Коммунар

За безликими названиями, данными населённым пунктам в советское время, зачастую скрывается интереснейшая история этих мест. Одна из самых знаменитых усадеб Ингерманландии, а ныне южной части Ленинградской области — Графская Славянка — находилась всего в семи километрах от Гатчины. Сейчас это город Коммунар. Графская Славянка с 1846 года (по другим данным с 1847-го) называлась Царской Славянкой, а с 1918-го — Славянкой Красной. Название Коммунар связано с бумажной фабрикой.

Коммунар

По данным 1933 года, это был так называемый выселок Коммунар, входивший в состав Менделево-Коккелевского финского национального сельсовета Красногвардейского района. Напомним, что Гатчина с 1929 года называлась Красногвардейском, а с 1923-го это был Троцк.

Графская Славянка располагается на берегах реки Славянки, которая, начинаясь в низине южнее Павловска, через 39 километров впадает в Неву в районе Рыбацкого. В 1500 году на месте Графской Славянки находились две деревни: Славянка и Пязнево. В 1622 году на этих землях, которыми владел фельдмаршал Карл Карлсон Юлленъельм (незаконнорождённый сын шведского короля Карла Одиннадцатого), решили создать небольшой городок для ремесленников, а заодно и несколько усадеб. Известно, что в 1651 году их было три: Риббенгсхольм, Гудилов и Карлберг, что в переводе со шведского означает «Гора Карла». Усадебный дом в Карлсберге — полутораэтажный с главным фасадом, завершённым крутым щипцом, с подобными щипцами на торцах, напоминающий дом владельца под Стокгольмом, — стоял вблизи возникшей через столетие православной церкви, по формам напоминающей жилой дом.

17_2O3A1064.jpg
Въезд в посёлок Коммунар
17_2O3A1110.jpg
Служебные постройки, мосты и водоёмы, окружающие предприятие
Важным этапом в истории этих земель стало основание в 1641 году для нужд финского населения лютеранской общины Венийоки (Славянская река), кирха и пасторат которой располагались на левом берегу впадающей в Славянку речки Поповки. Именно усадьба Карлсберг дала начало Славянской мызе, которая стала важным центром этого района. Юлленъельм умер в 1650 году, а так как он потомства не оставил, усадьба перешла его вдове Кристине, а затем и дальним её родственникам.

Приход Венийоки был одним из самых больших в Ингерманландии: в 1865 году количество прихожан в нём составляло 9 тысяч человек, в 1917-м — 13 тысяч. Деревянная церковь святой Марии была построена здесь в 1803 году, в 1885-м вместо неё возвели каменную, вмещавшую 1100 человек. При церкви в 1867 году открыли школу, а в 1875-м для неё построили новое здание.

В 1708 году Славянскую мызу с 18 деревнями Пётр Первый подарил жене Екатерине, для которой в 1715 году был построен деревянный дом — «Хоромы государевы». После смерти Петра в 1725 году Екатерина пожаловала мызу своему брату Карлу Самуиловичу Скавронскому. В начале 1740-х годов он возвёл здесь каменный дом, а к северо-западу от него — церковь, освящённую 19 января 1747 года во имя святой Екатерины.

Его внук Павел Мартынович Скавронский, всю жизнь проживший в Италии, усадьбой в далёкой и холодной России не интересовался, а вот его дочь Мария, жена графа П. П. Палена, в 1801 году позволила себе осуществить некоторые незначительные изменения. Решительные перемены произошли, когда хозяйкой усадьбы стала её дочь Ю. П. Пален, в замужестве Самойлова (1803–1875).

В 1827–1829 годах над перестройкой усадьбы работали братья Леоне и Доменико Адамини. А в 1831-м архитектор А. П. Брюллов провёл масштабную реконструкцию господского дома, практически создав его заново. Это изумительное здание и ныне украшает эту местность.

Родители поэта А. С. Пушкина, осмотрев имение и здание, остались от него в полном восторге. Сергей Львович писал дочери Ольге в 1835 году: «Это сокровище! Невозможно представить себе ничего более элегантного в смысле мебелей и всевозможных украшений. Архитектором и декоратором является Александр Брюллов (брат художника Карла Брюллова). Все ходят смотреть это точно в Эрмитаж».

Графиня Юлия Павловна Самойлова была дамой, интересной во всех отношениях. Мирно разойдясь с мужем Николаем Самойловым, она уехала в Италию, где имела весьма громкий успех у местной богемы и русских художников, в частности у Карла Брюллова. Вернувшись в свой отстроенный заново дом в Графской Славянке, она вела несколько экстравагантный образ жизни. В одном из писем О. С. Павлищевой мужу рассказывается о празднике в Графской Славянке: «Недавно она (Ю. П. Самойлова. — Л. А.) вздумала устроить деревенский праздник в своей Славянке, наподобие праздника в Белом Доме Поль де Кока; поставили шест с призами — на нём висел сарафан и повойник: представьте себе, что приз получила баба 45 лет, толстая и некрасивая! Это очень развлекло графиню, как вы можете представить, и всё её общество, но муж героини поколотил её и всё побросал в костёр. Тогда графиня велела дать ей другой и приказала носить его как награду за ловкость. Говорят, что офицеры, которые явились без позволения на этот праздник, назавтра были под арестом. Графиня Самойлова прекрасно себя чувствует и очень весела. У неё живёт юная итальянка, которой она даёт миллион, — ей всего четырнадцать лет».

17_2O3A1044-2.jpg
Усадьба Ю. П. Самойловой, перестроенная по проекту К. Брюллова

Императору Николаю Первому всё это не очень нравилось, и графине пришлось снова уехать в Италию, а имение продать Департаменту уделов за 700 000 рублей. И в следующем году Графскую Славянку переименовали в Царскую Славянку. С 1846 года усадьбу использовали для размещения частей Царскосельского гарнизона при проведении манёвров. А позднее здесь располагалась императорская школа садоводства и огородничества.

В 1874 году Александр Второй подарил Царскую Славянку своему сыну, великому князю Владимиру Александровичу, но у того были свои представления о комфорте, и он имел смелость отказаться от такого подарка.

В 1896 году здесь создали один из императорских педагогических центров — Ольгинский детский приют трудолюбия. Он был рассчитан на 200 детей и содержался на личные средства императора. Здесь по проекту гражданских инженеров М. Ф. Гейслера и Б. Ф. Гуслистого построили целый комплекс одноэтажных зданий и церковь.

Годы революций и войн оставили и здесь свои страшные разрушения. В послевоенный период предпринималось несколько безуспешных попыток восстановить усадьбу Царская Славянка. Сейчас там идут работы и зданию уже вернули его узнавемые черты.

Река Ижора, протекавшая рядом с усадьбой, была в стародавние времена достаточно полноводной, чтобы на ней можно было сооружать мукомольные и пильные мельницы. Электричество хоть и существовало в природе, но было ещё не приручено. Эти мельницы предприимчивые люди переоборудовали преимущественно в бумажные фабрики, так как Петербург требовал всё больше бумаги для типографий и всяческой канцелярии. И кроме того, ингерманландский народ в большинстве своём был грамотным и книжки читал. Поэтому Графскую Славянку и её ближайшие окрестности можно смело назвать центром бумажной промышленности Ингерманландии.

Одна из первых бумажных фабрик принадлежала британским подданным Ивану Роджерсу и Даниилу Рейнеру, которые с помощью механика Иогана Гарниша в 1845 году переоборудовали её в писчебумажную фабрику. Она работала весьма продуктивно и на протяжении почти пятидесяти лет повидала нескольких владельцев. В 1896 году некто Е. Рейнер на базе этой фабрики основал «Общество Царско-Славянской фабрики Рейнер и К°», которое в 1901-м вошло в знаменитое Товарищество Красносельской фабрики П. А. Печаткина. Эта фабрика ведёт своё начало с 1764 года! Кстати, именно К. П. Печаткин, сын хозяина фабрики, впервые в России начал выпуск бумаги для телеграфных лент. Интересно отметить, что не только на фабрике Печаткина, но и на других местных фабриках работали потомственные бумажники, отцы и деды которых также трудились здесь. Вот такие традиции!

Ныне на этом месте располагается одна из лучших бумажных фабрик Северо-Запада, первая очередь которой была пущена в 1882 году. Фабрика выпускала немелованный картон, а основным сырьём для неё была макулатура. Как не вспомнить макулатурный бум того периода! В макулатуру сдавали даже антиквариат — лишь бы получить очередной том А. Дюма или М. Дрюона.

В декабре 1990 года Ленинградская картонная фабрика стала комбинатом, сменила название, а в 1992-м предприятие приобрело статус акционерного общества.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 октября 1953 года населённый пункт при фабрике был отнесён к категории рабочих посёлков с присвоением наименования Коммунар. Председателем исполкома поссовета стал Шаманов Иван Николаевич 1910 года рождения, имевший всего пять классов образования, но руководителем он был толковым, много сделавшим для улучшения жизни бумажников. Хочется надеяться, что сегодня город Коммунар помнит и хранит свою историю.


Обложка публикации: Городская скульптура — рабочий с рулоном бумаги. Фотографии Юрия Молодковца


17_2O3A1124.jpg
Проходная одного из бумажных заводов посёлка Коммунар, предприятие окружено по периметру водоёмом, что видно из плана
17_2O3A1138.jpg
Новые типовые постройки посёлка Коммунар 
17_2O3A1157.jpg
Ещё одна бумажная фабрика в Коммунаре

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.