Авторитет Борис Кириков

Авторитет Борис Кириков

в № 6/18, "АКВАТОРИЯ"/Авторитеты

ГЛАВНАЯ ПЛОЩАДЬ ПЕТЕРБУРГА

Чем в первую очередь определяется неповторимое своеобразие Петербурга? Наверное, ширью Невы и панорамами ее берегов. «Благодаря этой чудесной реке Санкт-Петербург, как никакая другая столица мира, имеет грандиозный облик», – писал Александр Дюма. Нева дала городу исключительный пространственный размах и зрелищное богатство. Далеко раздвинув берега своим могучим теченьем, она в то же время объединила их в целостную многоплановую панораму. Устройство уникальных гранитных набережных, превративших невские берега в монументальные сооружения, упрочило неразрывную связь архитектуры и воды.
В ХVIII–ХIХ веках акватория Невы была очень оживленной. По ней непрерывно плавали суда и сновали лодки. Зимой, когда на протяжении нескольких месяцев реку сковывал прочный лед, она становилась как бы продолжением суши. Здесь не только ходили и ездили на санях, но и устраивали гулянья и бега, а в конце XIX века по льду даже прокладывали трамвайные пути. Петербуржцы в прошлом постоянно наблюдали город с Невы.
Между юго-западным мысом Выборгской стороны и стрелкой Васильевского острова река особенно просторна. Ширина ее достигает почти 600 метров, а перед самой стрелкой берега расступаются почти на километр. Эту центральную акваторию Невы протяженностью примерно 2,5 километра можно считать главной площадью города. Этот единственный в своем роде пейзаж является важнейшим памятником градостроительства и архитектуры Петербурга, объектом культурного наследия номер один. Подобного нет в других городах мира. Наверное, единственным исключением можно считать акваторию Сан Марко в Венеции. Вот почему, наверное, Северная Венеция – основной псевдоним Петербурга. И в том, и в другом городе – равнинный пейзаж, нерасторжимый союз архитектуры и воды, чередование обширных акваторий, островов и малых протоков, близость моря.
Дворец дожей и высокая Кампанила имеют примерно то же значение для Венеции, как Зимний дворец и башня Адмиралтейства для Петербурга. Дворцовая площадь, как и площадь Сан Марко, перетекает к акватории через узкие малые площади. Изрезанному каналами венецианскому берегу словно вторили каналы Адмиралтейства, Крюков, Зимняя канавка, Красный канал (теперь он засыпан), Лебяжья канавка, Фонтанка. Парящий высоко над водой мост Вздохов у Дворца дожей находит отзвук в арке-переходе над Зимней канавкой. А Летний сад наполнен произведениями венецианских скульпторов.
С противоположной стороны пространство акватории Сан Марко завершает монастырь Сан Джорджо Маджоре с остроконечной колокольней. И еще одно сходство – в Венеции, как и в Петербур-ге, среднюю, глубинную точку центрального бассейна акцентирует «стрелка» с Таможней, разделяющая узким тонким острием пролив Джудекка и Большой канал.
Черты Венеции узнаются в центре Петербурга словно в зеркальном отражении (естественно, видоизмененном, тем более что северная и южная стороны акваторий как бы поменялись местами). По аналогии с бассейном Сан Марко главное пространство Невы тоже могло бы получить имя собственное. Наверное, самым точным его названием было бы «Акватория Петра Великого».
Сейчас, когда начали активно выдвигаться амбициозные проекты крупномасштабного строительства в зоне главной невской акватории, приоритетной задачей становится охрана визуальной целостности ее панорамы. Вторжение в эту среду новых сооружений, претендующих на самостоятельную роль, но вряд ли способных выдержать сравнение или найти общий язык с историческими ансамблями, таит особую опасность и может нанести больший ущерб наследию Петербурга, чем утрата любых его памятников. ♦

Авторитет Борис Кириков
Вид акватории Венеции в районе дворца Дожей и Таможни. Картина Каналетто

Обложка публикации:

Борис Кириков.

Фотография Кирилла Морозова