и С. В. Гайковича («Студия-17») для элитного жилого дома на восемь квартир.

На противоположном берегу Большого канала поднимаются мощные, почти скульптурные объёмы особняка богатого портного Э. Г. Фолленвейдера (Большая аллея, 13). С белизной его стен контрастируют усложнённый силуэт высокой крыши с упруго-выгнутым шатром над башней. Неровный гранитный цоколь создаёт впечатление, будто дом стоит на природной скале. Здание кажется монолитом, все его членения и выступы слиты воедино. Свободное асимметричное строение фасадов органично выражает внутреннюю планировку.

24_14C1266_a.jpg
24_14C9144.jpg
Деревянная дача Гозе.
24_14C9161_b.jpg
Особняк Фолленвейдера.
24_14C9173.jpg
Дача Шварца. Фрагмент ограды дачи Клейнмихель. Фотографии Юрия Молодковца

Этот шедевр модерна создан в 1904–1905 годах архитектором Р. Ф. Мельцером. При всей оригинальности произведение зодчего находит параллель в более ранних виллах — работах знаменитого финского трио: Г. Гезеллиуса, А. Линдгрена и Э. Сааринена, лидеров северного национального романтизма. Произведение Романа Мельцера является одним из первых образцов северного модерна в Петербурге.

В традициях неоготики, популярной в загородном строительстве, выдержана дача графини М. Э. Клейнмихель (набережная Крестовки, 12). Основная часть дома сооружена в 1911–1912 годах гражданским инженером К. К. Мейбомом. Шатровая крыша и угловой круглый эркер с бойницами вновь навевают воспоминания о замках.

Вплотную к этому дому примыкают высокие объёмы, расчерченные фахверком и увенчанные ещё одним шатром. Это воспроизведение утраченной дачи жены владельца цирка Л. Чинизелли. Она внешне точно воссоздана по проекту, разработанному в 2003 году Р. М. Даяновым. Подобные новоделы на местах погибших памятников оправданы: они возвращают Каменному острову былые черты. 

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.