Историк архитектуры Борис Кириков

Историк архитектуры Борис Кириков

в № 8/20, "МОСТЫ"/Авторитеты

ПРО АРХИТЕКТОРА ФЕДОРА ЛИДВАЛЯ 

Имя Лидваля у нас стало символом, а его постройки — эталоном петербургского модерна. Теперь же наследие зодчего вызывает все больший интерес и в Швеции, где прошла, после 1917 года, вторая половина его жизни. Последнее свидетельство этого интереса — международный семинар «Архитектор Федор Лидваль и его время», проведенный в сентябре в нашем городе Институтом Швеции и, что до некоторой степени удивительно, Всероссийским музеем А.С. Пушкина.
Швед по национальности и подданству, петербуржец по рождению и образованию, Лидваль был тесно связан со скандинавской общиной российской столицы. Он состоял архитектором шведской церкви Св. Екатерины, выстроил принадлежавший ей доходный дом с Екатерининским залом на Малой Конюшенной улице, много работал для Нобелей и «разных прочих шведов». Первый крупный заказ начинающий строитель получил от своей матери, Иды-Амалии, которая продолжала дело покойного мужа, придворного портного И.П. Лидваля. Семейный доходный дом сооружался с 1899-го по 1904 год в четыре этапа, начиная от второстепенной Малой Посадской улицы (№ 5) и заканчивая корпусами по Каменноостровскому проспекту (№ 1—3).
Если осматривать этот дом-ансамбль в очередности застройки участка, то можно проследить, как шло шаг за шагом становление мастера, как вырабатывался его почерк. Еще вполне ординарная первая часть комплекса сменяется смелой и оригинальной композицией курдонера с асимметричными крыльями. Здесь Лидваль заявил о себе как родоначальник петербургского «северного» модерна, отразившего воздействия шведского и финского национального романтизма. Архитектор решительно обогатил палитру отделочных материалов, населил фасады изображениями лесных зверей и птиц. Облицовку горшечным камнем, который часто применялся в строительстве северных стран, исполняли финские фирмы. Многие черты здания — от тонких каменных рельефов до однообразных по рисунку окон, включая характерные шестиугольные проемы, — близки работам шведских и финских мастеров: И. Класона, Ф. Буберга, Э. Сааринена. Но это не лишает произведение Лидваля своеобычной индивидуальности.
Одновременно с этим самым значительным из ранних сооружений Лидваль создал ряд менее известных. В отдаленной части города сохранился деревянный особняк К. Эдваля, декорированный лепными узорами по излюбленной архитектором фактурной штукатурке (Красногвардейский переулок, дом № 15). Купеческая гостиница М. Александрова (Апраксин переулок, дом № 6) отличается четкой «каркасной» композицией. Здесь демонстрируется конструктивная основа: вертикали пилонов, обнаженные металлические балки. В строгую рациональную структуру введены стилизованные растительные мотивы, типичные для раннего модерна. Это здание столь несхоже с домом Лидвалей, будто создано другим архитектором.
И все же главное место в творчестве Лидваля 1900-х годов занимал «северный» модерн. Дома Мельцера и Шведской церкви на Большой и Малой Конюшенных, дом Циммермана на Каменноостровском проспекте выделяются пластикой объемов и живописностью силуэта, декоративной игрой разных материалов и каллиграфичностью рисунка деталей. Самым шведским зданием Петербурга можно считать жилой дом в городке Нобелей на Лесном проспекте, № 20. Изысканная простота и выверенная обобщенность формы сочетаются с историческими аллюзиями. Так, лестничная башня вызывает ассоциацию со старинным шведским замком Вадстен.
С конца 1900-х годов искания Лидваля развивались уже в русле модернизованной неоклассики. Это другая глава его творчества, которая получила продолжение в стокгольмских работах. Можно сказать, что если в начале пути Лидваль был петербургским шведом, то в поздний период оставался шведским петербуржцем. ♦

Историк архитектуры Борис Кириков
Фрагмент декора фасада дома № 6 по Апраксину переулку (архитектор Федор Лидваль)

Обложка публикации:

Борис Кириков.

Фотографии Кирилла Морозова