Всеволожск

Всеволожск

в № 12/24, "ВОДОПРОВОД"/Населенный пункт

слова ЕЛЕНЫ ВЕРБИЦКОЙ, фотографии АНДРЕЯ КУЗНЕЦОВА

Своё имя город получил от дачного посёлка возле железнодорожной станции. В XIX веке здесь шло интенсивное строительство, росло население. Посёлок
Всеволожский, слившись с деревней Рябово, стал волостным центром, но даже в официальных документах его долго ещё называли то Рябово, то Всеволожский.

Со временем второе название закрепилось как основное. До сих пор во Всеволожске сохранилась Рябовская улица.
Официально Всеволожск стал городом совсем недавно, в 1963 году, и по-прежнему похож на огромный дачный посёлок с разностильными строениями: старинными деревянными и каменными домами, современными коттеджами, а кое-где и блочными пятиэтажками. Всё это разнообразие щедро приправлено изрядным количеством всевозможных ларьков и магазинов. Большая часть территории застроена в советские годы. Характерная особенность Всеволожска — повсюду между домами и вдоль городских улиц высятся ряды елей и сосен; тут и там встречаются островки берёз, дубов, клёнов. Живописные «оазисы» в центре и на окраинах некогда были фрагментами приусадебных парков. Вторая особенность — наличие прямо в городе железнодорожного пути протяжённостью более восьми километров и трёх станций: Бернгардовка, Всеволожская и Мельничный Ручей.
Датой основания Всеволожска местные краеведы считают 1818 год. Именно тогда князь Всеволод Андреевич Всеволожский приобрёл поместье Рябово. Один из богатейших людей России того времени, князь начал проводить в своём имении модные преобразования. Его бурная деятельность дала толчок к дальнейшему развитию этих мест, а фамилия князя навсегда осталась в названии посёлка.
Поскольку с рябовской усадьбы Всеволожск ведёт свою историю, справедливо будет начать рассказ о городе с неё. Бурное развитие хозяйственной и промышленной жизни края началось именно в 1818 году. Осушив болота и расчистив рощи, Всеволожский устроил их в виде парка, проложив в Рябове 25 вёрст новых дорог. На старом кирпичном заводе, «что противу завода г-на Оленина», начали изготовлять кирпич. По проекту архитектора Павла Шрётера строится усадебный дом, в нём создаётся церковь. К дому пристраивают деревянный столовый корпус и две большие оранжереи, строится «булыжная конюшня о двух этажах», плотина для нового пруда под горой и многое другое.
В.А. Всеволожский обустраивал жизнь в поместье по последнему слову современной ему науки и техники. За несколько лет строительных работ усадьба совершенно преобразилась: изящный дом-дворец возвышался на вершине холма, окружённый обширным французским парком с подстриженными аллеями, каналами, фонтанами и замысловатыми беседками. В октябре 1822 года в Рябове был устроен грандиозный праздник-новоселье, приуроченный ко дню рождения князя. Одним из гостей был П.П. Свиньин, известный журналист, оставивший подробное описание праздника и усадьбы. Его рассказ, гравюра А. Дезарно, датированная 1822 годом, а также планы Рябова позволяют воссоздать оригинальный замысел авторов усадебного комплекса.
Холмистый, пересечённый рельеф местности позволял современникам сравнивать Рябово со Швейцарией. Центром имения была вершина одного из холмов, на котором был разбит господский парк. Крутые, извилистые склоны холма, обработанные террасами, переходили в открытые пространства лугов и полей, спускались к лесным массивам и трём озерам — Круглому, Долгому и Большому. Устройство усадьбы на вершине холма обеспечивало возможность обзора многоплановых панорам: «с террасы оного представляются бесконечные виды на С.-Петербург и Шлиссельбург«. На восточном пологом склоне холма был разбит большой фруктовый сад.
Одноэтажный с мезонином деревянный дом, выстроенный архитектором П. Шрётером, был просторен и вмещал много комнат, в том числе большой театральный зал и домовую церковь Во имя Святого Всеволода-Гавриила Псковского, родоначальника князей Всеволожских. Слева от него размещался служебный флигель, а справа, в некотором отдалении, ресторан «Каламбурини».
В аристократическом кругу Всеволод Андреевич слыл настоящим русским барином, хлебосолом и театралом. В его имении часто гостили Хмельницкий, Верстовский, Мансуров, Юрьев, Алябьев, Глинка, Крылов, Оленин. Пыляев писал, что у Всеволожского был превосходный хор певчих и музыкантов, а также труппа своих крепостных актеров. «Праздники в его доме тянулись по три дня; к нему наезжало гостей более пятисот человек, для которых всегда
были устроены особые помещения, при этом было сделано всё так, что привычки каждого гостя не встречали ни малейшего стеснения. На обедах подавалась янтарная уха из стерлядей, саженные осетры в серебряных кастрюльках, гурьевская каша и прочие диковинки кулинарного искусства. После обеда устраивались в театральной зале спектакли, базары в комнатах, в манежах рыцарские турниры, или, пока гости обедали, в столовую то и дело являлись различные замаскированные персонажи».
Особое удивление гостей вызывали огромные оранжереи, примыкавшие к барскому дому и обустроенные по последнему слову агротехники: к 1 января в них поспевали персики, виноград и ананасы, посреди зимы гостей угощали свежей земляникой.
Петербургский Крёз, как называли тогда князя при императорском дворе, к Новому году подносил императрице Mapии Фёдоровне фрукты из своих оранжерей на золотом блюде.
Список хозяйственных нововведений князя был весьма разнообразен. Когда читаешь архивные материалы, с трудом веришь, что подобные научные и промышленные преобразования происходили в начале XIX века в России — как было сказано в советских учебниках, отсталой аграрной стране. В Рябове было налажено производство листового железа и изготовление белой жести. За один только год на небольшом заводе было выпущено 6832 пуда железа. Впоследствии, когда в Петербурге в 1830-х годах возникло Газовое общество, в Рябове отливались чугунные трубы для газопровода, причём были они вдвое дешевле английских. В своём поместье князь первым в России ввёл газовое освещение.
Князь В.А. Всеволожский умер в 1837 году, на 68-м году своей жизни, оставив Рябово, как и другие имения, своим сыновьям. По словам историка И. Пыляева, «последние не имели кипучей деятельности своего отца; это были люди светские, некоммерческие, и скоро все заводы и солеварни зa долги поступили в казну; часть Рябова была тоже продана».
Купить и спасти «родовое гнездо» сумела жена Павла Александровича Всеволожского — Елена Васильевна, урожденная Кочубей. Новая хозяйка старалась вернуть поместью его прежнее достоинство и возродить промышленное производство. При ней был отремонтирован и частично перестроен усадебный дворец, построена каменная церковь Спаса Нерукотворного. Однако в 1906 году, после смерти Елены Васильевны, мыза Рябово вновь продаётся за долги с публичных торгов, и снова её покупает жена одного из Всеволожских — Лидия Филипповна. Она была владелицей популярного в России журнала «Нива». Богатая жена доверила управление имением своему мужу Василию Павловичу Всеволожскому.
Князь по примеру своего прадеда, Всеволода Андреевича, снова модернизирует оборудование на заводах, в котельных, строит жилые дома для рабочих, приобретает сельскохозяйственные машины. Наконец-то мыза Рябово освобождается от долгов: «сей участок никому не продан, не заложен… и от запрещений свободен». Лидия Филипповна и её муж Василий Павлович Всеволожские оказались последними частными владельцами древней мызы Рябово. Спустя несколько лет после Октябрьской революции, в 1926 году, барский дом сгорел, и вершина Румболовской горы опустела. Лишь огромные деревья, как верные часовые, до сих пор держат строгое каре вокруг места, где когда-то возвышался величавый дворец. Наряду с усадьбой Всеволожских огромную роль в местной истории сыграла Ириновская узкоколейная железная дорога, построенная на средства Павла Леопольдовича Корфа. Эта дорога соединила Санкт-Петербург с Ириновкой — усадьбой барона. На богатых торфом болотах Корф построил завод, выпускавший торфяные брикеты. Начиналась дорога от станции Охта в Санкт-Петербурге и проходила по трассе, известной нам как Дорога жизни, мимо Приютина в Ириновку. В 1896 году на станции Всеволожская было построено здание вокзала. Этот дом сохранился до сих пор, но, несмотря на табличку «Памятник деревянного зодчества ХIX века», находится в жутком состоянии.
Сохранились здесь и некоторые купеческие дома — например, дом Свешникова. Купец держал трактир с бильярдом, на втором этаже трактира была маленькая гостиница. Жилой дом соединялся с трактиром стеклянной галереей. Теперь на месте, где стоял трактир,— книжный магазин. Недалеко от этого места в 1912 году был открыт первый кинотеатр «Ампир», ныне в этом здании комиссионный магазин. Через дом от кинотеатра находилась аптека, здание которой построила Елена Васильевна Всеволожская.
Привокзальную площадь с 1912 года украшает каменный дом купца Хомякова. Недалеко от станции, в Театральном переулке, в 1903 году князьями Всеволожскими был построен летний театр с садом. В саду работал буфет — словом, дачники не скучали. Позже Всеволожские сдали театр в аренду Антону Кяу, который впоследствии купил у них театр и устроил поблизости кегельбан. Театр сгорел в 1923 году, и в память о тех временах осталось лишь название Театрального переулка.
Теперь во Всеволожске расположены многие промышленные предприятия — Дизельный завод, Комбинат железобетонных изделий, швейная фабрика, промкомбинат, месторождения нерудных строительных материалов (песка, гравия и проч.), производство минеральных красок. На магнитной станции «Мельничный ручей» изучают магнитное поле Земли. А ещё здесь, как и прежде, живут дачники.
Всеволожск был и остаётся одним из самых известных дачных пригородов Санкт-Петербурга. ♦


Интересна история необычного для здешних мест названия станции Бернгардовка. В конце ХIХ века управляющим в имении князей Всеволожских служил швейцарец Иоганн Бернгард. На заработанные деньги он купил участок земли рядом с поместьем хозяев и построил на нём мызу. Ириновская железная дорога пересекла участок, принадлежавший Бернгарду.
Согласно легенде, в качестве компенсации за нанесённый ущерб практичный швейцарец потребовал, чтобы на его участке сделали станцию и назвали её Бернгардовкой. По другой версии, станция Бернгардовка до января 1910 года называлась Христиновкой, но по прошению владельца ближайшей мызы и молочной фермы Иоганна Бернгарда была официально переименована в Бернгардовку. Якобы потому, что его корреспонденцию часто отправляли на Украину, где находилась другая станция под названием Христиновка.

Всеволожск
Здание почты Всеволожска
Всеволожск
Всеволожский Дом культуры
Всеволожск
Дача на Всеволожском проспекте
Всеволожск
Сараи на Румболовской горе

Обложка публикации:

Вид на Всеволожский проспект и церковь Святой Троицы