Жданов

в № 11/23, "ТРАМВАЙ"/Галерея основателей

слова СЕРГЕЯ ГРИГОРЬЕВА

Жданов
А. А. Жданов на пятой областной конференции ВЛКСМ. 1936 год. Архивная фотография

Казалось бы, Андрею Александровичу Жданову никак не место в галерее Основателей нашего города. Чем знаменит этот деятель? Тем, что, будучи основным организатором обороны Ленинграда, несёт огромную долю ответственности за ужасы блокады. Тем, что в блокадные времена не пожелал разделить с горожанами лишения и ни в чём себя не ограничивал. Что уже после войны, возглавив кампанию по усилению идеологического контроля за интеллектуальной жизнью страны (получившую неофициальное название «ждановщина»), в «своём» Ленинграде устроил образцово-показательный идеологический погром, на собрании городского партактива публично унизив и оболгав великих русских литераторов А. Ахматову и М. Зощенко. Наконец, мы помним, что до 1989 года его имя носили Ленинградский государственный университет, Дворец пионеров, судостроительный и Ижорский заводы, и даже целый городской район (нынешний Приморский). И это было неудивительно — ведь Жданов возглавлял городскую и областную парторганизацию целых девять лет: с декабря 1934 года по январь 1945 года, когда уехал на повышение в столицу.
Андрей Жданов имел стандартную биографию «сталинского сокола и выдвиженца». Вершины своей политической карьеры он достиг в мае 1941 года, когда в специальном постановлении политбюро, в связи с назначением И. Сталина Председателем Совнаркома, Жданов был официально назван заместителем вождя по партии. Подобного статуса никогда не бывали удостоены даже те партийные вельможи, которые в свое время выполняли эту роль фактически, — В. Молотов и Л. Каганович.
Самый значительный след в истории нашего города Жданов оставил, пожалуй, в градостроительстве. Ведь именно он был одним из инициаторов смещения центра Ленинграда на юг, когда в июле 1935 года постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) осудило планы создания городов-гигантов, призвав градостроителей резко ограничить их территориальный рост. В первую очередь это относилось к Ленинграду. К тому же нельзя было не учитывать новый возникший фактор — ухудшение отношений с соседней Финляндией. И Жданов, стремясь первым из руководителей городов воплотить пожелания вождя в жизнь, энергично приступил к работе. Уже 10 августа 1935 года он представил на утверждение СНК и ЦК ВКП (б) основные установки нового плана развития Ленинграда. Новый план был разработан и утвержден под его личным контролем и в кратчайшие сроки — уже к ноябрю1935года. Он был разработан авторским коллективом архитекторов — Л. Ильиным, В. Витманом, Л. Тверским, С. Катониным и В. Даниловым.
Тогда из всех предполагавшихся прежде направлений развития города решено было оставить юго-западное и юго-восточное, добавив к ним как основное южное. Оно совпало с Пулковским меридианом и проложенным вдоль него шоссе. Согласно новому плану, город дополнился огромным «трезубцем» с главным средним остриём — Московским проспектом (тогда — шоссе). Помимо учета возможной внешнеполитической опасности, это позволяло отодвинуться от наводнений, используя в будущем под жильё возвышенные местности Дудергофа и Пулковских высот. Таким образом, императорский Санкт-Петербург становился лишь небольшой северной окраиной проектируемого Ленинграда. Средоточием политики и культуры в нём становился циклопических размеров комплекс, расположенный в центре нового Ленинграда, на нынешнем перекрёстке Московского и Ленинского проспектов, где была запланирована и сооружена огромная площадь с Домом Советов. Тут же должны были возвышаться Дворец Красной армии и Флота, Дворец молодёжи и новый театр.
Детальный проект застройки новой магистрали создавался в течение 1935—1937 годов. В 1936 году здесь началось возведение главного административного здания города — Дома Советов. После конкурса право на его строительство получил Ной Троцкий. Он и возвёл за пять лет всем теперь известное здание, ставшее крупнейшем подобным сооружением в стране. Дому Советов отводилась исключительно важная градостроительная роль — он и прилегающая площадь должны были стать центральным ансамблем нового Ленинграда.
Жданов постоянно следил за ходом работ и лично контролировал их на всех этапах. Так, по его инициативе в 1937 году Президиум Ленсовета принял поправки к генплану. Теперь в первую очередь строились не общественные, а жилые здания. Именно жилой застройке отводилась важная роль формирования парадного фасада города Ленина. С начала 1938 года началось массовое строительство на огромном участке Московского шоссе — от завода «Электросила» до Дома Советов. До 1941 года здесь было построено 32 здания, и столько же начали возводить. Ходу небывалого в отечественной практике градостроительного эксперимента помешала война. После неё идея создания нового городского центра на юге была отвергнута — этот проект не оправдал себя ни с экономической, ни с градостроительной точки зрения.
А. Жданов был весьма видным, но никак не великим государственным деятелем. Большую часть его деяний трудно воспринимать без отвращения. Да и грандиозный план переноса центра города на юг с современной точки зрения лишён смысла. Но чего не отнять у Андрея Александровича, так это железной воли и феноменального организаторского таланта. Именно благодаря этим качествам на Московском проспекте был создан архитектурный комплекс, занявший яркое место в ряду сооружений прошлого и ставший великолепным памятником эпохи. А ещё заслуга Жданова в том, что этот комплекс возведён на пустых окраинных землях, а не ценой уничтожения исторической застройки, как случилось в Москве и Лондоне. Вот чем обязаны мы лично товарищу Жданову, и не вычёркиваем его поэтому из галереи Основателей великого города. ♦

Жданов
Московское шоссе (ныне Московский проспект). Строительство Дома Советов. 1937 год. Архивная фотография