Почты

Почты

в № 10/22, "АЭРОДРОМЫ"/Фасады и интерьеры

слова СЕРГЕЯ ГРИГОРЬЕВА

Несмотря на электронную связь, даже самый прогрессивный человек часто пользуется услугами обычной почты. По статистике, ежегодно жители Петербурга получают около 700 миллионов газет и журналов, а писем, открыток и телеграмм — больше миллиарда. Всю эту корреспонденцию почтальоны разносят по тысячам доставочных участков, которые закреплены за почтово-телеграфными отделениями. Каждое такое отделение в просторечии тоже именуется почтой.
Почты
Арка Главпочтамта
Почты
Центральный зал Главпочтамта. Фотографии Юрия Молодковца

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона определял понятие «почта» как «государственное установление для пересылки между определенными местностями и по определенной таксе» различных отправлений, прежде всего писем. (Само слово «почта» происходит от латинского «posta», сокращенного от «statio posita» — термина, обозначавшего в Древнем Риме станцию с переменными лошадьми.) В 1714 году Петр Первый основал в Петербурге «General-Post-Amt», или Почтамт — по европейскому образцу, 16 сотрудников разбирали здесь почту со всех концов России.
Неподалеку находились конюшни для почтовых лошадей и каретные сараи. Петр интересовался доставкой почты настолько, что велел устроить Почтамт в том же доме на Немецкой улице, где проводились шумные царские ассамблеи. В 1735 году Почтамт сгорел, и новое здание было выстроено на Миллионной улице — на этом месте сейчас находится Мраморный дворец. Во время Северной войны в 1716 году, для оперативной доставки срочных писем и донесений царю, находящемуся на фронте, появилась военно-полевая почта. При Петре были налажены и первые в мире регулярные почтово-пассажирские морские перевозки: с 1723 года два пакетбота доставляли из немецкого города Любека газеты, письма и посылки, поступавшие в Россию из Европы.
Однако письма и посылки все равно шли до адресата очень медленно, к тому же по пути их нередко разворовывали. Расхищались и деньги, которые государство выделяло на нужды почты. Первый генерал-почт-директор П. Шафиров угодил в острог за растрату казенных средств. Такая же судьба постигла и петербургского почтового начальника Г. Краусса. Сменивший его в 1727 году А. Остерман не долго занимал этот пост, передав его Ф. Ашу.
В царствование Анны Иоанновны был издан любопытный указ о запрещении «непристойно ругать почтовых управителей или служителей», а в 1740 году, в заботе о том, чтобы «способы к пересылке писем всякому свободны были», появился и указ императрицы об устройстве почты во всех губерниях и провинциях.
С этим указом возникла новая должность — почтмейстер (читатель, наверное, помнит почтмейстера Шпекина из гоголевского «Ревизора»). Тут, между прочим, мы имеем редкую возможность узнать точный срок существования должности в российской истории — 145 лет. Почтмейстеров не стало 28 мая (по старому стилю) 1885 года, с объединением старого почтового ведомства с новым — телеграфным. Доживи Шпекин до этой поры, назывался бы он начальником почтово-телеграфной конторы.
При императрице Елизавете почты находились в ведении канцлера А. Черкасского, а позднее — вице-канцлера А. Бестужева. С 1746 года письма и посылки начали приносить на дом. Номеров на зданиях тогда еще не было, и первым почтальонам приходилось долго расспрашивать, где живет адресат. Со временем почты становилось все больше, верховые почтари уже не справлялись с ее перевозкой. «Тяжелую почту», то есть посылки, раз в неделю доставляли в Петербург на подводах.
При императрице Екатерине Второй было учреждено Главное почтовое управление, начальником которого в 1781 году был поставлен ее фаворит А. Безбородко. В том же году он купил для Почтамта участок земли на Ново-Исаакиевской улице, которую сразу же переименовали в Почтамтскую. Архитектор Николай Львов семь лет строил величественное трехэтажное здание с колоннами и портиками. Ныне оно занимает обширный прямоугольный участок, ограниченный с трех сторон улицами. Первоначально нынешнее здание Главпочтамта было вспомогательной служебной постройкой, так называемым Почтовым станом. Само Почтовое управление находилось в доме П. Ягужинского, расположенном на противоположной стороне Почтамтской улицы.
Большой внутренний двор Почтового стана (ныне операционный зал) сначала был хозяйственным, или «черным», двором. Сюда выходили конюшни, располагавшиеся по трем его сторонам, а также сараи, мастерские, ледники и — общественные туалеты. На первом этаже располагался зал, где разбирали почту, на втором и третьем этажах находились казармы для нижних чинов и квартиры чиновников. Первый этаж не имел окон. На их месте были устроены ниши, предназначенные для статуй, которые, однако, так и не были установлены.
В композиции фасадов Н. Львов повторил традиционную для русского классицизма схему. Он выделил ризалиты в центре каждого из трех фасадов и обработал их портиками из четырех колонн дорического ордера, увенчанных фронтонами. Боковые крылья, кроме ризалитов на углах, декорированы пилястрами, объединяющими два верхних этажа.
В 1801—1803 годах, в связи с переводом в это здание Главного почтового управления, уже другой архитектор, Е. Соколов, произвел в нем ряд внутренних перестроек и пробил на первом этаже окна. Однако места по-прежнему не хватало, и со временем Почтамту отдали строение, расположенное на другой стороне улицы. В 1859 году по проекту архитектора А. Кавоса была сооружена крытая галерея в венецианском стиле, связавшая два здания Почтамта по обеим сторонам Почтамтской улицы. В числе прочих сооружений Почтовое ведомство (а точнее, одно из его подразделений, Отделение почтовых карет) поглотило в этот период и дом на Мойке, в котором в 1757—1765 годах жил М. Ломоносов.
В 1903—1905 годах обширный внутренний двор был перекрыт стеклянным потолком и превращен в центральный операционный зал. Сегодня почтовый квартал — это целый комплекс исторических зданий, расположенных рядом с Санкт-Петербургским почтамтом. Условно он ограничен Конногвардейским бульваром, Исаакиевской площадью, Большой Морской улицей и Конногвардейским переулком. В его границах находится и бывший дворец князя А. Безбородко, в котором ныне располагается Центральный музей связи имени А.С. Попова.
В истории петербургской культуры конца XVIII — начала XIX века Санкт-Петербургский почтамт сыграл и еще одну, неожиданную, но весьма выдающуюся роль. Дело в том, что архитектор Н. Львов после окончания строительства Почтамта получил в нем служебную квартиру, в которой он уже со второй половины 1770-х годов вместе со своим близким другом Г. Державиным собирал кружок единомышленников, людей искусства, литераторов, известный под названием «львовско-державинского кружка». В него входили В. Капнист, И. Хемницер, Ф. Львов, П. Львов, А. Хвостов, Ю. Нелединский-Милецкий, Н. Ермолаев, П. Вельяминов, И. Захаров. Таким образом, Санкт-Петербургский почтамт в это время стал одним из интеллектуальных центров столицы, ибо авторитет Державина как первого поэта России тогда считался бесспорным.
С царствованием Александра Первого связана новая страница в истории петербургской почты — почтовые станции. Начало их строительства относится к 1804 году. Сохранилось донесение на имя министра внутренних дел В. Кочубея о том, что «по всей дороге от Петербурга до Ямбурга нет для проезжающих никакого пристанища, кроме трактира в сем последнем городе». Для строительства почтовых станций был образован специальный комитет. Проектированием зданий занялся известный архитектор Луиджи Руска.
Строительство почтовых станций стало одним из первых в истории России опытом применения типовых проектов общественных сооружений. Перед зодчими при этом стояли две композиционные задачи. С одной стороны, почтовые станции нужно было включить в единый ансамбль почтового тракта, растянутый на многие сотни верст. С другой стороны, каждая из станций находилась в специфическом ландшафтном и архитектурном окружении, часто являясь основным зданием своего населенного пункта.
Прежде почтовые станции размещались в основном в крестьянских избах, приспособленных для нужд проезжающих. Строительство каменных зданий было дорого, и потому почтовые станции нового типа возводились только на основных трассах, имевших как бы мы сейчас сказали, «стратегическое» значение — Нарвском и Московском трактах. Они создавались по канонической схеме классицизма: большая выразительность, достигаемая за счет очень простых средств. Перед их создателями стояла не только чисто утилитарная задача — оптимальное размещение хозяйственных служб, но и задача эстетическая — единое архитектурное оформление. Можно заключить, что эти цели были успешно достигнуты — сегодня, когда большинства станций уже нет, легко представить себе характер архитектуры тракта в целом.
Ритмически расставленные вдоль шоссе белые аккуратные здания ярко выделялись на фоне окружающей деревянной застройки и зелени. Различное природное окружение придавало каждой станции неповторимое своеобразие, создавая у проезжающих особое настроение, которое отмечалось русскими классиками А. Пушкиным, М. Лермонтовым, Н. Гоголем… Таким образом, по замыслам создателей почтовых станций, каждая российская магистраль должна была иметь свой, отличающийся от прочих, облик. Однако в силу разных причин, строительство каменных почтовых станций не получило широкого развития. Идущие из столицы Нарвский и Московский тракты — единственные обладатели целостного архитектурного оформления. Отметим, что тот же принцип архитектурного единства лег в основу оформления и железнодорожной магистрали Санкт-Петербург — Москва, открытой в 1851 году.
Почтовые станции располагались на расстоянии 20—30 верст друг от друга. Каждая из них имела определенное количество лошадей и экипажей в зависимости от разряда, к которому принадлежала. Ведал почтовой станцией станционный смотритель. Как правило, смотрители имели низший, четырнадцатый чин по «табели о рангах», то есть были коллежскими регистраторами.
История наиболее известной почтовой станции в Выре близ Гатчины неразрывно связана с именем А.С. Пушкина. Именно здесь поэт останавливался для замены лошадей, проезжая по Белорусскому тракту в Михайловское. Почтовая станция в Выре существовала уже на рубеже XVIII и XIX столетий, однако нынешний свой вид она приобрела уже в 1837—1841 годах. В правом флигеле находились помещения для станционного
смотрителя, ямщиков и общая комната. В левом флигеле были помещения для проезжающих и хозяйственные службы. Между торцами рубленых деревянных конюшен — шорная, пожарная каланча, сарай и кузница.
Почтовая станция в Выре восстановлена, сейчас здесь располагается музей дорожного быта — «Дом станционного смотрителя», воспроизводящий обстановку почтовых станций пушкинского времени. Станционные смотрители отвечали по всей строгости за соблюдение всех почтовых правил. В первую очередь обслуживались особы высших классов, государственные курьеры и фельдъегери. Остальные путешественники и проезжающие «по казенной надобности» подолгу ожидали лошадей. Имея чин титулярного советника, А.С. Пушкин относился всего лишь к 10-му классу по «табели о рангах». Это означало, что на почтовых станциях ему приходилось многих пропускать вперед, благодаря чему хватало времени для изучения быта станционных смотрителей.
Первые в России городские почтовые отделения, в которых принимали для отсылки иногороднюю корреспонденцию, появились в Петербурге еще в 1821 году. Что же касается внутригородской почты, она начала действовать в январе 1833 года — как сообщалось в газете «Северная Пчела», «для разноски писем и билетов по городу». Тогда же столицу разделили на 17 округов и в каждом из них учредили свое почтовое отделение. За определенную плату отправить внутригородскую почту можно было даже в обычных продуктовых лавках: с 1833 года некоторые торговцы стали устраивать в своих заведениях приемные пункты, куда жители приносили письма, за которыми приходил почтальон — эта система действовала до 1868 года. В тот же период была впервые налажена доставка на дом периодических изданий — с 1836 года начали доставлять подписчикам журнал «Библиотека для чтения» и «Земледельческую газету».
В 1840 году по дорогам покатили первые почтовые дилижансы, которые помимо почты перевозили еще и пассажиров. На дилижансах из Петербурга в Москву предпочитали ездить мелкие чиновники, хотя стоило это удовольствие недешево. Когда в 1851 году была проложена Николаевская железная дорога, по ней стали ходить специальные почтовые вагоны.
Город рос, его жители все чаще предпочитали пореже ходить с визитами к родственникам и знакомым, а вместо этого посылать им любезные письма и открытки. Со временем для удобства многочисленных дачников почтовые отделения открыли и в пригородах Петербурга. Потом за городом появились настоящие ящики для писем — деревянные, обитые железом. Их устанавливали на подставках прямо около домов.
Для содержания почтовой службы по европейскому образцу в 1843 году был введен единый тариф, который с 1848 года уплачивался при покупке конверта с напечатанным на нем государственным гербом (гербовый сбор). Писем без конвертов не принимали. В этом же году на улицах города развесили первые почтовые ящики, в которые петербуржцы опускали письма. Как и за городом, они обивались листовым железом и были зеленого цвета.
Отделения связи в том виде, какими знаем их мы, возникли после 1885 года, когда произошло объединение почтового и телеграфного ведомств. Фотографии начала прошлого века свидетельствуют, что прежние почтово-телеграфные отделения были очень похожи на нынешние. Те же стойки со стеклом, отделяющим посетителя от служащего, и даже такие же привычные абонементные ящики для корреспонденции. Почта оказалась очень консервативным ведомством, мало подверженным переменам. ♦

Почты
Лестница, ведущая к почтовому отделению № 28
Почты
Почтовое отделение № 40, расположенное по адресу Лиговский пр., дом № 44 (так называемый “Перцов дом”)
Почты
Лестница, ведущая в почтовое отделение № 44
Почты
Стеллаж с посылками и бандеролями на Главпочтамте
Почты
Почтовое отделение в поселке Вырица Ленинградской области
Почты
Интерьер почтового отделения в поселке Вырица. Фотографии Андрея Кузнецова

Обложка публикации:

Вход в почтовое отделение № 28, расположенное по адресу Литейный пр., дом № 29.

Фотография Андрея Кузнецова