Особняк барона фон Дервиза

Особняк барона фон Дервиза

в № 8/20, "МОСТЫ"/Здание

слова ИЛЬМИРЫ СТЕПАНОВОЙ, фотографии ЮРИЯ МОЛОДКОВЦА

Многие ленинградцы знали это здание как Дом культуры «Маяк» на Красной улице. Ко флигелю во дворе подъезжали «хмелеуборочные» машины. «Даже трудно предположить, какой ужас испытает алкоголик, проснувшись не под забором, а в изысканном театральном зале в стиле буйного барокко», — заметил режиссер театра «Санктъ-Петербургъ Опера» Юрий Александров, пытаясь убедить общественность, что вытрезвителю не место в особняке сына железнодорожного магната барона фон Дервиза.
Особняк барона фон Дервиза
Зимний сад («Грот»)

В 1880-х годах молодой барон, потомок старинного немецкого рода Визе, действительный тайный советник и камергер Сергей Павлович фон Дервиз решил перестроить обычный доходный дом, превратив его в сказочный дворец. Сделать это он поручил академику архитектуры Петру Шрейберу — по происхождению тоже немцу, который возводил Шлиссельбургские пороховые заводы, дачу Еракова в Ораниенбауме и здание телефонной компании в Ревеле.
Шрейбер перестроил дом со стороны Английской набережной и Галерной улицы. Причем фасад на Галерной создан определенно под впечатлением от итальянских палаццо. Однако главное внимание зодчий уделил интерьерам, выполнив их, по моде своего времени, в разных стилях.
Путешествие по залам должно было напоминать полет на машине времени, когда из эпохи модерна можно вдруг шагнуть в ампир, из елизаветинского барокко — в классицизм, а потом вдруг окунуться в негу пышного мавританского стиля. Но, пожалуй, самым эффектным был задуман Белый театральный зал. Над богато убранным порталом сцены парил Гений с лирой в руках в сопровождении двух муз — покровительницы комедии Талии и музы лирической поэзии Евтерпы.
Барон, будучи выпускником Московской консерватории, любил уединение и предпочитал быть один на один с искусством. Ставил в этом зале единственный стул, приглашал лучших артистов и часами смотрел на сцену. Кто знает, о чем он думал, глядя на крылатого Гения? Судьба Сергея фон Дервиза так и осталась для потомков загадкой.
Сергей Павлович владел рудниками и поместьями в Киевской, Рязанской и Оренбургской губерниях. Как и его мать, много занимался благотворительностью: открывал бесплатные столовые для бедных, купил в Париже орган для Московской консерватории. А в 1902 году устроил в особняке у матушки (что по соседству — Английская набережная, дом № 28) благотворительную выставку, на которой сама императорская фамилия представляла восхищенному обществу свою коллекцию ювелирных пасхальных яиц Фаберже.
Но что-то у него не склеилось в делах, и неожиданно для всех имущество барона оказалось под опекой. Из писем госпожи Н. фон Мекк, друга П. Чайковского, можно понять, что деньги из Сергея тянули грязные дельцы, занимавшиеся «черными технологиями» еще в царское время, подкупавшие избирателей и рвавшиеся к власти. В рассмотрение обстоятельств фон Дервиза вмешались влиятельные государственные деятели С. Витте и К. Победоносцев: опеку сняли, и честное имя барона удалось тогда спасти. А вскоре Сергей Павлович отошел от дел и объявил, что навсегда уезжает в Париж с женой и дочкой.
Он стал распродавать всю свою недвижимость. В 1909 году особняк на Галерной купил шталмейстер двора, председатель общества призрения бедных детей в Петербурге Н.Н. Шебеко. Между прочим, его мать приходилась племянницей жене Пушкина Наталье Николаевне и дружила со светлейшей княгиней Е. Юрьевской, тайной женой императора Александра II.
Новый хозяин реконструировал дом фон Дервиза по проекту гражданского архитектора А.П. Максимова. В таком виде здание и дошло до наших дней. Кстати, Максимов — это тот самый зодчий, который построил на Итальянской улице театр Музыкальной комедии и реконструировал здание Дворянского собрания, где сейчас находится Большой зал Государственной филармонии.
Белый театральный зал Шебеко сдавал в аренду, а сам жил в помещениях Зимнего сада. В 1910 году в особняке фон Дервиза давал спектакли новый театр «Дом интермедий» — детище известного поэта и прозаика «нетрадиционной ориентации» Михаила Кузмина. Публика сидела в Белом зале — с зеркалами, штофными обоями и золоченой лепниной, — в бокалах пенилось шампанское, а на сцене представляли пантомиму В. Мейерхольда «Шарф Коломбины». С 1915 года здесь устраивались концерты, в которых участвовали Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Айседора Дункан.
После революции особняк был разграблен и в разные годы использовался по-разному. Сначала здесь открыли райком РКП(б), потом — Союз металлистов и Эстонский дом просвещения. Затем парадная часть со стороны Невы была приспособлена под детский туберкулезный диспансер, дворовый флигель занял медвытрезвитель, а в помещениях, выходивших на Красную улицу (так с 1918-го по 1991 год называлась Галерная), в 1946-м разместился клуб рабочих Адмиралтейского завода под романтичным названием «Маяк». Обычный такой ДК, ничего особенного: с кружком кройки и шитья, изостудией, танцами «Для тех, кому за тридцать» и прочими советскими общекультурными мероприятиями. Однако именно благодаря этому часть уникальных интерьеров все-таки удалось спасти. Парадную анфиладу и в советские времена по-прежнему открывала роскошная Мавританская гостиная с золоченым орнаментом, Малиновая комната и Кленовая предбуфетная в стиле «Людовика XVI» с резными кленовыми панелями и пейзажами на шелке. На стеклах некоторых парадных дверей сверкали выгравированные сердца — герб фон Дервизов. Уцелел даже Зимний сад, устроенный в виде причудливого грота с гипсовыми сталактитами.
В начале девяностых ДК «Маяк» вынужден был сдавать свои помещения в аренду. Тогда здесь открылся единственный в Петербурге Центр традиционных индийских искусств, где желающие разучивали танцы из индийских фильмов или постигали тайны индийских мудрецов. Но особую известность этот ДК получил в связи с тем, что в роскошных интерьерах особняка фон Дервиза несколько лет действовала самая первая в городе и весьма популярная гей-дискотека (не иначе как дух Михаила Кузмина постарался).
Потом здание передали Государственному камерному музыкальному театру «Санктъ-Петербургъ Опера», и труппа Юрия Александрова играла здесь свои спектакли, пока не произошло обрушение лепнины с потолка: в зрительный зал упала десятикилограммовая глыба. К счастью, никто не пострадал. Но то, что особняку необходим серьезный ремонт, доказывать уже не приходилось, и в 2000 году тут начались восстановительные работы. В рамках федеральной программы подготовки к празднованию 300-летия Петербурга на ремонт и реставрацию залов особняка на Галерной выделили около 60 миллионов рублей. Были частично заменены полы и электропроводка, вставлены стекла, двери, укреплены потолки. Отреставрированы театральный зал, сцена, «Грот», фойе и артистические уборные. Воссоздан даже занавес с фамильным гербом барона фон Дервиза. Этот герб украшает также спинки кресел главного зала.
Окончание реставрации было отмечено премьерой комической оперы Гаэтано Доницетти «Петр Великий — царь Всея Руси, или же Плотник из Ливонии». Государственный камерный музыкальный театр «Санктъ-Петербургъ Опера» показал ее в день 300-летия города — 27 мая. Сейчас в знаменитом «Гроте» можно послушать романсы, в Белом театральном зале — насладиться прекрасными оперными спектаклями, а заодно и полюбоваться возрожденными интерьерами особняка барона фон Дервиза, в котором, несмотря ни на что, победили музы. ♦

Особняк барона фон Дервиза
Белый театральный зал
Особняк барона фон Дервиза
Парадная дверь из Мавританской гостиной в Зимний сад
Особняк барона фон Дервиза
Камин и зеркало в Мавританской гостиной
Особняк барона фон Дервиза
«Сталактиты» в Зимнем саду
Особняк барона фон Дервиза
Фрагмент декора Зимнего сада
Особняк барона фон Дервиза
Гений в сопровождении двух муз. Фрагмент декора Белого театрального зала
Особняк барона фон Дервиза
Капитель декоративной полуколонны в Мавританской гостиной

Обложка публикации:

Фрагмент лепнины потолка Белого театрального зала