Училище барона Штиглица

Училище барона Штиглица

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Здание

слова МИТИ ХАРШАКА

Невозможно говорить о здании, не упоминая Школы, которая в нем находится и, собственно, для которой оно и было возведено. На протяжении более чем 125 лет своего существования Школа сменила несколько названий – от Центрального училища технического рисования барона Штиглица и Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В.И. Мухиной (ЛВХПУ) до Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии (СПбГХПА). Однако в народе прижилось ласковое имя «Муха», да и академией ее пока называют редко. Скорее, училище, а не академия. Но это ничуть не умаляет ни серьезности Школы, ни уровня полученного в ее стенах образования. Собственно, о стенах и речь.

ТОПОГРАФИЯ

Здание расположено в Соляном переулке. Его название связано с периодом истории, начавшимся в 1782 году, когда по проекту Ф.И. Волкова строилось здание, предназначенное для казенных винных и соляных «магазейнов», или складов. Здание занимало целый городской квартал в районе, ныне ограниченном набережной Фонтанки, улицами Пестеля (бывшей Пантелеймоновской, по имени Пантелеймоновской церкви, построенной архитектором И. Коробовым), Гангутской и Соляным переулком. Но после введения государственной монополии на соль район опустел и пришел в упадок до той поры, пока в 1870 году в зданиях бывших соляных складов не открылась Всероссийская мануфактурная выставка. А в конце 1870-х годов было построено и здание Училища технического рисования. Квартал ожил.

ИМЕНА

Три имени неразрывно связаны с историей Школы. Первое из них – барон Александр Штиглиц, крупный предприниматель и щедрый меценат. Благодаря ему Школа и появилась на свет. Штиглицы – дворянский род, ведущий происхождение от Людвига Ивановича Штиглица (1777–1842), уроженца города Арользена в Вальдекском княжестве, российского придворного банкира. «За оказанные правительству услуги и усердие к распространению торговли» в 1826 г. он был возведен в «баронское Российской империи достоинство». В 1876 году барон Александр Штиглиц пожертвовал миллион золотых рублей на создание училища. В 1881 году закончилось строительство учебного корпуса. Пять миллионов сделали возможной постройку музея, и еще пять с половиной решили вопрос создания музейного фонда.
Неудивительно, что Штиглиц, сам будучи немецких кровей, для возведения здания училища пригласил архитектором своего соотечественника – Максимилиана Егоровича Месмахера, ставшего впоследствии первым директором нового учебного заведения. Надо сказать, пример этот имеет аналоги в мировой архитектурно-художественной практике. Так, другой немецкий архитектор, Вальтер Гропиус, построил в 1925 году в небольшом городке Дессау здание школы «Баухаус» (это, пожалуй, самое громкое имя в истории дизайна), которую и возглавил перед тем, как его сменили на этом посту Ханс Майер и, впоследствии, Мис ван дер Роэ.
Третьим именем, связанным со Школой, будет имя Веры Игнатьевны Мухиной – скульптора, народного художника СССР, действительного члена Академии художеств СССР, пятикратного лауреата Сталинской премии и прочая, и прочая… До сих пор, даже после того как в официальном названии Школы ее имени не стало, город продолжает называть учебное заведение «Мухинским училищем».

Училище барона Штиглица

Училище барона Штиглица

Училище барона Штиглица

Училище барона Штиглица
Интерьеры училища и межкупольное пространство. Фотографии Алексея Тихонова

СНАРУЖИ И ВНУТРИ 

Еще на подходах к училищу со стороны Фонтанки издалека виден огромный стеклянный купол, перекрывающий пространство Молодежного зала. Снаружи этого не видно, но на самом деле куполов два – внешний и внутренний. В самой первой «месмахеровской редакции» внутренний купол был целиком витражным, а в межкупольном пространстве располагалась оранжерея. Климат там для этого самый подходящий! Но во время войны в зал попала бомба и купол был разрушен. Отреставрированный в конце сороковых годов ХХ века, за полвека с лишним он вновь пришел в плачевное состояние, утратив значительную часть стекол и практически перестав быть прозрачным. Огромное количество копоти и пыли скопилось как снаружи, так и внутри. Но к 125-летнему юбилею училища конструкции и остекловку купола снова восстановили. Осталось только высадить в оранжерею пальмы.
На протяжении всех лет обучения в Мухинском у студентов всех кафедр есть одинаковое задание – рисунок интерьера. Притом иногда задание повторяется дважды в год. На чем же еще тренировать твердость руки, как не на рисовании архитектуры! И, надо сказать, студентам повезло – учатся в самом настоящем дворце! Полный набор архитектурных деталей обеспечен в самом здании училища. Колонны и арки Молодежного зала, свод купола, перспектива галереи, сложный изгиб лестницы в зале и винтовая лестница, ведущая на купол… волюты, каннелюры, капители, балясины – пока все детали простроишь в перспективе! Недаром рисунок интерьера по программе занимает едва ли не больше часов, чем двухфигурная композиция.


Еще совсем недавно, в середине девяностых, по огромному Молодежному залу, скорее напоминающему ренессансное итальянское палаццо, нежели петербургскую постройку конца XIX века, гуляли даже не сквозняки, а самые настоящие местные ветры. Сам зал был погружен в вечный полумрак – через запыленный купол свет почти не проникал. Рисование интерьера в Молодежном превращалось в серьезное испытание на выносливость – меньше чем через час карандаш переставал держаться в замерзших пальцах. Сейчас все изменилось – через новый купол зал залит светом, старые, никогда не гревшие, но всегда исправно протекавшие батареи заменены, а прежде голые стены украшены слепками с античных барельефов.


Когда впервые идешь по коридорам училища, ничто не предвещает приближения к огромному пространству Молодежного зала – он появляется без предупреждения, за небольшой двустворчатой дверью, ошеломляя неподготовленного гостя своими размерами и великолепием. Путь в огромное межкупольное пространство вообще закрыт – не только для посторонних, но и для своих. Мне удалось впервые попасть туда только при подготовке этого материала, несмотря на то что со Школой меня связывает добрый десяток лет.
Неотъемлемой частью художественного образования всегда были копирование старых мастеров и изучение всего хорошего, что было создано художниками за прошедшие века. Штиглиц хорошо понимал это, и одновременно с училищем был создан Музей дизайна (говоря современным языком), чьи фонды стали самым серьезным в России собранием предметов декоративно-прикладного искусства – мебели, металла, керамики, тканей. Позднее большая часть коллекции музея переместилась в Эрмитаж. Однако музейной экспозицией здесь могут служить не только выставленные предметы, но и сами интерьеры.

ЛЕГЕНДЫ

У любой Школы есть свои легенды и сказания, передающиеся от студентов абитуриентам, а те, в свою очередь, если повезет попасть в студенческие ряды, передают их своим младшим товарищам. Количество и тематический вектор легенд напрямую зависимы от объективной ценности здания, которая складывается из его возраста и архитектурных достоинств. Как одного, так и другого у месмахеровского здания не отнять. А если к более чем столетней истории и дворцовым интерьерам Школы прибавить артистизм и богатое воображение ее обитателей, неудивительно, что легенд вокруг Мухинского ходит немало.
Самая первая легенда и традиция, с которой знакомятся абитуриенты еще задолго до вступительных экзаменов, связана с фонарями, стоящими в Соляном переулке перед входом в музей. Два фонаря украшены фигурами ангелочков, которым перед началом экзаменов абитуриенты несут цветы. Считается, что они приносят удачу на экзаменах. Похоже, что это локальная версия легенды об ангеле-покровителе Петербурга, чье главное представительство находится на шпиле Петропавловского собора. А местное «мухинское отделение», получается, как раз на музейных фонарях у здания Школы.
Еще одна традиция связана с парадной лестницей, ведущей от входа в здание на второй этаж. Как и в Молодежном зале, Месмахер предусмотрел естественное освещение этого пространства через стеклянную крышу. Студенты младших курсов раньше имели обычай подниматься и спускаться только по левому маршу лестницы. Связано это с тем, что, по «мухинским» поверьям, по правой стороне ходит Муза, и она очень обидится, если вы ненароком толкнете ее или наступите на ногу. Студенты старших курсов держатся с Музой запанибрата и ходить справа не опасаются. Надо сказать, что последнее время ей, должно быть, приходилось несладко – потолок над левым маршем основательно протек и после того, как от него отвалилось несколько кусков штукатурки, проход перекрыли, так что все волей-неволей должны были ходить по правой стороне. Постепенно традиция из школьного обихода исчезла.
В настоящее время вокруг Школы ведутся масштабные работы по реконструкции Соляного переулка и созданию там пешеходной зоны. Улица мостится брусчаткой, и квартал обещает преобразиться в самом скором времени. Приходите в гости – удивитесь! ♦

Училище барона Штиглица
Лестница, ведущая в музей училища. Фотография Алексея Тихонова

Обложка публикации:

Вид с галереи Молодежного зала.

Фотография Алексея Тихонова