• Текст: Анастасия Долгова
  • N 50/64

«КИРПИЧ» на Большой монетной, дом № 10/24

В 1970-е годы в Ленинграде пивные бары были чем-то вроде клубов, где отдыхали молодёжь и персонажи андеграунда. «Висла», «Аквариум», «Пушкарь», «Медведь», «Старая застава» имели и неповторимый шарм, и собственных завсегдатаев.

Причём запомнились пивбары­-клубы по названиям не с вывесок, а по другим — тем, что имели хождение в народе. Например, заведение на набережной канала Грибоедова, дом № 20, что рядом с магазином «Оптика», вошло в предания как бар «Очки» — никто и не вспомнит, что официально он назывался «Колос».

Утратил первоначальное имя и бар «Руно», расположенный в цокольном этаже дома Евгения Цезаревича Кавоса, что на углу Кировского проспекта и улицы Скороходова (современный адрес: Каменноостровский прос­пект, 24 — Большая Монетная улица, 10). Возможно, потому, что дом был облицован преимущественно кирпичом и в интерьере заведения, по словам очевидцев, широко использовалась кирпичная кладка, народ дал заведению прозвище «Кирпич».

07_LKR_1463.jpg
07_LKR_1529.jpg
Фрагмент бокового фасада и брандмауэр дома № 10/24  по Большой Монетной улице. Фотографии Лолиты Крыловой

История собственного дома Е. Ц. Кавоса берет начало в 1896 году. Выходец из семьи известных музыкантов, архитекторов, художников и искусствоведов, Кавос был женат на художнице Екатерине Сергеевне Зарудной. Неудивительно, что эстетические требования супругов к оформлению «родового гнезда» были очень высоки. Удовлетворить их запросы предстояло двоюродному брату Е. Ц. Кавоса — архитектору Леонтию Николаевичу Бенуа. Созданный в период возникновения в архитектуре нового стиля — модерна, особняк, несомненно, является одним из первых и лучших его образцов.

Источником вдохновения для Л. Н. Бенуа, как он сам впоследствии признавался, стала неизвестная нам изысканная французская вилла. Это позволило сведущим в архитектуре современникам зодчего так охарактеризовать дом Е. Ц. Кавоса: «…в ново-­французском стиле, украшенный майоликой и терракотой, с черепичною кровлею и изящными профилями, изобличающими в авторе недюжинного художника». Фасад, разрез и поэтажные планы здания были представлены в столичном журнале «Зодчий» после окончания строительства в 1897 году.

Общий характер особняка довольно сдержан и даже в некотором смысле строг, хотя его асимметричная композиция живописна и динамична, а в отделке здания много декоративных элементов. Сочетание фактур (в соответствии с принципом правды материала), разные по размерам и форме окна главного фасада, ризалиты разного уровня, высокая черепичная крыша делают здание весьма выразительным. Архитектор Леонтий Николаевич Бенуа избрал основным облицовочным материалом кирпич, хотя ко времени постройки дома популярный ещё недавно «кирпичный стиль» уже утратил новизну. Однако зодчий сумел создать свежий пластический образ, использовав в отделке майолику, терракоту, природный колотый камень, штукатурку и другие материалы.

07_LKR_2052.jpg

Общий вид дома с Каменноостровского проспекта. Фотография Лолиты Крыловой

Первоначально особняк был довольно компактным: двухэтажный, стоящий на высоком подвале, он предназначался для конкретной семьи, характер и образ жизни которой Л. Н. Бенуа, несомненно, учёл при проектировании и строительстве. В 1907 году, решив преобразовать дом в доходный, Е. Ц. Кавос поручил его переделку Василию Михайловичу Андросову — помощнику Леонтия Николаевича.

Расширенное и надстроенное здание стало четырёхэтажным. В 1912 году к нему пристроили дополнительный флигель. Как отметил Бенуа, Андросов выполнил свою задачу, «не меняя характера архитектуры». Например, мастерская хозяйки, освещавшаяся большим окном в верхнем этаже правого ризалита, переместилась в новый верхний этаж. Общий характер окна при этом сохранился. Это и создало эффект роста: расширение особняка воспринимается как его органичное развитие. Новые элементы — керамический фриз, гранёный остек­лённый эркер, проездная арка — сделали фасад ещё более «подвижным» и живописным, а черты модерна в решении дома ещё более очевидными.

07_LKR_1320.jpg

Фрагмент главного фасада здания, выходящего на Каменноостровский проспект. Фотография Лолиты Крыловой

07_LKR_1594.jpg

Вход в ресторан (бывший «Кирпич»). Фотография Лолиты Крыловой

Интересно и элегантно также решение внутреннего двора, отделка которого повторяет и развивает мотивы главного фасада, не становясь при этом второстепенной. Андросов не стал замыкать двор с четырёх сторон, а наполнил его пространство воздухом и светом, отчего, кажется, и самому зданию дышится свободнее.

Сохранились отдельные элементы оформления интерьеров, среди которых особого внимания заслуживают живописные детали решения плафона в одной из современных парадных и решётка лестницы в духе модерна. Выразительный архитектурный образ замечен и деятелями кино: дом «участвовал» в съёмках фильмов «Неоконченная повесть» (1956), «Сёстры» (2002) и других.

Частный особняк семейства Кавосов стал многоквартирным жилым домом. В нём жил, например, учёный-­энергетик Г. О. Графтио. Во время Первой мировой войны несколько квартир были приспособлены под лазарет, организованный М. Ф. Кшесинской. Дом Кавоса по-­прежнему остается жилым. А в историческом подвале, где в 1970-­е —1980­-е годы помещался бар «Кирпич», действует пивной ресторан.


Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.