Круглые бани Никольского

После революции строительству бань уделялось особое внимание. Они стали такими же характерными приметами архитектуры советского авангарда, как дома культуры, фабрики-кухни и дома-коммуны.

Круглые бани Никольского

Комиссия по строительству бань отвела в 1927 году в Выборгском и Московско-Нарвском (Кировском) районах, где с середины 1920‑х годов развернулось крупное жилищное строительство для рабочих, два участка для возведения новых бань. Обе бани были сооружены в 1927–1930 годах по проектам Александра Сергеевича Никольского — лидера ленинградского авангарда. Одна из них, расположенная на нынешней площади Мужества, получила название Круглой бани в Лесном (по бывшему пригородному участку). Второй, более крупный комплекс на Ушаковской улице стал известен как Ушаковские бани «Гигант». Современные официальные адреса этих зданий соответственно улица Карбышева, № 29‑а и улица Зои Космодемьянской, № 7‑а.

В тот период Никольский пытался выработать новый метод работы, соответствующий революционному пафосу времени и новым социальным задачам. Именно тогда в его творчестве совершился поворот к супрематизму. В числе других перед архитектором и его молодыми сотрудниками — В. М. Гальпериным, А. В. Крестиным, Н. Ф. Демковым — стояла задача создать новый образ бани, учитывая национальные традиции и используя передовой европейский опыт.

Архив зодчего свидетельствует о широком композиционном диапазоне поисков. В авторском описании наиболее смелого и остроумного экспериментального варианта сказано: «Помещения расположены по кольцу вокруг внутреннего бассейна, перекрытого стеклянным куполом. На плоской крыше устроен солярий с лестницами, ведущими на неё непосредственно из сада, окружающего баню. Всё одноэтажное здание заглублено в землю в целях уменьшения наружного периметра стен. Кольцевая шахта, окаймляющая бассейн, служит для прокладки инженерных коммуникаций». Создавалось впечатление, что из распластанного по земле широкого цилиндра вырастает высокий стеклянный купол, похожий на мыльный пузырь. Проект отличался чистотой архитектурной формы и силой образного решения. Однако такой вариант, значительно опередивший время, реализовать не представлялось возможным. Круглая баня в Лесном — лишь бледная тень этого экспериментального проекта, сохранившая всё же некоторые его черты. Основная часть здания — широкий приземистый цилиндр, немного утопленный в землю. В него врезан параллелепипед вестибюля с крупными витражами. Контрастные сопоставления абстрактных геометрических тел, светлой глади стен и тёмных проёмов определяют пластическую выразительность лапидарной композиции. Два горизонтальных пояса окон с окрашенными в тёмный тон простенками создавали иллюзию непрерывного ленточного остекления (при последнем ремонте этот эффект был утрачен).

Ушаковские бани должны были войти в комплекс спортивных и оздоровительных сооружений Нарвской заставы. Банный комплекс «Гигант» представлял собой развитую в пространстве структуру, состоящую из двух взаимно перпендикулярных корпусов с широким полукруглым объёмом, акцентирующим угол квартала. Этот главный композиционный элемент соответствует основной функциональной нагрузке — в нём находились помещения с высокими температурами и влажностью. Наверху были устроены дезинфекционная камера и выходы на плоскую кровлю-солярий.

Композиция, построенная на контрасте горизонтальных крыльев и концентрических полуцилиндров, дополненных вертикалями спаренных дымовых труб, особенно эффектно воспринималась бы сверху, с высоты птичьего полёта. Отсюда раскрывался весь пространственный замысел с открытой галереей, делившей двор на две части. Учёт вида сверху — характерная черта многих произведений авангарда (например, возведённая неподалёку по проекту Никольского школа имени 10‑летия Октября образует в плане форму серпа и молота).

Интерьеры обеих бань отличались от традиционных двухсторонней освещённостью, придающей им особую лёгкость. Сейчас баня в Лесном функционирует, а Ушаковские бани закрыты ввиду аварийного состояния. Однако, несмотря на многочисленные искажения и утраты, первоначальный архитектурный замысел всё же прослеживается в современном облике этого здания — руины и вместе с тем шедевра архитектуры ленинградского авангарда. 

Подпись к фотографии:

Маргарита Штиглиц. Фотография Юрия Молодковца

Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.