Дворец вел. кн. Николая Николаевича

в № 10/22, "АЭРОДРОМЫ"/Здание

слова ИЛЬМИРЫ СТЕПАНОВОЙ, фотографии ЮРИЯ МОЛОДКОВЦА

Парадная лестница этого дворца — кстати, одна из красивейших в городе! — помнит разные времена. Сначала по ней ходили придворные, потом — институтки и классные дамы. В семнадцатом году прошлого века их сменили крестьянские делегаты, за которыми пришли — и ходят до сих пор — чиновники советских профсоюзов. Сейчас во дворце великого князя Николая Николаевича тихо и неуютно: в нем зримо соседствуют две враждебные эпохи. Несмотря на 75 профсоюзных лет, пережитых бывшей великокняжеской резиденцией, вывеска «Дворец труда» на фасаде выглядит как-то неубедительно.
Дворец вел. кн. Николая Николаевича
Парадная лестница во дворце великого князя Николая Николаевича

Своему третьему сыну Николай Первый с детства уготовил военную карьеру. Великий князь Николай Николаевич служил в лейб-гвардии Конном полку, командовал дивизией гвардейской кавалерии, а во время войны с Турцией 1877—1878 годов возглавлял Европейский фронт.
Николаевский дворец строился очень долго, как ни один другой великокняжеский особняк: восемь с половиной лет. Долгострой случился по причине Крымской кампании, из-за которой финансирование стройки было приостановлено.
Когда в 1851 году объявили конкурс на лучший проект дворца, великому князю было двадцать лет. Победителем конкурса стал «мастер комфортных зданий» архитектор Андрей Штакеншнейдер, и 21 мая 1853 года состоялась закладка дворца на Благовещенской площади, рядом с церковью Благовещения Пресвятой Богородицы постройки Константина Тона. Прерванное из-за войны строительство возобновилось в 1856-м, когда Департамент уделов выделил на него более трех миллионов рублей (кстати, при отделке парадного входа был использован камень, оставшийся от строительства Исаакиевского собора). Наконец в декабре 1861 года состоялась торжественная церемония открытия дворца и великокняжеского новоселья.
Дворец был оснащен по последнему слову науки и техники второй половины XIX столетия: наряду с водопроводом, каминами, изразцовыми печами и канализацией в нем был и пост телеграфной связи с Генеральным штабом. Над многочисленными трубами возвышались громоотводы, заземленные в саду, в центре которого возвышался сохранившийся до нашего времени круглый ледник в виде грота из красного финского гранита.
Как и во многих особняках российских аристократов, в Николаевском дворце была домовая церковь. Оформленная в неорусском стиле и освященная во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости», она располагалась в самом «сердце» дворца. Вход в церковь был прямо с парадной лестницы. Расписал храм немецкий профессор живописи Тирш.
В 1872 году по рисунку самого Николая Николаевича, посетившего Иерусалим, архитектор Федор Харламов устроил под алтарем крипту наподобие пещеры Гроба Господня в Иерусалиме. Здесь хранились икона св. Георгия Победоносца и кипарисовый ларец с частицей мощей св. царицы Александры, полученные Николаем Николаевичем в качестве дара иерусалимского патриарха Кирилла.
В восточной части дворца, окна которой выходили в сад и на бульвар, находились личные апартаменты великого князя: штандартная, приемная, кабинет и биллиардная.
Кабинет оформлен в стиле немецкого ренессанса, с двумя каминами черного мрамора и с балконом, выходящим в сад. Иногда по приказу Николая Николаевича в сад присылали хор финского стрелкового батальона: Николай Николаевич любил слушать, как финны поют свои четырехголосные национальные песни. Сюда же каждое утро ровно в девять часов ему подавали утренний зеленый чай с густыми сливками.
Личные апартаменты великой княгини Александры Петровны примыкали к покоям мужа. Две застекленные двери из ее огромного светлого кабинета вели на балкон, а резные ореховые двери — в небольшой Зимний сад с мраморным фонтаном в виде чаши. Часть опочивальни великая княгиня определила под небольшую — в одно окно — молельню, которую расписал в «византийском» стиле все тот же профессор Тирш.
Возле биллиардной Николая Николаевича был вход на Собственную лестницу со ступеньками из ажурного чугуна. Там же находилась гидравлическая подъемная машина с люлькой из красного дерева, с которой связан трагический эпизод. В день помолвки племянницы Николая Николаевича, герцогини Евгении Лейхтенбергской с принцем Александром Ольденбургским 22 ноября 1868 года княгиня Татьяна Потемкина решила воспользоваться лифтом, который внезапно оборвался и рухнул вниз. Пострадавшую пассажирку перенесли в великокняжеские апартаменты, которые она не покидала еще два месяца. В центре западной части дворца располагалась парадная приемная с зеркалами, установленными друг напротив друга: отражения не сохранившегося каскада хрустальных люстр создавали необыкновенный эффект. А вот Танцевальный зал — один из лучших во дворце — сохранился до наших дней почти без изменений. Зал отделан искусственным мрамором, стены украшены фигурами сатиров и нимф.
После смерти владельца, великого князя Николая Николаевича, Александра Петровна приняла монашество и удалилась от мирской жизни, а сыновья великокняжеской четы решили продать дворец в казну.
В ознаменование бракосочетания великой княгини Ксении, дочери Александра Третьего, 25 июля 1894 года последовал царский указ учредить Ксениинский институт благородных девиц и расположить его в бывшем Николаевском дворце. Меньше чем через год, после реконструкции, состоялось торжественное открытие института. Первый этаж дворца отдали под квартиры служащих института и канцелярию.
Ведь только «должностных дам» в нем было тридцать. Бельэтаж отвели под учебные классы. Среди них — класс для рукоделия, класс для рисования, для гимнастики… Рядом размещался актовый зал. Спальные комнаты устроили в бывшем манеже, а конюшню перестроили под столовую.
Поначалу здесь в младшем классе обучались 30 девочек за казенный счет, 30 — за счет родителей и еще 25 — в «малолетнем отделении». Позднее Ксениинский институт был устроен так, чтобы содержать и обучать в нем около 300 «исключительно полусирот» из дворян. Помимо «изящных рукоделий», языков и домоводства воспитанницам преподавали счетоводство и бухгалтерию, причем с «железнодорожной» спецификой. Считалось, что в эпоху развития техники так они быстрее найдут подходящую службу.
Выпуск институток 1918 года оказался последним. Девочки уже знали, что их институт закрывается. Еще в декабре 1917 года по предложению Ленина здание было передано «петроградскому пролетариату». Вождь принял личное участие в работе. Первого съезда сельскохозяйственных рабочих Петроградской губернии, состоявшегося в Танцевальном зале: он выступил с речью об организации профсоюза сельхозрабочих, о чем до сих пор напоминает огромная мемориальная доска на одной из стен зала, рядом с зеркалами и амурами. По иронии судьбы великий князь Николай Николаевич тоже был не чужд «сельхозработам». Он являлся почетным членом различных сельскохозяйственных обществ, отлично разбирался в животноводстве и строго следил, чтобы его приближенные не запускали хозяйства в своих имениях. Когда наступала весна, он командовал: «Агрономы, по местам!» — и отправлял всех в отпуск.
После того как Николаевский дворец превратился в центр профсоюзных организаций Петрограда, в домовой церкви устроили Ленинскую комнату. Настенные росписи покрыли масляной краской, на стенах развесили портреты передовиков социалистического труда.
В 1918 году окружающую дворец площадь назвали площадью Труда, а в 1929 году уничтожили стоявший на ней храм Благовещения. И хотя за последние лет десять топонимическая комиссия Петербурга не раз заявляла о необходимости возвратить этому месту его историческое название, профсоюзы, доказывая, что былой облик площади уже утрачен, постоянно выступают против такого решения. По их мнению, нынешнее название площади — это «один из символов уважения к Труду и трудящимся».
Правда, домовую церковь дворца передали епархии и реставрируют. А вот роскошные парадные залы — в духе времени — часто сдаются в аренду. Здесь проводят приемы и вечера — ведь и профсоюзному начальству надо как-то выживать. Особенно популярны застолья в торжественно-нарядной Банкетной столовой, вытянутой вдоль северного фасада, с окнами на Галерную улицу, украшенной замечательными лепными панно с дичью, рыбой и фруктами, привлекательными во все времена и при любой власти. ♦

Дворец вел. кн. Николая Николаевича
Фрагмент фрески в домовой церкви дворца
Дворец вел. кн. Николая Николаевича
Интерьер домовой церкви
Дворец вел. кн. Николая Николаевича
Элемент лепного декора парадной лестницы дворца