Ершова

Ершова

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Жители

беседа ЕКАТЕРИНЫ ГОЛУБЕВОЙ

Ершова
Нина Ершова в подземелье над Большим каскадом. Фотография Алексея Тихонова
Кубометр воды в секунду расходуют фонтаны Петергофа. Ослепительные каскады с золочеными статуями, самсоны, раздирающие пасти львам, пирамиды, солнышки, горки и обманные шутихи – только лишь верхушка айсберга, малая часть фонтанного хозяйства. Где-то там под землей, в темных гротах и дворцовых подвалах, в закрытых и открытых коллекторах, невидимые глазу интуриста, протянулись десятки километров труб, устроены 25 накопительных резервуаров, закрываются-открываются сотни задвижек, тысячи кранов… Все это обслуживают тридцать человек: фонтанщики, инженеры и даже один научный работник. А руководит работой петергофского отдела фонтанов опытнейший специалист, инженер-строитель и просто обаятельная женщина – Нина Ивановна Ершова.
МНОГО ВОДЫ

Буквально перед нашей встречей Нина Ивановна вернулась из командировки – ездила делиться фонтанным опытом с зарубежными товарищами.

– Какой же из увиденных фонтанов произвел на вас наибольшее впечатление?
– Королевский фонтан Ле-Гранха в испанской Сеговии. Хотя он и создан по принципу «шутихи», но это действительно королевское зрелище. Кстати, питается этот самый Ле-Гранха талой водой с гор и включается всего один раз в году, причем на считанные минуты. По количеству воды, которое мы можем тратить, ни один зарубежный парк не может соперничать с Петергофом. Красота – дело субъективное, тут бывают разные мнения, а уж расход воды – это технический факт. Хотя наш парк создавался как подобие Версаля и многие фонтаны до сих пор носят торжественные французские имена, во Франции, в отличие от Петергофа, фонтанам воды не хватает. Версальские фонтаны включаются всего четыре раза в месяц. Раньше там работала «марлинская машина», которая накачивала воду из Сены насосами. А сейчас фонтаны Версаля питаются водой из подземных источников, и подобное удовольствие обходится очень дорого – их включают только на летний сезон, на один час по воскресеньям.
У нас дефицита воды не наблюдается. Да и принцип водоснабжения за три сотни лет нисколько не изменился – фонтаны до сих пор работают по гениальной схеме, придуманной лично Петром Первым и воплощенной еще в 1721 году. Именно тогда были построены шлюзы и канал, по которому из водоемов с Ропшинских высот вода идет самотеком до накопительных бассейнов Верхнего сада. Здесь можно было устроить фонтаны лишь с небольшими по высоте струями. Иное дело – в Нижнем парке, куда вода устремляется с 16-метровой высоты по трубам из бассейнов Верхнего сада, а потом с силой вылетает вверх, стараясь по школьному принципу сообщающихся сосудов вернуться на утраченную высоту. Такое великолепие, как в Петергофе, с нашим бесконечным потоком воды с середины мая до октября, возможно лишь в Италии, где фонтаны не выключаются даже на ночь.
На должность фонтанного мастера Нина Ершова попала случайно. Она закончила Ленинградский инженерно-строительный институт, работала на стройке, но мечтала об архитектуре, причем с «дворцовым» размахом. И в 1978 году решила попытать счастья – просто пришла в отдел кадров Петергофского музея и спросила, не найдется ли вакантной должности, подходящей для грамотного инженера. Должность такая нашлась сразу, потому что все любят на фонтаны смотреть, некоторым нравится в фонтанах купаться, но поддерживать их в рабочем состоянии – это занятие не из легких и на любителя. Быстро сделав карьеру и став «главной по фонтанам», Нина Ивановна чувствует
себя теперь в Петергофе как дома. И это не случайно, ведь родилась она и провела детство в Ропше. Именно там берут начало воды, которые питают все петергофские фонтаны. Отец показывал Нине эти родники,
а девочка не понимала, как же маленький ручеек становится такой мощной фонтанной струей. В этом была какая-то тайна и даже некоторая доля волшебства. Зато уж теперь хорошо во всем разобралась!

Ершова
Львиный каскад. Фотография Алексея Тихонова
МНОГО ФОНТАНОВ

– Снаружи все фонтаны – разные…
– И не только фонтаны, но целые каскады спланированы каждый по-своему. В Нижнем парке у каждого, даже совсем маленького дворца есть свой каскад – а у Большого дворца, естественно, Большой каскад с Самсоном. При его создании пришлось принести судоходность Морского канала в жертву красоте. У дворца Марли – Золотой каскад, у Нового Монплезира – Львиный. Пополнение фонтанного хозяйства происходило непрерывно вплоть до начала прошлого века.
– …а внутри, наверное, все фонтаны одинаковы?
– Напротив, разнообразие такое, что даже трудно себе представить. В Петергофе чего только нет. Вот, например, менажерные фонтаны – их конструкция тоже придумана лично Петром. «Менажерный» по-французски значит «бережливый». Посмотришь – фонтан многоводный, изобильный, столб – пятнадцать метров в высоту. А расход воды невелик: столб этот на самом деле полый, потому что форсунка каждого такого фонтана представляет собой трубу, в которую вставлен конус, обращенный вершиной книзу. Между конусом и стенками трубы остается кольцевой зазор, через него с большим напором вода и вырывается, создавая впечатление сплошного потока. Есть еще фонтаны – «клоши»
(слово тоже французское, переводится как «колокол»). Выглядят они как небольшие такие тритончики, которые держат над головой плоские диски. В центр каждого диска выведена труба, и вытекающая из нее вода действительно образует подобие колокола.

Ершова

Ершова
Фонтан-«клоши». Вид сзади и спереди
Ершова
Фонтан «Золотое яблоко»
Ершова
Утка в Верхнем саду
Ершова
Поливка газонов в Монплезире
Ершова
Большой каскад. Фотографии Алексея Тихонова
МНОГО РАБОТЫ

– Романтики в вашей профессии хватает?
– Романтики мало. Вот сейчас идет летний сезон, и мы трудимся практически без праздников и отпусков. Когда парк закрыт – для нас это главный рабочий день: можно заняться мелким, но столь необходимым ремонтом, чисткой насадок и бассейнов. На одном только фонтане «Пирамида» 505 насадок, и все они требуют тщательного ухода. Работа все время на ногах, сидеть на месте не приходится (это правда – наш фотограф пытался встретиться с Ниной Ивановной несколько раз; «поймать» ее для съемки удалось лишь с третьей попытки). Такой парк, как в Петергофе, требует постоянного ухода и полной самоотдачи.
С другой стороны, есть в присмотре за фонтанами какая-то магия. Потому что часть работ приходится делать интуитивно – попробуйте предсказать, какая именно из сотен трубок засорилась, отчего упал напор воды? Опыта тут мало – нужно чувствовать. Поэтому фонтанный мастер – это не просто работник парка, это очень почетная должность, на которую может претендовать только профессионал высокого класса.

Ершова
Насыпь, отделяющая Нижний парк от Финского залива
Ершова
Насыпь, отделяющая Нижний парк от Финского залива
Ершова
Секретный сотрудник фонтана «Дубок»
Ершова
Секретный сотрудник шутихи «Скамейка». Фотографии Алексея Тихонова
ОДИН УЧИТЕЛЬ

– Не очень понятно, как можно почувствовать засор в одной из пятисот насадок. Где этому учат?
– Этому учат здесь. Мне, например, очень повезло с учителем. Когда я пришла в Петергоф устраиваться на работу, фонтанным мастером здесь служил Алексей Петрович Смирнов. Он был потомственным фонтанщиком. Дворцовыми служителями были и дед его, и прадед. Мы работали с ним вместе около восьми лет, и он научил меня многому. Можно сказать, передавал секреты мастерства. Объяснял все тонкости технологий, теорию создания рисунка струй и все такое прочее. Вот он действительно являлся настоящим фонтанным мастером – и после него в Петергофе на такую должность еще никого не принимали. Слишком трудно, почти невозможно соответствовать его уровню квалификации. Кстати, именно Алексей Смирнов запечатлен в известной кинохронике от 14 сентября 1947 года, когда по городу провозили «Самсона, раздирающего пасть льва». Алексей Петрович принимал ее в Петергофе, в послевоенные годы он занимался реставрацией фонтанов. Реставрационные работы не прекращаются и сегодня. Это одно из основных направлений нашей деятельности, для этого и есть в штате фонтанного отдела научный сотрудник.

ДВА СТАРЫХ ЛЬВА

– В последние годы Петергоф действительно очень изменился. Новые фонтаны еще будут появляться?
– Будут, но они не новые. Мы поднимаем архивы, разыскиваем участки парка, где ранее существовали фонтаны, а теперь их по тем или иным причинам нет, приглашаем археологов и пытаемся восстановить утраченное. Одно из самых больших наших достижений – это законченная в двухтысячном году реставрация «Львиного каскада», разрушенного в сороковые годы прошлого века во время войны. Теперь посетители парка могут любоваться этим красивым и, без преувеличения, огромным сооружением: на гранитном цоколе высится колоннада из четырнадцати колонн 8-мет-ровой высоты, из гранита же выполнены 12 чаш-фонтанов, на горке из гранитных глыб лежит прекрасная нимфа… И два льва, – старых, подлинных, еще с того фонтана, который был на этом месте до середины XIX века. ♦


Очень много ценного в Петергофе было, но не сохранилось во время войн и реконструкций, многое воссоздается сейчас по старым чертежам. К примеру, сотрудники отдела фонтанов нашли в архиве сведения о «Золотом яблоке», существовавшем до 1830 года.
Теперь оно воссоздано на Песочном пруду. Под действием водяных струй, поддерживаемый ими, вверху этого фонтана крутится золоченый шар. Сейчас восстанавливается фонтан «Водная дорога» в восточной части Нижнего парка.

Обложка публикации:

Трубы, подводящие воду к фонтанам Большого каскада.

Фотография Алексея Тихонова