• Текст: Андрей Кузнецов и Денис Зимин; Лолита Крылова
  • N 52/66

Волейбольная площадка

Если зайти в ясный полдень через Эрмитажный театр и пройти в директорский коридор, то из окна можно наблюдать замечательное спортивное представление: волейбольный матч во дворе Эрмитажа. Впрочем, обычные посетители музея тоже могут наблюдать сражение — из некоторых окон, выходящих во внутренний двор. Турнир — не постановочный, сражаются вполне реальные сотрудники музея, среди которых Андрей Кузнецов, учёный секретарь, младший научный сотрудник Отдела античного мира Государственного Эрмитажа, и Денис Зимин, начальник сектора установки художественных произведений. Они и рассказали об этой славной музейной традиции спортивного отдыха и о своей работе, от которой они отдыхают во дворе Эрмитажа.

Волейбольная площадка

Денис Зимин: Я играл в волейбол и до Эрмитажа и здесь стал участвовать сразу после того, как устроился на работу, с 2003 года. Увидел — ребята играют в волейбол, и присоединился.

Раньше играли разные люди, которые часто менялись: кто-то уходил, кто-то приходил, и особой регулярности не было. Сейчас играем практически каждый день, когда позволяет погода. Иногда, бывает и два на два человека, и три на три. Но чаще — полной командой шесть на шесть. Созваниваемся незадолго до полудня и договариваемся. Пожалуй, большая часть людей, приходит из нашего отдела и мы перемешиваемся, чтобы быть одинаковыми по силе, иначе неинтересно играть.

Андрей Кузнецов: Я пришёл работать в Эрмитаж в 2008 году, и играть меня пригласили мои эрмитажные приятели и экспедиционные друзья. Весной, как только распогодится и подсохнет площадка — где-то с апреля, — выходим играть, прежде всего, чтобы держать себя в хорошей форме. Часто не смущает ни снег, ни лужи — главное, не поскользнуться. Иногда уже заранее ждёшь: поскорее бы двенадцать, прогноз заранее изучаешь — лишь бы не было дождя. Ураганы здесь тоже, как ни странно, бывают. Иногда во время игры откуда ни возьмись — внезапные порывы ветра, хотя площадка в таком замкнутом пространстве — загадки петербургской архитектуры. В том году мы играли до самого декабря, иногда в шапках и в рукавицах. Игра — не только физическая разгрузка, а ещё и эмоциональная. Кстати, благодаря волейболу я лучше и ближе узнал некоторых коллег. Волейбол на самом деле связал меня с ребятами.

Денис Зимин: С полудня до часу в нашем отделе обеденный перерыв. Бутерброд съел, чаем запил и побежал в волейбол играть. Мой рабочий день проходит достаточно спланированно. Мы занимаемся тем, что передвигаем, перевозим экспонаты, которые хранят наши коллеги — научные сотрудники. Работа расписывается за день-за два, а бывает, что и на неделю. Хранители обычно звонят нашему диспетчеру и делают заявку, а потом я уже корректирую свой рабочий день. Сейчас уже ко всему привыкли давно. Это по началу люди приходят и большие глаза делают: это же произведение искусства, а вдруг... А потом уже спокойно приходишь, снимаешь и поехали. Хранители тоже подсказывают, например, что у этого стола шатается ножка. Волнуешься только за сотрудников, которые работают недавно. Но опять же, они работают не одни, а с опытными ребятами.

Статуя Диониса — наверное один из самых тяжелых экспонатов, который мы переносили. Он в высоту примерно два двадцать без постамента, и весит Дионис со своей спутницей около тонны. У нас есть гидравлический механический подъёмник, и экспонаты мы переносим с его помощью и с помощью физической силы. Человек десять в этом участвуют. Сдвигаем с постамента, несколько человек стоят за подъёмником, чтобы он не отъезжал, остальные аккуратно и потихонечку сдвигают. Дальше опускаем статую вниз и перевозим. Потом ребята-упаковщики пакуют её в ящик и так она перевозится уже в машине. Мы не по одному разу перевозили каждую фигуру и наизусть знаем тонкости каждой вещи, помним, где трещинка идёт, где что-то выступает. За ручки — за ножки нельзя хватать. Весь опыт ещё от старших коллег передаётся.

Андрей Кузнецов: А: представьте, какая у них сила подачи и с какой скоростью мячик летит в противника… если перелетает сетку.

Но если посмотреть со стороны, кажется, что фигура Диониса — она как раз из нашего отдела — не однотонная, а просто стокилограммовая. Потому что ребята профессионалы в своём деле. В описаниях экспонатов веса обычно нет — такие вещи на глаз определяем, и многое просто знаем. Перед тем, как освободить зал, всё подробно фотографируют, чтобы потом было удобнее возвращать экспонаты на место. Хотя хранители и смотрители и так точно знают, где что стоит.

У меня нет строго установленного времени на обед, поэтому я сам распределяю рабочее время и выделяю час на волейбол. А рабочий день обычно проходит так: с утра разбирать документацию, которую не успел обработать накануне… На самом деле всё очень сильно зависит от месяца. Под конец года — больше бумажной работы. А так — книги читаем, пишем, у каждого научного сотрудника есть своя научная тема, но которой он готовит книгу, альбом, или каталог. Есть и срочные дела, какие-то бытовые вопросы, например, следить, чтобы в отделе всегда была нужная канцелярия. И конечно же, мы храним экспонаты, у каждого сотрудника есть своё хранение, которое нужно изучать, оберегать. Кстати, лёгкие вещи, например амфору, весом 20-25 килограмм — я могу и сам перенести. Но у меня появляется волнение потом, когда я вечером, лёжа на удобном диване, анализирую свой день, вспоминаю, что мог нечаянно запнуться прямо с этим предметом в руках. Но в тот момент, когда несёшь, просто концентрируешься.

Мой самый любимый экспонат — это ранневизантийская мозаика из Херсонеса Таврического, которая находится в зале Афины. Это уникальный экспонат, который был найден в XIX веке вовремя раскопок храма в форме базилики. Любимая, потому что когда по ней ходишь и понимаешь, что раньше она украшала ранний Византийский храм — один из самых крупных в Херсонесе — и по ней ступали те люди, того времени, той эпохи. Присматриваешься, видишь, как из таких маленьких кубиков — тессер — собрали такую красоту. Этой мой первый экспонат, который я принял на хранение. Мне хотелось бы поближе познакомить посетителей с ним, рассказать историю раскопок и путешествия в Санкт-Петербург. Всё для того, чтобы посетители обратили внимания на то, чтобы находится у них под ногами.

Ещё я провожу экскурсии для детей — мне очень нравится работать с ними, я совершенно переключаюсь от обычной работы. Да мне всё нравится на самом деле. Есть какая-то рутина, но даже когда она пропадает, ты по ней немножко скучаешь.

Денис Зимин: Инвентарь, форму и сетку и мячики нам закупил Эрмитаж — они хранятся у нас в раздевалке. Мы часто играем командой от Эрмитажа в районных и городских соревнованиях между крупными командами. Мы выставляем не только волейбольную команду, играем и в футбол, и в боулинг, и в шахматы. Но, конечно, в первую очередь — волейбол. На кубке Центрального района мы заняли четвёртое место. Конечно, это всё любительский спорт, но класс соперников чувствовался и по комплекциям, и по мастерству. Ребята пока нас обходят — они всё-таки более целенаправленно этим занимаются, а мы для удовольствия. А в Эрмитаже нас поддерживают и постоянные болельщики, и просто посетители музея, случайно увидевшие нас в окно.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.