Мэр Сизов

в № 7/19, "НАСАЖДЕНИЯ"/Галерея основателей

слова ДМИТРИЯ БАДАЛЯНА

Мэр Сизов
Мэр Ленинграда Александр Александрович Сизов. Архивная фотография
Председатель Ленгорисполкома Александр Александрович Сизов был строителем от Бога. Двадцать лет своей жизни он строил Ленинград и шесть лет руководил городом. А вот коренным ленинградцем Сизов не был: родился в провинциальном Архангельске. В строители пошел по примеру отца. На войну уходил рядовым саперного батальона, вернулся гвардейским капитаном. А ведь мог отсидеться в тылу, бронь ему полагалась, и оправдание имелось — маленькая дочь. Заслужив немало боевых наград, имея десятилетний опыт строек на Печоре, на Волге, на Алтае, Сизов после войны приехал в Ленинград. Здесь пришлось начинать работу начальником участка — это был шаг назад в карьере, но молодой строитель был уверен в себе. И через пятнадцать лет у него под началом трудились 60 тысяч человек — весь «Главленинградстрой».

В должности руководителя главка Сизов заслужил репутацию въедливого начальника, который вникает во все тонкости и мелочи. Рассказывают, что в багажнике служебной машины Сизов всегда возил резиновые сапоги — чтобы иметь возможность в любой момент завернуть на стройку, помесить ногами грязь и самому увидеть, как идут дела. Это в городе знали все. Но никто даже не догадывался, что такой дотошный и трудолюбивый человек, автор научных работ по современным методам строительства долго обходился без высшего образования — не было времени за партой сидеть. Сизов пошел учиться в ЛИСИ уже в такой высокой должности, при которой диплом ему могли принести «на тарелочке». А он не только сам усердно занимался, но и собрал в своем «Главленинградстрое» целую команду специалистов-практиков, которые вместе с ним заочно учились в Ленинградском инженерно-строительном институте. Судя по воспоминаниям одного из преподавателей, доцента С.А. Вольфсона, большие строительные начальники во главе с Сизовым учились, «как все», и максимум, что могли себе позволить, — это послать машину за экзаменатором, чтобы сдавать экзамен прямо у себя в главке без отрыва от очередного производственного совещания.
Сизов любил эксперименты. И ему позволяли ставить опыты на стройке. На рубеже 1940-1950-х, когда Ленинград только-только расстался с послевоенной разрухой, Александр Александрович стал разрабатывать методы скоростного строительства. Тогда за 153 рабочих дня на проспекте Стачек появились два жилых дома — № 56 и № 58. В этих домах применены сборные конструкции стропил, ставшие теперь привычными, перегородки из гипсовых блоков с опилками в качестве наполнителя, сухая штукатурка листами и цельные лестничные марши.
В 1958 году, когда большинство ленинградцев мыкались по коммуналкам и общагам, строительный трест под руководством Сизова всего за 5 месяцев возвел возле завода «Баррикада» экспериментальный кирпичный дом на 48 квартир со встроенной мебелью. Затем новый эксперимент — возле той же «Баррикады» на Магнитогорской улице строится четырехэтажный дом. Строится непривычным методом — сначала четвертый этаж, потом третий, потом второй и только когда вся эта конструкция уже поднята вверх, тогда доходит очередь до первого.
Несколько лет спустя по такой же схеме, именуемой специалистами методом подъема перекрытий, у Володарского моста на правом берегу Невы возводится пятиэтажный дом, а затем метод вошел в обычную практику. Другой пример сизовского новаторства — сборка стеновых панелей без сварки в Невском районе в 1963 году. Петлевые захваты и замковые соединения обеспечили скорость, точность и качество монтажа. Вскоре дома такого типа с индексом 1ЛГ-502 пошли в серию на Обуховском и Полюстровском домостроительных комбинатах.
Александр Сизов стоял «у колыбели» новых предприятий строительной индустрии — домостроительных комбинатов. Первый в стране ДСК возник на базе завода сборного железобетона треста № 19, где работал управляющим будущий мэр Ленинграда. Только после того как в Ленинграде организовали несколько подобных комбинатов, их стали создавать в Москве и по всей стране. По тем временам технология ДСК оказалась удивительным прорывом в строительстве. Две трети жилой площади в Ленинграде в 1960-е годы строилось силами пяти-шести ДСК. Их мощности за пять лет увеличились вчетверо, а производительность выросла почти в два раза. Причина
— новая поточная организация плюс экономическая заинтересованность строителей.
Еще один необычный проект Сизова — здание 5-го автобусного парка в Дачном. В 1966 году над ним возвели без промежуточных опор 96-метровое волнообразное перекрытие из железобетона. Эта стройка вошла в учебники. В тот же год Сизов стал председателем Ленгорисполкома, а в следующем году в Ленинграде был принят генеральный план развития на ближайшие 20–25 лет. Ленинградский мэр понимал и признавал, что в послевоенное время, когда возведение зданий окончательно превратилось из искусства в индустрию, строительство подчинило себе архитектуру.
Исправить эту ситуацию он пытался, в частности, введением должности главного художника города. Ключевой пост, созданный именно при Сизове, первым занял прекрасный архитектор Василий Петров. Они вместе с Сизовым сумели провести серьезные работы по оформлению и благоустройству Ленинграда без ущерба для городского бюджета, за счет средств и производственных мощностей предприятий.
Архитектор С.Заварихин, известный своими популярными статьями, отмечал: «Сильная городская власть позволяла осуществлять многие дела — грандиозные праздничные композиции к знаменательным датам (это оформление, тактичное и яркое одновременно, вошло в несколько монографий и альбомов), оформление и подсветку Марсова поля, гирлянды над Невским проспектом, уличные фонари, превращавшиеся на время праздников в высокие красные «свечи».
Основные магистрали города тогда приобретали особый колорит благодаря газосветному оформлению. Невский проспект подсвечивался в гамме белых ночей, а Московский — в золотисто-красной гамме. Последующим, сменившим Сизова отцам города оформление улиц казалась уже понятием третьестепенным, и многое из того, что при нем задумывалось, оказалось отвергнуто как «сизовские штучки». Архитектор Заварихин комментировал: «Хотя вся система власти и управления оставалась прежней, тонус благоустройства и оформления города резко упал. Петрову стало работать все труднее и труднее… Авторитарность личностная сменялась авторитарностью глобальной системы».
В послевоенной жизни у Александра Сизова было инфарктов больше, чем ранений на войне, и он умер, не дожив до пенсионного возраста. Через два года после его смерти в новостройках возле озера Долгое именем Сизова был назван проспект. ♦

Мэр Сизов
Проспект Сизова. Фотография Андрея Кузнецова