Большая хоральная синагога

Большая хоральная синагога

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Здание

слова МИТИ ХАРШАКА, фотографии ЮРИЯ МОЛОДКОВЦА

Большая хоральная синагога
Внешний вид Синагоги в Петербурге. Иллюстрация из журнала «Нива» за 1893 год
Из решения градоначальника Иосифа Владимировича Гурко (март 1880 года): «…фасад синагоги останавливает на себе особое внимание своим великолепием. Здание, построенное по этому фасаду, превзошло бы все существующие в столице иноверческие и даже православные храмы. При таких условиях зданию первой в столице синагоги приличествует иметь более скромный вид. Фасад подлежит изменению в означенном направлении».
Министр внутренних дел Лорис-Меликов также потребовал изменения проекта, разрешив «…удержать один лишь передний малый купол…»
Александр Второй 2 мая 1880 года наложил резолюцию: «переделать его (проект) в более скромных размерах».

Петербургскую хоральную синагогу миновали многие напасти, которые пришлось пережить храмам в XX веке. Она никогда не прекращала своей деятельности, не устраивался под ее сводами ни склад строительных материалов, ни клуб рабочей молодежи, ни плавательный бассейн. Но история ее богата как радостными, так и драматичными событиями.
Ко второй половине XIX века еврейская община столицы стала весьма многочисленной и играла большую роль в экономической жизни не только Петербурга, но и всей страны. Тем не менее религиозная жизнь была децентрализована – в разных частях города существовало шесть зарегистрированных молелен, но собственно синагоги в российской столице не было. После обращения представителей общины в Высочайшую инстанцию разрешение на строительство храма было подписано собственноручно императором Александром Вторым. Но, несмотря на то, что царь сам дал добро на возведение в столице иудейского храма, проект многократно переделывался по причине недовольства власть имущих, включая самого Александра.
А дискуссии о стиле, в каком должна быть выстроена синагога, начались еще задолго до того, как было определено ее местоположение и расчищен участок под строительство, а именно в 1872 году, когда художественный критик В.В. Стасов опубликовал свою статью «По поводу постройки синагоги в Санкт-Петербурге». Это можно было считать первой публикацией по зданию храма (на момент выхода статьи до начала строительства оставалось 11 лет, а до торжественного открытия – 21 год).
Только в начале 1879 г. по заданию Комиссии для постройки синагоги архитекторы Л.И. Бахман и И.И. Шапошников составили программу на проектирование хоральной синагоги на участке по Офицерской и Большой Мастерской улицам (ныне улица Декабристов и Лермонтовский проспект). Согласно этой программе, здание должно было иметь: «…отдельный вход и вестибюль для мужчин; два входа, два вестибюля и две лестницы для женщин; зал для советов и общих собраний; главный зал на 1300 человек с удобными сидениями и пюпитрами, с хорами для певчих и галереей для женщин; к залу должен примыкать алтарь; отдельная молельня для ежедневных богослужений не менее чем на 100 человек с входом с улицы; зал для сбора гостей на свадьбы с входом с улицы (чтобы можно было подъезжать на экипажах, сами же свадьбы должны были устраиваться в главном зале); комнаты для кантора и раввина вблизи алтаря; две боковые лестницы для входа певчих на галерею за алтарем. Здание должно быть ориентировано по оси запад – восток и отступать от линии тротуара на 2–3 сажени. Главный вход должен быть сориентирован на запад». По этому техническому заданию в июле 1879 г. Правлением еврейской общины был объявлен конкурс, в котором участвовали архитекторы Л.И. Бахман с И.И. Шапошниковым, В.А. Шретер и Э.В. Гольдберг. И уже к 20 августа (то есть всего через месяц!) экспертная комиссия получила три эскизных проекта.

Большая хоральная синагога
Большой зал синагоги (вид с галереи)
Большая хоральная синагога
Алтарная часть Большого зала синагоги
Большая хоральная синагога
Центральная люстра Большого зала

Тот же В.В. Стасов, начавший еще в 1872 году дискуссию о стиле гипотетического на тот момент здания синагоги, писал о результатах конкурса: «Авторы проектов составили их, приближаясь сколько могли и умели к стилю архитектуры арабской. Этот стиль в настоящее время принят почти для всех вновь строящихся в Европе синагог – и нельзя не сказать – весьма правильно». Проект Гольдберга подвергся критике: «…вся синагога имеет здесь, в сущности, вид довольно обыкновенной лютеранской церкви…» Равно как и проект Шретера: «Более всего неприятное впечатление производит большой средний купол такой необычайной ширины, что становится почти безобразным: он имеет вид какого-то приплюснутого торта или пирога. Такой купол превратил бы синагогу в нечто вроде цирка или амбара и уничтожил бы всякое понятие о Божьем храме». Менее других критики досталось работе Бахмана и Шапошникова, чей проект и был признан лучшим экспертной комиссией. Этим архитекторам и было поручено довести эскиз до конца за вознаграждение в 6000 рублей.
Полный проект синагоги был подготовлен Л.И. Бахманом и И.И. Шапошниковым в марте 1880 г. и вскоре одобрен Городской управой. Однако чем выше по инстанциям продвигались архитекторы с вопросом согласования проекта, тем более жесткими становились требования к переработке архитектурной идеи.
Авторы были готовы переработать свой проект без дополнительного вознаграждения, однако они с грустью писали: «В первых эскизах мы стремились удержать тип и план первого проекта, но, к сожалению, эскизы эти не были разрешены… так как желание правительства заключалось в том, чтобы тип наружности здания приближался бы к типу молитвенного дома, вследствие чего проектированные купола не могут быть допущены». С прохождением каждой новой официальной инстанции от первоначального проекта оставалось все меньше и меньше. Урезалось практически все – количество куполов, размер единственного дозволенного купола, декор фасада, объем здания в целом. Показательно, что изначально главный зал был спроектирован на 950 мест для мужчин и 650 для женщин, в новом же «усеченном» варианте было предусмотрено 665 мест для мужчин и 375 на хорах. Авторы проекта были в отчаянии: «…оставлен один лишь передний малый купол, единственно для того, чтобы придать зданию хоть какой-нибудь церковный характер…»
Лишь в конце мая 1881 года, после всех изменений и сокращений первоначальной версии проекта, от С.-Петербургской городской управы было получено разрешение на строительство. Но в 1883 году начавшиеся было интенсивные работы были остановлены, и архитектор А.В. Малов (возглавивший строительство после того, как Бахман отказался от продолжения работы по урезанному варианту) внес существенные изменения в имевшийся проект. Но так как фасад был уже утвержден лично царем, изменения эти коснулись плана и объема здания. И если изначально на постройку храма предполагалось потратить 700 тысяч рублей, то в новой редакции уже 350 тысяч. Забегая вперед, скажу, что все строительство храма обошлось общине в 576 733 рубля 87 копеек.


Члены общины, внесшие наибольший вклад в строительство синагоги, получили именные места в главном зале. Газеты того времени писали: «Евреи молятся каждый на своем определенном нумерованном именном месте, причем места эти так дороги, что иной бедняк отдает последние рубли. К счастью евреев, в их среде очень мало неимущих, и поэтому синагога переполнена…»

Возведение стен и перекрытий было закончено к 1888 году, но малярные, отделочные и столярные работы продолжались еще долгое время, даже после торжественного освящения храма 8 декабря 1893 года. Каждый из членов общины вносил посильный вклад в общее дело. В 1893 году на заводе И. Гольдберга были сделаны чугунные решетки для парадных лестниц. В том же 1893-м наследниками Е.О. Гинцбурга был подарен Арон-Кодеш (кивот для свитков Торы). Ограду из гранитных блоков, заменившую деревянный забор, изготовил мастер Брахман. Металлическое завершение этой ограды изготовили на заводе Виклера по шаблонам молодого архитектора Шварцмана. Как позднее отметил профессор Бецалель Наркис, рисунок центральных ворот ограды является повторением орнамента из рукописи Х века, хранящейся в коллекции Фирковича в Российской национальной библиотеке. Новая ограда была закончена лишь в 1908 году, что и явилось окончательным завершением строительства комплекса.
Сегодня здание синагоги почти полностью отреставрировано, его интерьеры сверкают великолепием. И сейчас сложно представить, что изначальный проект был богаче и торжественнее, а реализованный вариант многократно уступает ему размерами и убранством. ♦

Большая хоральная синагога
Венчальный зал
Большая хоральная синагога
Парадная лестница

Обложка публикации:

Фрагмент решетки ограды перед входом в синагогу.

Фотография Юрия Молодковца


Ā PROPOS

В синагоге потрясающая акустика! Чудо было продемонстрировано в вестибюле второго этажа. Нас с Юрием Молодковцом поставили вплотную к противоположным стенам зала, представляющего в плане восьмигранник. Я стоял, едва не касаясь носом стены. Расстояние между нашими спинами было метров восемь. Тем не менее, самый тихий шепот, который можно произнести, едва шевеля губами, раздавался явственно и громко. А если бы кто-то стоял между нами посередине зала, то он не услышал бы не звука! такой эффект достигается благодаря особой конструкции сводов потолка.

(примечание М. Х.)