Изменения - page 2

Единственная рубрика в Журнале Учёта Вечных Ценностей, для которой имеет значение пресловутый «информационный повод». Причём нас интересуют не столько самые последние изменения в городской среде, сколько те, которые останутся надолго или навсегда. В принципе, не очень важно, когда произошло изменение. Главное, чтобы оно оказалось существенным

Дом № 23 по Садовой улице

в № 7/19, "НАСАЖДЕНИЯ"/Изменения
Дом № 23 по Садовой улице
Дом № 23 по Садовой улице. Дореволюционный вид. Архивная фотография

слова ЕКАТЕРИНЫ ГОЛУБЕВОЙ

Здание было построено в 1903–1904-м годах по проекту архитектора Василия Шауба. В моду входил стиль модерн, и дом, предназначенный под контору завода Новицкого, вовсе не выглядит конторским зданием. Во многом благодаря оригинальным окнам: второй и третий этаж создают своеобразную «стеклянную стену», где с простыми плоскими окнами соседствуют и затейливые выступы-эркеры. Внушительное с виду здание на самом деле очень маленькое внутри — всего 177 кв. метров полезной площади на всех четырех этажах.
К началу перестройки дом принадлежал трикотажному объединению «Ника». В 90-х годах прошлого века объединение переживало не лучшие времена, и заботиться о здании не было ни средств, ни желания. Дом около десяти лет простоял заколоченным и пришел в аварийное состояние. В Комитете по охране памятников до сих удивляются, что реставрацию в конечном счете удалось довести до конца — здание находилось в таком плачевном состоянии, что в недалеком будущем могло просто превратиться в руину. Требования к объединению если не реконструировать, то хотя бы не дать зданию рухнуть, не помогли.
Лишьв1997годунадомнашелсяпокупатель — свадебный салон «Ирина-Люкс». Следующие четыре года были потрачены на реставрацию дома. По словам сотрудников салона, наиболее трудно выполнимым условием Комитета по охране памятников оказалось требование восстановить в историческом виде оконные рамы здания. Даже скульптуры на фасаде отреставрировать было легче — все-таки традиции реставрации в Петербурге богатые. А вот бригады столяров, способных повторить выгнутый профиль рамы, не нашлось (конечно, ни о каких стеклопакетах не могло быть и речи). Пока что пришлось довольствоваться временными пластиковыми рамами. Но поиски продолжаются. ♦

Дом № 23 по Садовой улице
Дом № 23 по Садовой улице. 1980-е годы. Фотография Сергея Свешникова
Дом № 23 по Садовой улице
Дом № 23 по Садовой улице. Современный вид. Фотография Кирилла Морозова

Посаженный Петром Первым дуб

в № 7/19, "НАСАЖДЕНИЯ"/Изменения
Посаженный Петром Первым дуб
Дуб, посаженный Петром Первым на Каменном острове. Архивная фотография

слова ЕКАТЕРИНЫ ГОЛУБЕВОЙ

Старый внушительный дуб на Каменном острове молва окрестила «петровским» в конце XIX века, когда Каменный остров стал местом гуляний петербургской публики. По легенде, его посадил сам Петр Первый в 1715 году. Действительно ли саженец был посажен Петром или нет, документально не доказано. В ХХ веке ленинградцы утверждали, что старое дерево — своего рода талисман и символизирует благополучие города. Однако к середине семидесятых годов прошлого века патриарх пришел в плачевное состояние. Власти приняли решение: дуб спилить. Что делать с пнем, оставшимся от петровского дуба, решали долго: поставить на его месте памятный знак, законсервировать пень или посадить новое дерево. Долгое время пень, обнесенный оградой, все-таки оставался на месте. Останки петровского дуба выкорчевали весной этого года. А в конце лета торжественно посадили новый, молодой «петровский дубок». «Смену» выращивали из желудей дубов, растущих в Екатерининском парке. Обновили не только дуб — отреставрировали и ограду. Причем чугунные опоры пришлось практически выкапывать из земли — за долгую свою службу они вошли в почву наполовину. Установлена и новая табличка с надписью, повествующая о судьбе дерева. ♦

Посаженный Петром Первым дуб
Дуб, посаженный на месте дуба, посаженного Петром Первым на Каменном острове. Фотография Дмитрия Горячёва

Ладожский вокзал

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Изменения

слова ОЛЕГА ВОРОНИНА

«Ладожский вокзал в Ленинграде» – так назывался дипломный проект студента Никиты Явейна, сына известного архитектора Игоря Явейна, автора проектов типовых советских железнодорожных вокзалов и пассажирских комплексов в Новгороде и Иркутске. Сын-студент помогал отцу в работе над интерьером вокзала в Дубултах на Рижском взморье. И вот много лет спустя, уже став маститым архитектором, Никита Явейн все-таки построил свой Ладожский вокзал.

Ладожский вокзал
Интерьер центрального вестибюля Ладожского вокзала. Фотография Никиты Крючкова

Идея строительства вокзала в районе Дачи Долгорукова возникла еще в шестидесятых годах, но кроме прожектов и дипломных работ никаких реальных очертаний она в то время не приобрела.
Здесь была построена станция метро «Ладожская», прилегающая территория превращена в большой продуктовый и вещевой рынок, который постепенно обретал все более цивилизованный и стационарный вид.
Только в двухтысячном году Министерство путей сообщения решило внести свой вклад в празднование трехсотлетнего юбилея Петербурга – было объявлено о строительстве нового вокзала. Цель понятна – разгрузить старые Московский и Финляндский, а в будущем – организовать сквозное движение электричек из Зеленогорска, Сестрорецка, Приозерска, Выборга в Павловск, Царское Село, Гатчину и Петергоф.
В объявленном конкурсе победил проект архитектурной «Студии 44», основанной Явейном. Авторам этого проекта удалось разместить многофункциональный комплекс на довольно узком, ограниченном с одной стороны станцией метро, а с другой железнодорожными путями участке.
Вокзал разместился и над, и под путями. Внизу пригородная часть комплекса, а наверху, в виде моста–конкорса, залы для пассажиров дальнего следования. Распределительный вестибюль вокзала, пассажирские надземные и подземные переходы примыкают непосредственно к павильону метро «Ладожская». Трамваи и автобусы въезжают прямо под «крыло» вокзала. Благодаря этому время пересадки пассажиров с одного вида транспорта на другой сведено к минимуму. Общая площадь первой очереди строительства – более 30 тыс. кв. м.
Оригинальность архитектурного решения вокзала была оценена жюри Международного архитектурного фестиваля «Зодчество 2001». Проект получил «Хрустального Дедала» в номинации «Социальная миссия архитектуры».
Строили Ладожский вокзал быстро, в рекордно короткие сроки: первую сваю вбивали, когда еще не был утвержден проект (вся рабочая документация поспела только к концу прошлого года). Открывали его трижды, каждый раз для новых высоких гостей.
Но вот что примечательно. Количество вокзалов в Петербурге осталось прежним – пока строился Ладожский, прекратил функционировать Варшавский. ♦

Стела во Введенском саду

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Изменения
Стела во Введенском саду

слова ОЛЕГА ВОРОНИНА

Пятиметровая стела, увенчанная православным крестом, установлена в память о Введенском соборе, стоявшем здесь до середины тридцатых годов прошлого века. Архитектурные сооружения редко удостаиваются такой чести. Чаще они исчезают, оставаясь в лучшем случае на бумаге как упоминание старого адреса или на пожелтевшей от времени фотографии.
Собор Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка (таково полное его название) был построен по проекту архитектора К.Н. Тона и по композиции очень походил на самое известное его творение – храм Христа Спасителя в Москве. Стены массивного, почти кубического основного объема этой церкви так же, как и у московского храма, завершались традиционными для древнерусского зодчества закомарами. В силуэте доминировала центральная глава, ей аккомпанировали четыре боковые. Освящение собора состоялось 2 декабря 1842 года в присутствии всей военной элиты. Прибыл и сам император Николай Первый.
В храме хранились боевые знамена Семеновского полка, мундиры его шефов – императоров Александра Первого и Николая Первого, иконы, находившиеся с полком при Полтаве, и другие реликвии, связанные с его историей. На стенах были укреплены памятные доски с именами офицеров полка, павших в боях. В подвальном этаже храма находилась церковь-усыпальница Святого Иакова, в которой был похоронен герой Отечественной войны 1812 года, министр Императорского двора, генерал-фельдмаршал П.М. Волконский. Позднее здесь же похоронили двух командиров полка: графа В.П. Клейнмихеля и Г.А. Мина, убитого в Москве террористкой.
В конце девяностых годов XIX века рядом с Введенским собором была установлена часовня Святого благоверного князя Александра Невского – «в память о чудесном спасении царской семьи во время крушения поезда вблизи села Борки в 1888 году». Об этом свидетельствует надпись на кресте, скромно расположенном сейчас в правой части Введенского сада, – еще один памятный знак, след из прошлых веков. У деревянного, высотой всего в один метр креста, скрытого в тени деревьев, лежат живые цветы.
Открытие Введенского сада после капитально-реставрационных работ состоялось этим летом. В ходе работ в саду напротив Витебского вокзала посажено 33 дерева, 1858 кустарников, устроено новых и отремонтировано старых дорожек общей площадью 3742 кв. м, вымощено плиткой 200 кв. м. А главное – среди всей этой благоустроительной красоты установлена памятная стела. ♦

Стела во Введенском саду

Стела, установленная на месте храма. Архитекторы С.Михайлов, Н.Соколов, И.Вержбицкая. Скульптор А.Дема. Фотография Андрея Кузнецова

Обложка публикации:

Собор Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка.

Архивная фотография

Минерва на куполе

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Изменения

слова ОЛЕГА ВОРОНИНА

В римской мифологии богиня Минерва – покровительница искусств и ремесел. Вместе с Юпитером и Юноной она входила в триаду, которой римляне посвятили храм на Капитолии. А в Санкт-Петербурге ее уже трижды возносили на купол Академии художеств.

Модель фигуры Минервы из собрания Государственного Русского музея
Модель фигуры Минервы из собрания Государственного Русского музея

В конце апреля – начале мая дочь Юпитера Минерва въехала в Петербург на открытой платформе, как победительница. В юбилейный для Петербурга год на заводе «Монументскульптура» по старинным эскизам была изготовлена композиция высотой в пять метров «Минерва в окружении трех гениев художеств» – живописи, скульптуры и архитектуры. Специалисты отполировали скульптуру и покрыли бесцветным лаком, чтобы Минерва сохраняла цвет золота и победно сверкала на солнце.

Накануне торжеств в честь 300-летия города скульптуру установили на куполе Академии художеств на Васильевском острове. Народ, собравшийся на Университетской набережной, с любопытством наблюдал за возвращением богини на законное место.
История статуи складывалась драматически. Стихия ее не щадила, она в буквальном смысле прошла огонь и воду. Точнее, сперва воду, а потом уже огонь. Впервые деревянную скульптурную композицию «Минерва в окружении трех гениев художеств», выполненную по проекту архитектора Прокофьева, установили на куполе в 1786 году. Но в апреле 1819 года она погибла во время шторма. Спустя 66 лет скульптуру повторили в гипсе по проекту архитектора фон Бока и покрыли слоем тонкой листовой меди. Однако в 1900 году в академии случился пожар, и композиция снова была утрачена.
Десять лет назад талантливый ленинградский скульптор Михаил Аникушин начал работу над воссозданием «Минервы» по сохранившимся чертежам и моделям Александра фон Бока, но завершить задуманное не успел. Это сделали его ученики под руководством профессора Владимира Горевого и покровительством президента Академии художеств Зураба Церетели. Теперь «Минерве» предстоит главное испытание – медные трубы.

Фигура Минервы на куполе здания Академии художеств
Фигура Минервы на куполе здания Академии художеств. Фотографии Дмитрия Горячева

“Матисовы бани” А. М. Гурдина

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Изменения
Матисовы бани А. М. Гурдина

слова ОЛЕГА ВОРОНИНА

В середине XIX века бани на Матисовом острове назывались Сухарными, в них работали девять банщиков и трое чернорабочих. В 1887 году бани были перестроены архитектором В. Курзановым по заказу А. Гурдина. Это – самые последние их фотографии. Буквально на глазах фотографа Журнала Учета Вечных Ценностей безжалостная шар-баба превратила давно закрывшиеся бани в кирпичное крошево. Остались только Банный мост да банище – так называют место, где прежде стояла баня.

Архитектурный словарь Баторевич и Кожицевой
2001 года издания всерьез утверждает, что банище на Руси «считалось обиталищем нечистой силы и строить на нем жилые постройки было невозможно». Однако неизвестно, станут ли считаться с этим суеверием современные застройщики Матисова острова.
А в капитальном труде Богданова «Три века петербургской бани» (2000 г.) в качестве приложения приведена подробная таблица бань Петербурга-Петрограда-Ленинграда. Бани перечислены под номерами, которые были им даны в советское время; курсивом выделены несуществующие бани (или вышедшие из употребления названия); жирным шрифтом даны сведения о тех банях, здания которых не сохранились. При переиздании этой книги необходимо теперь сделать поправку: вместо курсива выделить «Матисовы бани» жирным шрифтом. Потому что до сих пор они были только закрыты, а теперь уже совсем снесены.

Матисовы бани А. М. Гурдина

Матисовы бани А. М. Гурдина
Последние снимки Матисовых бань. Фотографии Дмитрия Горячева

Свято-Троицкая часовня

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Изменения

слова ОЛЕГА ВОРОНИНА

28 мая митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир освятил мемориальную Свято-Троицкую часовню и наградил строителей орденами Православной церкви и архиерейскими грамотами. Проект храма-памятника разработан архитектурным бюро «ЯК» (А.И. Кацула, А.В. Михалычев и Г.А. Рыбаков). По сообщению информагентств, рядом с часовней будет возведен храм «лучше храма Христа Спасителя в Москве».

Свято-Троицкая часвоня
Установка купола на Свято-Троицкую часовню. Фотография Дмитрия Горячева

16 мая 1703 года Петр I, заложив Петропавловскую крепость и собор Св. Петра и Павла, перешагнул на Большой Березовый остров (ныне Петроградский). Проходя мимо одного ракитного куста, он зачем-то срубил его, через несколько шагов срубил другой. Именно на этом месте, меж двух кустов, как уверяет легенда, в память победы над шведами под Выборгом и был заложен деревянный Троицкий собор, надолго ставший главным храмом новой столицы.
В нем отмечались основные праздники Российской империи, здесь Петр I был провозглашен императором. В соборе совершались благодарственные молебны по случаю победы под Полтавой и заключения Ништадтского мира, а впоследствии присягали на верность Екатерине I, Петру II и Анне Иоанновне. В первые годы существования Петербурга площадь перед собором, ставшая Троицкой, являлась его административным, торговым и культурным центром. Здесь устраивались смотры и парады войск, гулянья и маскарады. А в 1721 году проходили грандиозные торжества по случаю окончания Северной войны и заключения мира со Швецией. Около Троицкого собора появились первые здания Сената, коллегий, Гостиного двора, поблизости был расположен и домик Петра. На колокольне собора, увенчанной шпилем, были укреплены часы, снятые с Сухаревой башни в Москве.
За более чем двухвековую историю собор несколько раз горел, перестраивался (в 1756 г. предположительно по проекту архитектора Б.-Ф. Растрелли), восстанавливался, ремонтировался, причем в последний раз уже в советское время, в 1928 году. Но это не спасло его от разрушения – на площади Революции православному собору было не место, и его в начале 1930-х снесли.
К сожалению, сегодня никто не может точно сказать, ни как он первоначально выглядел, ни где в начале XVIII века находился – рабочих чертежей не сохранилось, а раскопанный фундамент церкви уходит под построенное в 1950-х годах здание ЛенНИИпроекта, да и сама площадь за это время немало изменилась.
В 1990-х годах заговорили о том, что храм неплохо бы восстановить. Инициатором стала Православная церковь. После долгих споров КГИОП разрешил создать реконструкцию Свято-Троицкого храма в юго-западной части сквера на Троицкой площади.

Перейти Наверх