Банки

Банки

в № 7/19, "НАСАЖДЕНИЯ"/Переучёт

слова АНДРЕЯ ГОРЯНОВА

Петербург строился как имперский город власти, где титул или чин важнее денег. Поэтому здания банков оказались сначала оттесненными дворцами вельмож, бравших у банкиров в долг. Спор между чинами и деньгами история решила по-своему, отдав предпочтение строителям зданий: мало кто теперь знает, были в них банки, особняки или департаменты, больше известны имена зодчих.
Банки
Здание Международного банка Азербайджана (бывший особняк Зигеля) на улице Марата. Фотография Серегя Эсви

АССИГНАЦИОННЫЙ БАНК

Здание первого российского банка по сравнению с Европой построили довольно поздно — в 1783—1790 годах при Екатерине Второй. Им стал Государственный Ассигнационный банк. Построил его итальянец Джакомо Кваренги по указу императрицы между двумя крупными торговыми точками — Гостиным двором и Сенным рынком. В Россию итальянец приехал уже далеко не юношей, а прекрасно эрудированным и поездившим по свету мастером 35 лет. Его почти никто не знал, но он быстро завоевал расположение двора и стал получать хорошие заказы. В октябре 1785 года Екатерина в частном письме признавала: «Этот Кваренги делает нам восхитительные вещи: весь город уже начинен его постройками; он строит банк, биржу, множество складов, лавок и частных домов, и его постройки так хороши, что лучших и быть не может». Кваренги вырос в Бергамо, с детства был хорошо знаком с римской классической архитектурой и прослыл горячим ее поклонником. Его петербургские здания материализовали любовь к классическим формам. Убежденный приверженец Палладио, Джакомо Кваренги создал для Ассигнационного банка здание с открытым парадным двором и центральным объемом в глубине, соединенным галереями с боковыми павильонами с лоджей и фризом из букраниев. Колонные галереи давали возможность во всякую погоду сообщаться со складами и подвалами. Колоннада не сохранилась, и только по чертежу Кваренги можно представить, какой была композиция Ассигнационного банка изначально. По мнению известного историка архитектуры Игоря Грабаря, зодчий не мог определеннее выразить идею «центрального административного пункта, регулирующего операции периферии… Блестяще сочинены и ворота, и дивная решетка, выходящая на Садовую улицу». Сейчас фасада здания почти что и не видно. Лучше видна тыльная сторона здания, где располагается вход в Санкт-Петербургский государственный финансово-экономический университет, известный под коротким именем «ФИНЭК». Только правое крыло здания все-таки сохранило свою банковскую функцию, пусть и не совсем — сегодня здесь располагается Ассоциация банков Северо-Запада России.

Банки
Здание банка «МЕНАТЕП» на углу Невского и Адмиралтейского проспектов. Фотография Серегя Эсви

ЧАСТНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК

В прежние времена у российских купцов считалось зазорным пользоваться банковским кредитом. Переломным моментом стало поражение в Крымской войне (1853–1856), которое открыло международному капиталу дорогу в Россию. И все-таки первые попытки учредить коммерческие банки так и остались нереализованными: и глава банкирского дома Леон Розенталь, и министр финансов Рейтерн потерпели решительное фиаско в шестидесятых годах XIX века.
Однако банк как отдельная структура давно уже существовал — великолепное здание Ассигнационного банка вселяло уверенность, что дело обязательно сдвинется с мертвой точки и коммерческие банки, уже ставшие основными финансовыми институтами в Европе, наверстают упущенное время на российских просторах. Многочисленные иностранные предложения по организации кредитного общества привели к тому, что русские сами решили создать свой банк. Первый российский частный коммерческий банк был основан в 1864 году. Среди его учредителей были весьма известные современникам имена, самое громкое из которых — коммерции советник Елисеев. Другие — барон Гауф, купец первой гильдии Казалет, председатель торгового дома «Асмус Симонс и Ко» Клеменц и, наконец, Е.Е. Брандт, ставший первым директором Санкт­Петербургского частного коммерческого банка и сохранявший свою должность до 1890 года. Все участники предприятия являлись равными партнерами в складочном капитале, который составил 5 миллионов рублей. Сочли, что этого мало. Еще на 1 миллион продали акций Министерству финансов во главе с министром Рейтерном, который незадолго до этого сам пытался организовать частную банковскую контору. Еще 1 миллион нашли в европейских банкирских домах. Этот прочный задел и умелое руководство дали такие потрясающие результаты, что банк рос как на дрожжах. Ему очень быстро стало тесно в первом здании на Английской набережной, в доме №18, где он арендовал только часть помещений. Затем было выкуплено все здание, потом пристроен флигель. До 1904 года банк находился также в помещении торгового дома «Зингер», где помимо него и самой компании швейных машин обреталось еще немало контор. Дом со стеклянным шаром на Невском стал настоящим предвестником современных бизнес-центров.
В 1909 году правление банка принимает решение о постройке собственного здания. Выбирали между участками на Невском проспекте, дом №1, и Малой Конюшенной, № 10. В результате банк был построен на Невском. Подряд отдали архитектору из семьи обрусевших саксонских немцев Владимиру Петровичу Цейдлеру. Общая смета на постройку здания составила 600 тыс. рублей. Зодчему поставили условие — сдать здание через 14 месяцев. Задача была выполнена, но сметная стоимость строительства возросла до 750 тысяч. Первый дом Невского проспекта со всеми своими многочисленными закоулками прекрасно знаком питерским строителям — в нем в советское время размещался «Главленинградстрой», преобразованный позднее в Ленстройкомитет, а потом — в Санкт­Петербургскую строительную корпорацию, штаб-квартира которой и сейчас находится именно здесь. Из окон этого здания открывается прекрасный вид на Дворцовую площадь и Зимний дворец. Значительная часть дома, за исключением великолепной парадной лестницы, ведущей с Невского проспекта к приемной президента стройкорпорации, теперь занята весьма известным коммерческим банком. Это «Менатеп Санкт­Петербург» — один из крупнейших банков нашего города, имеющий филиалы и отделения по всей стране, в том числе и в Москве. После экономического кризиса 1998 года петербургский банк унаследовал огромную банковскую сеть группы «Менатеп» и не только выжил, но стал в ряд ведущих российских банков.


Зарождение банковского дела в России связано со специфическим отношением русского дворянства к долгам. Первые два коммерческих банка лопнули потому, что давали кредиты дворянству под очень низкий процент. Отдавать им деньги назад никто не собирался. Придворный банкир Елизаветы Петровны, английский купец Ричард Сутерланд, щедро давал взаймы правительству и аристократам, но из-за нежелания дворян платить по долгам разорился и покончил с собой.

Банки

Банки
Интерьеры Балтийского банка на Садовой улице. Фотографии Алексея Тихонова

ОБЩЕСТВО ВЗАИМНОГО КРЕДИТА

В 1862 году случился страшный пожар, в котором практически полностью сгорели Апраксин двор и Щукин рынок. Торговцы как никогда нуждались в деньгах. Это обстоятельство подтолкнуло к созданию первого банка, основанного на взаимной поруке. Через какое-то время появилось «Общество взаимного кредита», главной деятельностью которого являлся учет векселей. Банк долго снимал помещения, и только в 1887 году, выделив сумму в полмиллиона рублей, правление банка решило построить собственное здание. Для строительства пригласили архитектора Сюзора и сразу откомандировали его вместе с членом правления Кобызевым в Париж для ознакомления с новейшими достижениями в области банковского строительства. По дороге они заехали еще и в Вену и по приезде в Петербург представили несколько проектов, которые почти полностью копировали здания зарубежных банков. Победил парижский вариант. Недавно дом № 13 на канале Грибоедова после прекрасно осуществленной реставрации и реконструкции снова предстал перед нами во всем своем дореволюционном блеске. Сюзор создал фасад с чертами и неоренессанса и архитектуры Людовика XVI — все это замечательно вписывалось в царившую в этот период в Санкт-Петербурге эклектику. Художественный критик Стасов остроумно сравнивал постройку Сюзора с двуликим Янусом. Сейчас в банке располагается «Банк 1 О.В.К.», название которого расшифровывается как «Общество взаимного кредита».

«ДВОРЕЦ ДОЖЕЙ» И ДРУГИЕ

Самое мощное в прямом смысле этого слова впечатление производят здания, построенные архитектором Перетятковичем. Одно из них он выстроил по заказу польского банкира Вавельберга. Здание сразу окрестили петербургским «Дворцом дожей» за явную стилизацию под известный памятник венецианского ренессанса. Нижний этаж был отдан под впечатляющий операционный зал. В советские годы банковские кассы превратились в билетные, здание занял «Аэрофлот», и до сих пор традиционно здесь располагается Центральное агентство воздушных сообщений.
Неподалеку от «Дворца дожей» зодчий построил дом для другого банка, гораздо более мощного в финансовом отношении, чем банк Вавельберга, названного «Русский торгово-промышленный банк». Со времени новоселья банк располагался на Большой Морской улице, в доме № 15. Сейчас в здании «Русского торгово-промышленного банка» располагается Ленинградский областной комитет по управлению государственным имуществом.
Здание «Русского для внешней торговли банка», которое должно было стать самым большим банковским сооружением Российской империи, начали строить в 1915–1916 годах по проекту Ф. Лидваля и Л. Бенуа. Оно стало не только крупнейшей, но и последней банковской дореволюционной стройкой. Выстроить банк успели лишь, если можно так выразиться, вчерне. Только в тридцатых годах прошлого столетия архитектор Руднев достроил это здание для Текстильного института, переименованного теперь в Университет технологии и дизайна. Династия Бенуа вообще имела огромный авторитет в проектировании банковских зданий. Архитекторы нескольких поколений этой династии возводили здания финансовых учреждений. Узнаваемая манера Леонтия Бенуа спокойна и элегантна. Его авторский стиль отличался симметричным фасадом, разбитым на два яруса. Особую любовь Бенуа питал к трехгранным эркерам. Созданные Бенуа шедевры неоднократно признавались «гвоздем сезона». Им спроектированы здания Петербургского учетного и ссудного банка на Невском проспекте, дом № 30/16, и неподалеку — Волжско-Камского коммерческого банка на Невском, дом № 38/4.
И на рубеже XIX—XX веков, когда в Петербурге стали строить дома в стиле модерн, имя Бенуа снова было у всех на устах: в 1902 году закончено здание Московского купеческого банка на Невском проспекте, дом № 46.
Сказочно повезло в наши дни одноименному с городом банку «Санкт-Петербург», занявшему построенное архитектором Шретером здание на площади Островского, дом № 7. Проект Шретера получил первую премию на конкурсе, объявленном Петербургским городским кредитным обществом. Здание на площади у Александринского театра завершили в 1876 году. Шретер немного изменил акценты, расставленные архитектором Перетятковичем. Хотя здание на площади Островского, так же как и «Дворец дожей», имеет весьма представительный вид, который призван подтверждать высокий престиж и солидность находящегося в нем финансового учреждения.

Банки
Здание Промстройбанка на углу Невского проспекта и Михайловской улицы. Фотография Сергея Эсви

КТО КОМУ НАСЛЕДУЕТ

Современные банки разместились в городе очень по-разному. Ни один еще не достиг такой финансовой мощи, чтобы выстроить себе здание, сопоставимое по эстетической ценности с торжественными обиталищами финансовых институтов Российской империи.
Очень немногие банки «унаследовали» старые банковские здания. О прямом наследовании, понятно, говорить и вовсе невозможно, точнее сказать — мало кому удалось вселиться в дореволюционное банковское здание. А преемственность если и постулируется, то проследить ее чрезвычайно сложно. Крупнейший банк современного Петербурга — Промышленно-строительный — считает себя наследником Волжско-Камского коммерческого банка через Коммерческий банк РСФСР и Промышленно–строительный банк СССР, которые располагались на Невском проспекте в доме № 38, занимаемом сейчас Промстройбанком.
Крупный Международный банк Санкт-Петербурга называет себя преемником Международного коммерческого банка Санкт-Петербурга, хотя его генеалогическое древо прочитывается еще слабее. Его «предшественник», Международный коммерческий банк Санкт-Петербурга, располагался на Невском в доме № 58. В этом здании и сейчас находится банк, который, правда, носит совершенно иное название — Импексбанк. Помимо того, здесь еще обучают будущих финансистов в Международном банковском институте. В здании, построенном для коммерческого банка «И.В. Юнкер и Ко» на Невском проспекте, в доме №12, некоторое время находился старейший французский банк «Лионский кредит», приглашенный в наш город мэром Анатолием Собчаком. К сожалению, теперь петербургское отделение этого банка закрыто. Однако кроме новейшей, у него была богатая дореволюционная история. При царе «Лионский кредит» был единственным зарубежным банком, допущенным для операций в России. Основанный во Франции в 1863 году, он имел 300 отделений по всему миру, из которых три были в Петербурге, Москве и Одессе. В Петербурге банк открылся в 1879 году и построил для себя здание на Невском, дом № 48, где нынче располагается «Пассаж».
Современных банковских зданий почти не строят. Из существующих неплохо и скромно выглядят лишь несколько. Первое удачное если не в эстетическом, то по крайней мере в технологическом плане современное здание было построено в девяностые годы для Межкомбанка на Полтавской улице почти на углу со Староневским. Теперь там располагается Национальный резервный банк. На Мойке, в доме № 36, в бизнес–центре «Северная Корона» разместился фешенебельный офис Райффайзен Банка. Недалеко от площади Восстания на Староневском проспекте находится современное здание Сбербанка.
Но даже удачные примеры «включения» новых банковских зданий в историческую среду, не говоря уже о неудачных, не кажутся автору этого текста убедительными. В этом смысле радует, что на Выборгской набережной начинают строить петербургский деловой центр, в функциональном отношении подобный лондонскому Сити. Поскольку банковские здания дореволюционной эпохи, разумеется, уже не отвечают современным технологиям, вполне логично выносить банковские помещения из центра города, оставляя в нем лишь представительские офисы. Такие примеры уже есть — скажем, новое здание Центробанка на Московском шоссе. Кстати, основной петербургский офис — Главное управление Центрального банка РФ по Северо-Западу — располагается на Фонтанке, в исторических зданиях бывшей царской Ссудной казны и Сберегательной кассы. ♦


Когда в России на рубеже XIX и XX веков начался промышленный бум, банковские здания стали расти как грибы. До революции на одной только главной финансовой жиле города — невском проспекте — можно было насчитать восемьдесят финансово-кредитных учреждений, а всего в Петербурге к 1914 году существовало более двух сотен банков. Возникли они очень быстро: еще в семидесятых годах XIX столетия в столице насчитывалось всего двадцать пять банков. Банковские здания, возводившиеся на рубеже века прошлого с веком позапрошлым, воплотили в себе дух Санкт-Петербурга эпохи бурного капиталистического роста. Этот же самый дух витает в современной Москве, где за каждым поворотом в центре города открываются виды на самые разнообразные банковские конторы. Однако в отличие от столицы, петербургские банкиры почти не строят новых зданий, а стремятся расположиться в старых.

Банки
Интерьеры банка Общества взаимного кредита. Фотография Алексея Тихонова

Обложка публикации:

Здание банка Общества взаимного кредита.

 Фотография Сергея Эсви