Репортаж

Катание на пони в зоопарке

в № 13/25, "ЗООПАРК"/Репортаж

слова ИРИНЫ КЕЛЬНЕР

Аттракцион «Катание на пони и осликах» существовал в Санкт-Петербургском зоосаде ещё до революции. Продолжали катать детишек и после 1917 года. Возобновился аттракцион в семидесятые годы. В это время в Зоопарке разместилась конюшня киностудии «Ленфильм», куда из сектора копытных перевели нескольких пони. Сейчас в аттракционе заняты семь пони, семь лошадей и два ослика. «Извозом» детей и взрослых они занимаются по очереди. Летом каждый день на манеже — пони и лошадь, снаряжённые для верховой езды, ещё одно животное возит по кругу тележку с пассажирами. Зимой аттракцион работает только по выходным. После пяти вечера лошади посетителей не катают, зато всё население конюшни выходит на прогулку в ездовой и соседствующий с ним служебный манежи. И до закрытия Зоопарка животные охотно общаются через ограду с посетителями. Кстати, возить людей по кругу — далеко не единственная профессия, которой обучены местные лошади. В праздничные дни они вместе с работниками конюшни демонстрируют искусство фигурной верховой езды. ♦

Фотографии Алексея Тихонова

Водозабор на Шпалерной улице

в № 12/24, "ВОДОПРОВОД"/Репортаж

комментарии ЕЛЕНЫ КОРСНО

В водопровод образца 1863 года вода из Невы поступала без предварительной фильтрации и очистки. Неудивительно, что водопроводная вода была «обогащена» песком и мелкими камешками. Говорят, попадались даже небольшие рыбки. Потоки такой «ухи» из кранов прекратились, когда на Главной водопроводной станции были устроены фильтры. В качестве дополнительной очистной меры к краям водозаборных труб, выходивших в русло Невы, прикрепляли электрические фонари, чтобы следующие по реке суда не останавливались в этих местах и не бросали якорей. Долгое время обеззараживание воды на всех станциях очистки производилось гипохлоритом натрия. После такой обработки вода соответствует нормативным требованиям по физико-химическим показателям. Последней новинкой, которая позволяет улучшить ещё и бактериологические характеристики водопроводной воды, стала технология обеззараживания ультрафиолетовым облучением. Сейчас она внедряется на предприятиях «Водоканала». ♦

Фотографии Алексея Тихонова

Аварийная бригада на работе

в № 11/23, "ТРАМВАЙ"/Репортаж

слова ИРИНЫ КЕЛЬНЕР

За прошедший год на трамвайных путях произошло 13 242 аварии. Получается, что в среднем это 36 поломок и сходов с рельсов в день. Как только поступает вызов, на место происшествия выезжает специальная машина аварийно-восстановительной службы. Машины и работающие на них бригады пронумерованы, но чаще их называют по улицам или трамвайным паркам, где бригады базируются: Греческая, Блохинская, Хасанская, Тихорецкая, Коняшинская, Оборонная, Слава.
Самые загруженные работой участки — в районе Тихорецкого проспекта и на Петроградской, в окрестностях трамвайного парка им. Блохина, самый спокойный район достался бригадам поста на Оборонной. ♦

Фотографии Алексея Тихонова

Ремонт гидроплана в Кронштадте

в № 10/22, "АЭРОДРОМЫ"/Репортаж

слова ЕЛЕНЫ КОРСНО

«Дельфины» — серия самолетов, спроектированных и построенных Опытно-конструкторским бюро легкой авиации в Кронштадте. Серия названа в честь местного авиационного клуба, который участвует в разработке и испытании этих летательных аппаратов на аэродроме Бычье поле. Каждый из десяти «Дельфинов» уникален, большинство самолетов отмечено призами различных выставок и салонов.
ОКБ — единственная организация в окрестностях Петербурга, которая создает и ремонтирует летательные аппараты легкой авиации. До 1992 года его мастерская находилась при Кронштадтском морском заводе, но сейчас переехала в небольшое строение на улице Зосимова. Чтобы попасть внутрь, необходимо либо проникнуть на территорию военной части, патрулируемую строгой собакой, либо пройти через пункт приема стеклотары. Помещение не похоже на ангар для авиалайнеров, но миниатюрным самолетам места здесь вполне хватает. ♦

Ремонт гидроплана в КронштадтеРемонт гидроплана в КронштадтеРемонт гидроплана в КронштадтеРемонт гидроплана в КронштадтеРемонт гидроплана в КронштадтеРемонт гидроплана в Кронштадте                                                                                               Фотографии Алексея Тихонова

Строительство метрополитена

в № 9/21, "МЕТРОПОЛИТЕН"/Репортаж

слова СЕРГЕЯ ВИТАЛЬЕВА

Фотограф Журнала Учета Вечных Ценностей Алексей Тихонов вернулся «оттуда» на поверхность невредимым, только несколько уставшим, — как он думает, по причине повышенного подземного давления. Был «там» впервые, хотя в метро ездит регулярно.
Самое сильное впечатление — «ни пса не видно», пока спускаешься в клети вниз на Комендантской площади. Зато на ликвидации Размыва, где работают итальянцы и другие иностранцы, шахта хорошо освещена. Очень умным показался «железный крот», прокладывающий тоннель в зоне плывуна. Оборудован «крот» фантастически: компьютерный центр управления, барокамера, — только гиперболоидов не хватает. ♦

Фотографии Алексея Тихонова

Разводка Большеохтинского моста

в № 8/20, "МОСТЫ"/Репортаж

слова ИРИНЫ КЕЛЬНЕР

Только очень редкие любители особенного петербургского зрелища — разводки мостов — добредают по длинной набережной до моста Петра Великого. Наблюдать его разводку в действии желательно изнутри. Поднимаясь с этажа на этаж по винтовой лестнице, невозможно не выглядывать постоянно в окна. Спускаясь вниз, рано тормозить на уровне моста. Самое интересное — ниже. В опоре, куда ухает противовес вместе с куском мостовой. В помещениях операторов, где стоит гидравлический привод разводного механизма: масло проходит по тоненьким трубкам. Трудно представить, как это заставляет двигаться многотонную махину, но мост разводится, а потом — смыкается обратно. ♦

                                                                                                       Фотографии Алексея Тихонова

Развозка лоцманов

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Репортаж

слова ИРИНЫ КЕЛЬНЕР

«Риф-2» – буксирный катер, одно из судов вспомогательного флота Санкт-Петербургского Морского порта. Каждую ночь в половине двенадцатого катер подходит к причалу на набережной Лейтенанта Шмидта у памятника Крузенштерну и принимает на борт несколько человек. К часу ночи катер должен доставить их на грузовые суда, направляющиеся вверх по Неве. Поднявшись на борт такого судна, пассажир катера становится на нем главным человеком. Потому что он – лоцман, а это звучит гордо. Даже в белые ночи морякам без его помощи не просто разглядеть на Неве навигационные знаки, а в темное ночное время и вовсе трудно высмотреть зеленые маячки на мостах на фоне интенсивной подсветки. ♦

Фотографии Алексея Тихонова

Перейти Наверх