• Текст: Владимир Кудрявцев
  • N 32/46

Кушелева дача

Дача светлейшего князя, действительного тайного советника, государственного канцлера Александра Андреевича Безбородко была самой большой достопримечательностью Выборгской стороны.

Кушелева дача

После основания Петербурга заселение его шло по следам шведских и финских деревень вдоль берегов Невы и Невки. За Охтинской слободой, ниже по течению Невы, там, где её правый берег изгибается излучиной, во времена шведского владычества находился сад коменданта города Ниеншанца. Местность эта (1530 га) впоследствии стала принадлежать просвещённому человеку эпохи Петра Третьего и Екатерины Второй тайному советнику Г. Н. Теплову. В 1773–1777 годах его сын капитан А. Г. Теплов по проекту архитектора В. И. Баженова строит в этой местности летний дом, который в 1782 году вместе с садом за 22 тысячи 500 рублей покупает князь А. А. Безбородко. В следующие два года по проекту Д. Кваренги дача перестраивается в роскошный загородный дом, и при нём разводится громадный сад.

Немецкий путешественник И. Георги в 1794 году так описывал сад А. А Безбородко: «Сад в длину и ширину около 250 саженей, совсем в английском вкусе, с кустарниками, излучистыми дорожками, каналами, островками, беседками и проч. В одном леску сего сада встречается круглый, особо стоящий прекрасный храм из 12 столбов, поддерживающих купол. В сём храме стоит статуя монархини с символами богини Цибелы… Статуя, в коей меди 200 пудов, вышиною в 9 футов, в Греческом одеянии, в Кафедральной короне, в правой руке держит пук колосьев, в левой ключ. На стороне есть в саду высокия развалины в два этажа, похожия на обветшалый замок. Всходить на них удобно и весьма хорошо можно видеть город и окрестности онаго. Также сей сад по похвальному обычаю наших господ отворён во всякое время всем порядочно одетым людям. Пониже саду графа Безбородко лежат по порядку Бакунина, Синявина, Собакина и другие сады с деревянными домами. Подле Синявина саду есть большая канатная фабрика».

024_IMG_6495_KK.jpg
Фасад Кушелевой дачи

Много позже Александр Бенуа в своей книге «Жизнь художника» писал: «Кушелевский парк, называвшийся также Безбородкинской дачей, занимал неправильный четырёхугольник, тянувшийся одной стороной по Неве (нынешняя Свердловская набережная от Кондратьевского проспекта до Пискарёвского проспекта — В. К.) и уходивший в глубину на целую версту. <…>В сад Безбородкинский дворец выходил террасой с перильцами кованого железа. Широкая липовая аллея, подходившая к самому садовому фасаду, была установлена по обе стороны мраморными бюстами римских императоров; она доходила до моста, украшенного опять-таки львами, а конец этой аллеи упирался (с 1877 г.) в деревянный забор, отделявший участок завода “Нева” от остального парка. Слева от дворца, в саду под деревьями, возвышалась грандиозная беседка, так называемый Кофейный дом. Внутри этот дом был расписан по жёлтому фону птицами и арабесками… Ещё более влево от дворца стояла до 1876 года на довольно открытом месте помянутая Руина, назначение которой было служить “бельведером”, а рядом находился построенный в стиле английской готики дом управляющего. <…>Около дома возвышалась простая триумфальная арка, через которую, как гласило предание, не раз въезжала на праздники, дававшиеся графом Безбородко, сама матушка Екатерина Великая. Вправо от дворца парк был замкнут со стороны набережной глухим дощатым забором с каменными столбами.

От ворот в глубину парка, изобиловавшего деревьями всевозможных пород, вела дорожка. Она приводила к деревянному “китайскому мостику”. За мостом возвышалась “горка”, обязательная в каждом парке. Ещё через несколько шагов, за изгибом канала, открывался вид на главную диковину Кушелевского парка — на Гваренгиевскую ротонду. Ротонда состояла из невысокого гранитного основания и из восьми колонн с пышными коринфскими капителями, поддерживавшими плоский купол, богато украшенный внутри лепными кессонами. Колонны были белыми, крыша зелёная.

024_IMG_6465_KK.jpg
Вид на Смольный собор с бельведера Кушелевой дачи

Влево от ротонды находился фруктовый сад, далее, за главной аллеей, у моста со львами, открывался вид на первый большой пруд. Первый пруд соединялся проливом со вторым, славившимся своими белыми и розовыми водяными лилиями. На берегах были устроены гранитные пристани с терракотовыми скульптурами, и здесь же стояла “ферма” — большая, выкрашенная в красный цвет постройка с круглой башней. Рядом с ней по разбитым мраморным чашам и по уступам из пористого камня стекала ржавая вода, проведённая по прямому канальчику от железного источника деревни Полюстрово. У самого источника канал расширялся в виде ковша, на берегу которого вытянулось длинное выкрашенное в тёмно-красный цвет здание — “Заведение Минеральных вод”. (В начале XIX века в Полюстрове провели осушительные работы и построили водолечебницу, ставшую центром небольшого курорта. Здесь появился курзал с музыкой, танцами, фейерверком, оркестром. Курорт занимал часть территории, принадлежавшей усадьбе Кушелевых-Безбородко (“Кушелевой даче”)). <…>Усадебный дом о двух этажах был построен в традициях классицизма, основной корпус поставлен в глубине участка, трёхэтажную среднюю часть фланкируют круглые башни с вышками-бельведерами. Находящийся перед домом сад отделён от тротуара оградой с 29 скульптурами сидящих львов, поддерживающих цепи. Перед зданием находится двухъярусная каменная терраса-пристань с гротом (служившим в 1870‑х годах жилищем для рыбаков) и спусками к воде, украшенная гранитными вазами и изваяниями сфинксов. С обоих концов дома шла крытая колоннада, отчего площадь перед домом против Невы получала вид амфитеатра. Берег Невы был выложен диким камнем, и здесь стояли медные пушки».

Несколько комнат Кушелевой дачи были отведены под… гарем. О его существовании на даче канцлера А. А. Безбородко свидетельствовал, например, потомок последнего граф Г. А. Кушелев-Безбородко. М. Пыляев пишет: «…летом 1860 г. граф Кушелев, живя с товарищами на даче, имели случаи видеть как комнаты, где гарем помещался, так и большую картину, написанную масляными красками, с изображением десяти наложниц графа А. А. Безбородко, сидящих на софе: здесь были итальянки, немки, чухонки, русские и даже одна негритянка».

Граф Г. А. Кушелев-Безбородко стал последним владельцем Кушелевой дачи. Он гостеприимно открыл для публики свой роскошный парк, в котором стали устраивать праздники и вечера в «Тиволи» — так был назван вокзал в честь развалин, существующих в саду. В 1868 году большой пожар уничтожил значительную часть парка и курорт «Минеральные воды», который уже не восстанавливался. Его территория, как и соседние усадьбы, была распродана по участкам, и здесь развернулось новое строительство, в том числе промышленных предприятий: Металлический завод (1857 г.), завод Розенкранца (1857 г.), завод «Феникс» (1868 г.), под боком у парка выросла английская бумагопрядильная фабрика, а в 1876 году в двух шагах от дворца был построен Славянский пивомедоваренный завод (ныне ЗАО «Игристые вина»).

024_IMG_6455_KK.jpg
024_IMG_6472_KK.jpg
024_IMG_6452_KK.jpg
024_IMG_6493_KK.jpg
024_IMG_6491_KK.jpg
Интерьеры Кушелевой дачи: лестницы и подвальные помещения, из которых начинался подземный ход к Неве. Фотографии Константина Котова

На даче графа Кушелева существовала старинная домовая церковь Живоносного источника. После смерти графа его дочь, графиня Мусина-Пушкина, перенесла её в своё имение в Финляндию, дом же отдала в аренду каким-то антрепренёрам, которые устроили в саду увеселительное заведение «Эрмитаж», а где был прежде храм, там поместили буфет и танцевальный зал. Но предприятие быстро прогорело и здание перешло в ведение Общества Красного Креста, поэтому в 1896 году галереи были надстроены и оборудованы под жилище для персонала и служащих этого общества.

Ныне от «Кушелевой дачи» остались одни воспоминания и противотуберкулёзный диспансер в главном корпусе дворца (Свердловская наб., д. № 40), смотрящем на Неву более‑менее приличным фасадом. Вид же «с тыла» таков: усадебные постройки разрушены, территория захламлена, пруды заросли, замусорены, а парк вовсе исчез. 

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.