• Текст: Вероника Махтина
  • N 17/29

Кадриорг (Таллинн)

Весной 1718 года итальянец Никколо Микетти поклялся русскому царю устроить в Стрельне «чего не бывало на свете». А в июле оба они отправились в Эстляндию. Как рассказывает хроника, «Пётр Великий, будучи в Ревеле, изволил быть на загородном дворе, и близ того же двора размеривали фундамент... в присутствии был архитектор Микетти». В итоге самыми значительными творениями зодчего стали Екатерининский дворец в Кадриорге и Константиновский в Стрельне.

Пётр Первый выбрал участки для постройки обоих дворцов примерно в одно и то же время. В его выборе сказалась любовь к видам на морские просторы. Традиционно считается, что Кадриорг (по-эстонски «долина Екатерины») назван по имени любимой супруги Петра Великого. Но этот топоним в русско-немецком варианте «Екатериненталь» впервые появился в документах лишь в 1740 году.

В Кадриоргском парке есть своё «начало начал» — домик Петра Первого, приобретённый для царя в 1714 году у семьи Дрентельнов. У дома росли «двенадцать заморских деревьев» — каштанов. Впоследствии так называемый Каштановый сад использовался как питомник, откуда часть саженцев отправлялась в Петербург. Кадриоргский домик Петра со временем стали уважительно называть «Старым дворцом». Как и в петербургском домике Петра на Петровской набережной, здесь легко ощутить масштаб фигуры рослого царя, подивившись специально изготовленным для него высоким креслам с точёными ножками.

029_001 (1).jpg
Дворец Кадриорг. С эстонской открытки 1930-х годов из собрания Сергея Морозова.

За возведение государевых палат в Ревеле (Таллинне) Н. Микетти принялся сразу после того, как в апреле 1718 года в Риме был заключён с ним договор. Поскольку четыре пятых населения города за несколько лет до того унесла чума, царь вынужден был посылать в Ревель из Петербурга квалифицированных строителей. В ту пору здесь же трудился скульптор из Стокгольма Саломон Цельтрехт, произведения которого хранятся в домике Петра. Скульптору тоже помогали петербургские мастера.

Судя по всему, Пётр Великий приложил к обоим дворцам Микетти и свою руку — в буквальном смысле слова. Когда 16 июня 1720 года в Стрельне был заложен Большой каменный дворец, очевидец записал: «Первый камень положил царь, второй — посол, и мы, бывшие там, тоже положили камни. Царь провозгласил тост за скорое окончание постройки». Вполне возможно, что и летом 1721 года в Кадриорге царь сам уложил несколько кирпичей в угловом пилястре со стороны моря. Во всяком случае, потомки почтительно воздерживались покрывать штукатуркой «три царских кирпича».

После Екатериненталя Пётр поручил Н. Микетти довести до ума проект дворца в Стрельне. Центральные здания Кадриоргского дворца возвели по образцу итальянских вилл «на уступе». Так же архитектор позднее проектировал резиденцию с Нижним и Верхним садом в Стрельне. В вестибюле Екатеринентальского дворца установлена памятная доска, где под текстом, повествующим об основании его Петром, стоят инициалы архитекторов: NM – Никколо Микетти и MS — Михаил Земцов. Сам Н. Микетти редко посещал Ревель, поскольку был занят на многочисленных петербургских стройках, в том числе в Стрельне. Его талантливому ученику Михаилу Земцову в июне 1720 года перешло от наставника руководство работами в Кадриорге. Имена обоих архитекторов можно было поместить рядом и в Стрельнинском дворце. Летом 1723 года, когда Н. Микетти уедет в Италию, тому же М. Земцову доверено будет продолжить строительство под Петербургом.

Так же как и в Стрельне, в Кадриорге должна была появиться «русская Версалия», однако регулярный французский парк здесь занимал лишь восьмую часть всей территории. Особые заслуги в претворении в жизнь планов Микетти по разбивке этого парка принадлежат Гаэтано Киавери, Михаилу Земцову и петербургскому садовнику Илье Сурьмину. Строивший впоследствии в Варшаве и Дрездене уроженец Рима Гаэтано Киавери был помощником Н. Микетти и в Стрельне. В интерьерах Кадриоргского дворца царствует столь знакомый петербуржцам стиль барокко. И неудивительно, ведь работавший в петергофских дворцах — Большом, Эрмитаже и Марли — Антонио Квадри целый год занимался в Ревеле лепным декором парадного зала. В 1720 году первая партия изразцов для дворцовых печей была доставлена из новой столицы.

Судьбы Кадриоргского и Стрельнинского дворцов схожи и в другом: оба дворца не раз оказывались в запустении и не раз же обретали новую жизнь. Как царская резиденция Екатериненталь использовался сравнительно редко, «оживая» только с редкими наездами двора. В 1929 году дворец стал резиденцией главы Эстонской Республики, затем — с 1946-го по 1991 год — в его залах располагался Эстонский художественный музей. В начале XXI века дворец был полностью отреставрирован, восстановлен регулярный Цветочный сад. Сегодня здесь Музей зарубежного искусства, а в соседнем здании — резиденция президента Эстонии.

029_002.jpg
029_003.jpg

Кадриоргский дворец и парк. Павильон на острове в Лебедином пруду. Фотографии Алексея Белова.


029_004.jpg
029_005.jpg

Пруд в северной части парка. Дом на улице Вийценберги. Фотографии Алексея Белова.


Оставить комментарий

Для того,чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Зарегистрироваться или Войти в свою комнату читателя.