• Текст: Виктория Плауде
  • N 66/80

Кавалерские дома

Застройка улицы, отделявшей регулярную часть Старого сада от слободы дворцовых служителей — будущего Царского Села, началась в конце 1710-х — начале 1720-х годов. В 1740-х слобода подверглась коренной реконструкции: находившиеся здесь дома служащих и священнослужителей по Садовой улице были разобраны и перенесены в новые места; освободившиеся участки перешли в дворцовое ведомство.

Первый городской квартал сложился рядом с Большим Царскосельским дворцом, напротив главного входа в парк. В 1748 году императрица Елизавета Петровна распорядилась построить на Садовой улице дома для управителя Царского Села и для «приезжающих в Село Царское господ кавалеров».

Сохранившиеся четыре Кавалерских дома были построены по проекту архитектора С. И. Чевакинского в 1752–1753 годах. Первоначальные постройки имели однотипный барочный вид и со стороны Садовой улицы были объединены оградами. Дома первоначально окрашивались в один зеленовато-голубой цвет с фасадами Екатерининского дворца и представляли собой часть дворцового ансамбля.

Архитектурное убранство фасадов домов относительно просто, но выразительно и типично для своего времени. Лаконичное применение деталей создавало уютный и привлекательный архитектурный облик зданий: углы и центральные части фасадов выделены рустованными лопатками, окна обрамлены барочными наличниками с декоративными замковыми камнями. Этажи разделены широкой горизонтальной профилированной тягой.

В 1784 году архитектор И. В. Неёлов перестроил мезонины, превратив их в невысокий второй этаж с сохранением композиционных особенностей стиля барокко и повторением деталей архитектурного убранства в новых частях зданий. В годы правления императрицы Екатерины Второй дома назывались «Гофмаршальской», «Кабинетской», «Генерал-Прокурорской», «Лекарской». В 1817 году перед зданиями распланировали палисадники.

На фоне рядовой застройки слободы — в основном одноэтажной и деревянной — каменные жилые здания воспринимались как значительные архитектурные акценты. Композиционно эти дома слились в единый архитектурный ансамбль.

В 1811–1816 годах двухэтажный Кавалерский дом на углу с Певческим переулком, 4-й номер по Садовой улице, перестроил архитектор В. П. Стасов. Первоначально его занимала кастелянша императрицы Елизаветы Петровны, поэтому дом назывался «Прачечным». Стасов изменил план здания на г-образный, удалил с фасада барочный декор. В глубине участка был возведён флигель. Здесь жил первый директор Императорского Лицея В. Ф. Малиновский. Он с сердечностью и теплотой принимал своих воспитанников, в том числе А. С. Пушкина, дружившего с его сыном Иваном.

08_1_2O3A3925.jpg

Перспектива Лицейского переулка в Пушкине с Кавалерскими домами. Фотография Юрия Молодковца

В 1816-м, после случившейся двумя годами ранее смерти Малиновского и временного «безначалия», в доме поселился Е. А. Энгельгардт. Новый директор старался продолжать традиции предшественника: он устраивал у себя литературно-музыкальные вечера, на которых присутствовали лицеисты. Ученики пушкинского выпуска посещали дом Энгельгардта и после окончания Лицея. В октябре 1817-го здесь отмечалась первая лицейская годовщина. В тот день у Энгельгардта собрались Пушкин, Пущин, Кюхельбекер, Малиновский, Корсаков, Илличевский и другие. «Представь себе, — писал Кюхельбекер, — все наши… столь знакомые разговоры с ним, с достойным начальником нашим; представь себе всех ветеранов, сколько нас ни было в Петербурге, за столом его в кругу его семейства».

После 1843 года дом занимали оберцалмейстер и отделение придворной конторы. Фасад этого здания, частично изменённый Стасовым, отличается от убранства других Кавалерских домов присущей классицизму строгостью. Козырёк главного подъезда украшен кованой эмблемой Лицея — лирой в окружении совы как символа мудрости, ветви дуба —символа силы, и ветви лавра — слава. Этот дом по традиции и теперь называют домом Энгельгардта.

Кавалерский Гофмаршальский дом на Садовой улице, № 6, был предназначен для обер-гофмаршала и гофмаршала Двора императрицы Елизаветы Петровны. При перестройке здание расширили вдвое, было сделано тринадцать оконных осей. В 1850-х здесь размещался Царскосельский комендант дворцовых зданий. Архитектурный облик здания выделяют гладкие лопатки и треугольный фронтон.

Третий Кавалерский Кабинетский дом на Садовой, № 10, предназначался для служащих Кабинета Её Императорского Величества. В начале XIX века здание некоторое время занимала канцелярия Главноуправляющего Царским Селом, Петергофом и Гатчиной, а в середине XIX столетия дом был занят унтер-шталмейстерами.

В 1908 году, когда лейб-медиком императора Николая Второго был назначен Е. С. Боткин, его семье выделили служебную квартиру в Гофмаршальском доме*. «Мы въезжали в один из очаровательных домиков на Садовой улице, которая была предназначена для достойных представителей государства. Нашими соседями были полковник Герарди, командующий дворцовой полицией, генерал Дедюлин — дворцовый комендант, и граф Фредерикс — министр Двора. Напротив нас, в доме размером побольше, жил генерал князь Путятин — начальник Управления Двора. Наш дом был светлым и солнечным, и внутри был такой же приветливый, как и снаружи. При нём был маленький палисадничек, а чёрный ход вёл в большой двор, в конце которого помещались Царские конюшни», — писала в «Воспоминаниях о Царской Семье» Т. Е. Боткина, дочь лейб-медика.


nota bene

Об этом есть информация на странице № 914 в сборнике «Весь Петроград на 1916 год: адресная и справочная книга  г. Петрограда»


В годы Первой мировой войны в доме Е. С. Боткина, как и во многих других домах Царского Села, был организован лазарет для выздоравливающих: «Сразу после нашего возвращения из Москвы отец решил устроить в нашем доме небольшой лазарет для легкораненых. В столовой было поставлено 10 кроватей. В маминой маленькой гостиной устроили пост для медсестры…»

В 2013 году во время проведения реставрационных работ на фасаде дома рабочие научно-реставрационной фирмы Артём Пилипейко, Виктор Тищенко и Иван Киргизов, демонтируя внешний карниз, обнаружили нишу. Там находился свёрнутый в рулон холст, обёрнутый газетами 1917–1918 годов и придавленный сверху старыми кирпичами. На холсте — написанный маслом портрет цесаревича Алексея.

Холст, пролежавший в тайнике почти сто лет, был в ветхом состоянии, с многочисленными заломами и небольшими разрывами. Инициалы автора позволили предположить, что им был П. П. Першин. Удалось найти и фотографию, с которой художник писал этот портрет: снимок был выполнен в мастерской «Боассонна и Эгглер» в 1913 году, на нём — автограф императрицы Александры Фёдоровны. Судя по всему, после революционных событий 1917 года владелец вынул холст из подрамника и спрятал его, завернув в газеты «Русская воля» за апрель 1917-го, «Вечернее время» от августа того же года, выпущенный примерно тогда же номер «Нового времени» и июньские «Вечерние огни» 1918-го.

Портрет, подаренный музею-заповеднику владельцем дома, вошёл в коллекцию Государственного музея-заповедника «Царское Село» и экспонируется на временных выставках, посвящённых семье последнего императора.

08_2_Першин-после-рест.jpg
П. П. Першин. Портрет наследника цесаревича Алексея. После 1913 года. Найден при реставрации в потайной нише дома Е. С. Боткина. Из коллекции ГМЗ «Царское Село»

На углу Леонтьевской и Садовой улицы, № 12, сохранился четвёртый Кавалерский или Штаб-Лекарский дом, который занимал штаб-лекарь. В этом здании в 1816 году поселилась семья Карамзиных. Н. М. Карамзин продолжал здесь работу над «Историей государства Российского» после того, как император Александр Первый одобрил её первые восемь томов. Летом этого же года юный А. С. Пушкин почти ежедневно посещал Карамзиных: пользовался книгами из обширной библиотеки, беседовал с известными писателями. Здесь произошла его первая встреча с П. Я. Чаадаевым. Здесь же он сблизился с В. А. Жуковским, П. А. Вяземским, А. И. Тургеневым — друзьями Н. М. Карамзина по литературному кружку «Арзамас». Впоследствии «с благоговением и благодарностью» Пушкин посвятил «драгоценной для россиян памяти Николая Михайловича Карамзина сей труд, гением его вдохновенный» — драму «Борис Годунов». Дружба поэта с семьёй Карамзиных сохранилась на всю его жизнь. Тёплые отношения связывали его и с женой историографа, Екатериной Андреевной; перед смертью он трогательно простился с ней.

После возвращения в Лейб-гвардии Гусарский полк из первой ссылки в конце августа 1838 года Карамзиных в Царском Селе посетил М. Ю. Лермонтов. В этот период, так же как и летом 1839-го, поэт стал бывать у них почти ежедневно. Только в литературно-общественном салоне Карамзиных, сложившемся после смерти главы семьи, и у В. Ф. Одоевского Лермонтов читал свои новые произведения.

В послереволюционное и послевоенное время Кавалерские дома использовались как жилые. Сегодня дома на Садовой улице являются объектами культурного наследия федерального значения, хотя и находятся в частной собственности.


À PROPOS

Виктория Феликсовна Плауде — старший научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царское Село».


Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.