• Текст: Алексей Ерофеев
  • N 16/28

Лиговка-2

Дома, построенные заводчиком Сан-Галли для своих рабочих, были, конечно, свидетельством его заботы о кадровой политике предприятия. Однако в тревожное предреволюционное время часть обитателей этих жилищ пополнила отряд так называемых маргиналов, которых на Лиговке и без того хватало. Достаточно вспомнить, сколько там было низкопошибных кабаков — их завсегдатаями и являлись не слишком сознательные рабочие. Ямщицко-извозчичий контингент также добавлял Лиговке не лучшей славы.

А сразу после Октябрьской революции, которая должна была дать «землю — крестьянам, фабрики — рабочим», на Лиговке вдруг увеличилось число проституток. Женщины из рабочих и крестьянских семей не могли прокормиться ничем другим, кроме «панели». Среди лиговских жриц любви первенствовали «гнилушницы» и «кабачницы». Определения достаточно точные — нет необходимости расшифровывать их, уточняя цены предоставлявшихся этими дамами услуг. В данном смысле атмосфера на Лиговке была весьма неприятная.

С этим районом связано и скандально знаменитое «чубаровское дело» 1926 года. Не один десяток молодчиков проходили по этому делу о групповом изнасиловании, все они получили большие сроки тюремного заключения. «Чубаровским» же дело названо по названию Чубарова переулка, в котором и случилась вся история. От старого названия переулка, известного с 1798 года и происшедшего от фамилии домовладельца, после завершения «чубаровского дела» в 1935 году советская власть избавилась — возможно, чтобы дело поскорее забылось. Переулок получил нейтральное наименование — Транспортный. Имя оказалось вполне логичным — начинается переулок у Лиговского проспекта, а заканчивается у железной дороги, фактически продолжая за Лиговкой Разъезжую улицу, название которой напоминает о ямщицких разъездах XVIII столетия.

Место пересечения Лиговского проспекта с Разъезжей улицей и Транспортным переулком прежде иногда называли Пятью углами в пару к расположенным неподалёку другим Пяти углам, находящимся, как известно, на пересечении улиц Ломоносова, Рубинштейна, Разъезжей и Загородного проспекта.

016_001.jpg
Церковь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Архивная фотография

Однако недавно, после открытия здесь станции метро «Лиговский проспект», один угол пропал, и на Пять углов этот перекрёсток уже никак не тянет. Зато к местным легендам добавилась ещё одна, и преудивительная.

Возведение наземного вестибюля станции велось в перестроечные годы, когда самым модным словом и понятием стала пресловутая «гласность». Она и сыграла свою роль, когда молодёжная группа «ЭРА», название которой расшифровывалось как «экология рядовой архитектуры», заступилась за старые дома, шедшие под снос. В дело вмешалось руководство города, так что метростроители были вынуждены приостановить строительство подземки. Впоследствии оказалось, что вся группа «ЭРА» состояла из двух человек. Правда, такие времена длились недолго — позднее на Лиговке снесли немало домов: под ту же «яму» для так и не построенного терминала Высокоскоростной магистрали от Московского вокзала до Перцова дома, несколько корпусов на Лиговском, 56... Общественность каждый раз протестует, и ничего!

Пожалуй, лучшая страница в новейшей истории Лиговки связана с замечательным ансамблем Крестовоздвиженской церкви. Начало ансамблю было положено ещё в Петровскую эпоху. В 1710—1712 годах здесь поселились ямщики и появилась часовня при местном кладбище. Через шесть лет сгоревшую часовню заменила церковь Рождества Христова, но и ей не была суждена долгая жизнь. Впоследствии храм несколько раз перестраивался, пока в 1848 году по проекту архитектора Егора Диммерта здесь не выросла и поныне существующая Воздвиженская церковь, которая фактически включила в себя старую каменную церковь, созданную ещё в 1747 году под наблюдением архитектора Йохана Шумахера.

016_002.jpg
016_003.jpg
016_004.jpg
016_005.jpg
Фотографии Анатолия Мальцева 

Однако церковный ансамбль на Лиговке состоит не только из Воздвиженской церкви и ампирной колокольни, построенной в 1812 году архитектором Александром Постниковым. Здесь же расположены ещё две церкви: Тихвинская и Кирилла и Мефодия.

В советские времена все эти церкви были заброшены, пребывали в запустении. В 1991 году храмы возвращены верующим. Сейчас они принадлежат казачьей общине, в них регулярно проводятся богослужения.

А вот бывшей Воздвиженской улице, ведушей к церкви Воздвижения, историческое имя пока не возвращено. Примечательно, что после переименования в 1923 году в течение семи лет её называли вовсе неправильно, именем какого-то Тюмина. Хотя рабочий-ткач, профсоюзный деятель, депутат Петроградского совета, а с 1926-го – персональный пенсионер Пётр Артемьевич Тюшин, в чью честь при жизни переименовали улицу, находился в здравом уме и твёрдой памяти! Почему же он сам не стремился исправить ошибку? Скорее всего, скромность мешала. Только в 1930 году вместо мифического Тюмина на табличках появилась правильная фамилия — Тюшин.

За Обводным каналом по чётной стороне возвышается красивый доходный дом Ивана Ивановича Дурдина, построенный в 1913 году по проекту Александра Фанталова. Несмотря на то что принадлежал дом сыну знаменитого промышленника Ивана Алексеевича Дурдина, прославившегося варением пива и кваса, за этим строением не числится особенно интересных историй, в отличие от невзрачного дома напротив. В советскую пору здесь располагался кинотеатр «Север», в середине 1980-х он был закрыт. Но недаром же говорится, что свято место пусто не бывает. В те же славные годы перестройки и гласности здесь поселился так называемый «Театр Нерешённых Проблем». Правда, даже театралы вряд ли вспомнят какие-нибудь постановки на этой сцене. В отличие от группы «ЭРА», состоявшей всё-таки из двух человек, «Театр Нерешённых Проблем» насчитывал в своей труппе и того меньше. Олицетворяет его видный специалист по созданию проблем городским властям — Вадим Поляков.

Неподалёку, на углу Обводного канала и Боровой улицы, находится огромное производственное здание бывшей «Новой бумагопрядильни». После революции фабрике присвоили имя Петра Анисимова — в честь рабочего фабрики, активного участника стачки 1878 года. Анисимов — псевдоним Петра Анисимовича Моисеенко, и человек этот — единственный в истории Петербурга, увековеченный в названиях различных объектов и под настоящим именем, и под своим псевдонимом. Правда, теперь осталась только улица Моисеенко, а прядильно-ткацкую фабрику имени Петра Анисимова распродали по частям в 1990-е годы.

Со стихией митингов и революций район Лиговки знаком очень хорошо: к примеру, 9 мая 1906 года В.И. Ульянов выступал в Народном доме графини Паниной по поводу тактики РСДРП в отношении только что созданной Государственной думы. Выступал вождь мирового пролетариата под малоизвестным псевдонимом — Карпов. Сам бывший Народный дом графини Паниной, в котором ныне располагается ДК железнодорожников, — замечательный памятник архитектуры начала прошлого века. Построил его Юлий Бенуа — один из представителей знаменитой династии.

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.