Истории в картинках

Слон и Моська

в № 13/25, "ЗООПАРК"/Истории в картинках

слова ИВАНА КРЫЛОВА

По улицам Слона водили, как видно напоказ — известно, что Слоны в диковинку у нас — так за Слоном толпы зевак ходили. Отколе ни возьмись, навстречу Моська им. Увидевши Слона, ну на него метаться, и лаять, и визжать, и рваться, ну, так и лезет в драку с ним. «Соседка, перестань срамиться,— ей шавка говорит,— тебе ль с Слоном возиться? Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идёт вперёд и лаю твоего совсем не примечает». — «Эх, эх! — ей Моська отвечает,— Вот то-то мне и духу придаёт, что я, совсем без драки, могу попасть в большие забияки. Пускай же говорят собаки: «Ай, Моська! знать она сильна, что лает на Слона!»
Слон и Моська
Рисунок Александра Флоренского

Ежегодный забор воды в Неве без посредства водоровода

в № 12/24, "ВОДОПРОВОД"/Истории в картинках

слова СЕРГЕЯ ЯРОШЕЦКОГО

С медицинской точки зрения вода из-под крана всё-таки чище речной. Однако же до революции этот факт раз в году все игнорировали. Пример подавал сам царь, для которого к 6 января по случаю праздника Крещения прямо напротив Зимнего дворца во льду делали прорубь. Над нею ставили временную часовню — нарядную, с синим куполом и золотыми звёздами. Часовню с прорубью называли по-библейски Иорданью. Царь с домочадцами мужского пола спускался по Иорданской лестнице, шёл по Иорданской галерее, выходил на Иорданское крыльцо и шествовал к Иордани по льду Невы мимо замерших по стойке «смирно» гвардейских полков. Дамы же царской фамилии смотрели на шествие из дворцовых окон. Митрополит погружал в студёную воду золотой крест, отчего вода в реке приобретала чудесные свойства. Окроплённый ею царь уходил обратно во дворец, а толпившийся на набережных народ спешил поскорее умыться святой водой и разнести её по жилищам в возможно большем количестве, в том числе и для питья. По свидетельству историков, городская санитарная инспекция против этого официально возражала, но ничего поделать не могла.
Ежегодный забор воды в Неве без посредства водоровода
Рисунок Александра Флоренского

Отражение жизни людей и животных при столкновении с вагонами городских железных дорог

в № 11/23, "ТРАМВАЙ"/Истории в картинках

Из доклада инженера-технолога А. Г. Бессона на Первом Всероссийском электро-техническом съезде 29 декабря 1899 года 

На наших глазах электрические трамваи раскинули свои сети по всем странам света. Быстрое развитие такого сложного дела не могло не повлечь за собою ряда несчастных случаев и всякого рода нареканий. Правительства всех стран, трамвайные общества, инженеры и любители устремились к рассмотрению необходимых мероприятий для предотвращения этих несчастий. Скорее всего являющимся на ум способом разрешения этого вопроса оказалось устройство при электрических вагонах таких приборов, которые бы ограждали людей и животных от последствий столкновения с движущимися вагонами, каковых приборов в последнее время изобретено целое множество. У нас в России, по сравнению с Европою и Америкою, электрические трамваи находятся ещё в зачаточном состоянии, между тем несомненно, что и у нас трамвайное дело разовьётся весьма быстро и вопрос о защите людей будет поставлен на очередь. Защитительных приборов изобретено множество. Описание всех этих приборов заняло бы целый том и в сущности не представило бы особого интереса, так как все они до сих пор далеки от идеала. Однако, находя испытание их делом весьма важным, считаю небезынтересным указать на результаты некоторых испытаний такого рода, произведённых в последнее время за границею. Такое испытание производится над манекенами, изготовленными из прочного холста или кожи и имеющими вид человеческого тела. Они набиваются соломою, сеном и деревом и им придаётся приблизительно вес и прочность человека. Манекены эти ставятся, кладутся или бросаются на пути следования вагона, возможно приближаясь к условиям действительности.

Отражение жизни людей и животных при столкновении с вагонами городских железных дорог

Про авиатора капитана Льва Мациевича

в № 10/22, "АЭРОДРОМЫ"/Истории в картинках
Про авиатора капитана Льва Мациевича

слова ОЛЬГИ ФЛОРЕНСКОЙ

Про авиатора капитана Льва Мациевича
Памятник на могиле авиатора Льва Мациевича на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Фотография Андрея Кузнецова

Как известно, в начале ХХ века в России началось бурное развитие авиации. В Петербурге первые показательные полеты проходили на территории Коломяжского ипподрома (вблизи Комендантской дачи) и собирали многотысячные толпы зрителей. По соседству на специально выстроенном аэродроме проводились ежегодные Всероссийские праздники воздухоплавания, в которых принимали участие все сколько-нибудь известные русские авиаторы. Первый же из этих праздников был омрачен нелепой гибелью тридцатитрехлетнего любимца публики капитана Льва Мациевича. 24 сентября 1910 года Мациевич, еще накануне лихо катавший на своем «Фармане» премьер-министра П.А. Столыпина, на глазах у оцепеневших от ужаса зрителей упал с высоты в 250 саженей и разбился насмерть. Один из очевидцев трагедии писатель Лев Успенский вспоминал: «Одна из расчалок лопнула, и конец ее попал в работающий винт. Он разлетелся вдребезги…
«Фарман» резко клюнул носом, и ничем не закрепленный на своем сиденье пилот выпал из машины…». Это была первая авиакатастрофа в отечественной летной практике. Вся Россия оплакивала погибшего героя. Александр Блок написал по этому поводу стихотворение «Авиатор»: «Летун отпущен на свободу…». Была выпущена граммофонная пластинка с рыдающей мелодекламацией г-на Н. Богемского «Его уж нет, любимца славы» (в сопровождении скрипки): «Как ястреб, как орел, парил в выси так смело. Бесстрашно рассекал он облаков туман. За наш воздушный флот и за святое дело погиб во цвете лет отважный капитан!». А еще один свидетель трагедии, актер Глеб Котельников, потрясенный увиденным, посвятил остаток жизни созданию устройства для спасения жизни авиаторов в воздухе — парашюта.
Лев Макарович Мациевич был корабельным инженером, участвовавшим в проектировании многих боевых кораблей и подводных лодок. Последней, так и не воплощенной при его жизни идеей Мациевича было создание так называемой «матки для аэропланов» — первого в мире военного авианосца. Всего за месяц до катастрофы Мациевич вернулся из Парижа, где обучался летному мастерству под руководством самого Анри Фармана.
В газетах писали, что одной из вероятных причин гибели капитана Мациевича явились «переутомление и нездоровье покойного». Однако есть свидетельства того, что авиатор пал жертвой неистребимой русской страсти к рационализаторству. Сиденье «Фармана» не было оборудовано спинкой, от чего во время длительных полетов у авиатора уставала спина. Рассказывали, что в роковой день Мациевич приказал своему механику натянуть между стоек аэроплана дополнительную горизонтальную проволоку, чтобы было на что опираться спиной в воздухе. Эта-то проволока и сгубила авиатора, не позволив ему вовремя отклониться назад, чтобы своим весом выправить опасно накренившийся «Фарман».
Мациевич похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. На собранные общественностью Санкт-Петербурга деньги на его могиле был установлен добротный памятник в виде высокой каменной колонны с бронзовой урной и рельефным портретом героя в летном шлеме. На Комендантском же аэродроме, на месте трагедии, был установлен небольшой каменный памятный знак. Сегодня его почти невозможно отыскать среди унылых домов-«кораблей», выстроенных здесь в 1970-х. Печально, что вскоре этот знак и может вовсе исчезнуть с лица земли — на месте гибели капитана Льва Мациевича собираются построить многоэтажный дом. ♦

Про авиатора капитана Льва Мациевича
Гранитная плита на месте гибели авиатора Льва Мациевича (Комендантский аэродром). Фотография Андрея Кузнецова

Обложка публикации:

«Отважный авиатор Лев Мациевич».

Картина Ольги Флоренской, 2002 год

Подземная железная дорога, работавшая в СПб до революци

в № 9/21, "МЕТРОПОЛИТЕН"/Истории в картинках

слова народные в обработке СЕРГЕЯ ЯРОШЕЦКОГО

Дочь Николая Первого, великая княгиня Мария Николаевна, вышла замуж за герцога Максимилиана Лейхтенбергского. Этот герцог был сыном Евгения де Богарне, который, в свою очередь, приходился пасынком Наполеону Бонапарту. На свадьбу царь подарил любимой дочери дворец, названный Мариинским, где она жила со своим герцогом, а потом и без него. Одно было плохо — великая княгиня страдала болезнью ног. Поэтому во дворце вместо одной из лестниц устроили пандус — пологий подъем без ступеней, по которому Марию Николаевну катали в кресле на колесах. А в подземном ходе между Мариинским и Зимним дворцами с той же целью проложили рельсы. Пандус сохранился, его можно посмотреть и сейчас. Рельсы посмотреть сложнее — советская власть наглухо заложила кирпичами все подземные ходы между дворцами Романовых, так что о них остались только слухи и легенды.
Подземная железная дорога, работавшая в СПб до революци
Рисунок Александра Флоренского

На биплане под Кировским мостом

в № 8/20, "МОСТЫ"/Истории в картинках

слова Ф. АЛЕКСАНДРОВА

Cлужа в 1920-е годы в Ленинградской истребительной эскадрилье, летчик Валерий Чкалов однажды на глазах у изумленной публики пролетел на своем самолете под аркой Троицкого (впоследствии Кировского) моста. Герой долго готовился к подвигу — не раз ходил он по Троицкому мосту и, делая вид, что гуляет, время от времени заглядывал через перила вниз. Конечно же, своим нелепым поступком товарищ Чкалов грубо нарушил летный устав. Командование части вынесло пилоту строгое предупреждение. Однако память об этом не-заурядном событии живет в памяти народной и по сей день, обрастая, как и положено подвигам, легендами — так, например, многочисленные и вполне достоверные источники говорят о пролете Валерия Чкалова вовсе не под Кировским, а под Литейным мостом. Поди теперь проверь…
P.S. На съемках фильма «Валерий Чкалов» режиссера М. Калатозова в октябре 1940 года молодой летчик Е. Борисенко повторил подвиг Чкалова шесть раз.
На биплане под Кировским мостом
Рисунок Александра Флоренского

Прискорбный случай с Египетским мостом

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Истории в картинках

слова Ф. АЛЕКСАНДРОВА

Цепной Египетский мост через Фонтанку был построен инженерами В.К. Треттером и В.А. Христиановичем в 1824–1826 годах. Означенный мост, исправно отслужив 79 лет, рухнул 20 января 1905 года, когда на него вступил эскадрон гвардейской кавалерии. По счастью, жертв удалось избежать. Последствием этого прискорбного случая стали разборка моста аналогичной конструкции (а именно Пантелеймоновского), а также широко известный запрет на движение по мостам «в ногу». Последнее, впрочем, недостоверно – ибо кавалерийский эскадрон, строго говоря, «в ногу» идти никоим образом не может при всем желании. Таким образом, не исключено, что оный известный запрет явился следствием какого-либо иного прискорбного случая с каким-нибудь другим мостом и притом безо всякого участия кавалерии. 
Прискорбный случай с Египетским мостом
Рисунок А. Флоренского

Искусно замаскированный царь

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Истории в картинках

слова Ф. АЛЕКСАНДРОВА

Верховой памятник царю Александру III работы скульптора Паоло Трубецкого был открыт на Знаменской площади 5 июня 1909 года. Говорят, памятник не очень-то нравился даже Николаю II, чего же требовать от большевиков? Неудивительно, что начиная с 1917 года тучный царь на крупногабаритном животном раздражал революционеров уже сверх всякой меры, и новыми властями были предприняты следующие знаменательные действия, а именно – в канун каждого коммунистического праздника политически неграмотный всадник искусно маскировался временными трибунами. Любопытно, что история сохранила внешний облик как минимум трех из них:
1. 7 ноября 1918 года памятник был закрыт трибуной в форме куба, стоящего на параллелепипеде и украшенного многочисленными ходульными лозунгами типа «Кто не работает», «Из всех искусств важнейшим», «Пролетарии всех стран» и т.д.
2. 1 мая 1919 года памятник был закрыт трибуной в форме фальшивой триумфальной арки, украшенной загадочным лозунгом «Привет истинным вождям социальной революции»,
3. 7 ноября 1919-го же года памятник был закрыт трибуной в форме цилиндра, на основании которого имелись какие-то неопрятные рисунки. Таким образом, вместо того чтобы сразу решить проблему кардинально, коммунисты трогательно терпели царя на площади целых двадцать лет, пока все же не догадались совсем убрать его с глаз долой в октябре 1937-го.
Не прошло и пятидесяти лет, как на площади Восстания был воздвигнут довольно некрасивый гранитный обелиск в честь сорокалетия Победы во Второй мировой войне, украшенный какими-то неинтересными барельефами. Но и памятник Александру на удивление хорошо сохранился во дворе Русского музея и сразу же по возвращении капитализма был почему-то установлен перед Мраморным дворцом на месте небезызвестного броневика, в свою очередь зачем-то отправившегося в Музей артиллерии.

Искусно замаскированный царь
Рисунок А. Флоренского
Перейти Наверх