Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы

в № 13/25, "ЗООПАРК"/Фасады и интерьеры

слова НАДЕЖДЫ ДЁМКИНОЙ, фотографии АНДРЕЯ КУЗНЕЦОВА

В 1890 году в Петербурге содержалось 81,5 тысячи домашних животных, из них половина — лошади, 40 процентов — собаки и ещё 10 — крупный рогатый скот (кошек, очевидно, в этот раз не пересчитывали). На всю эту животную армию имелось 80 ветеринаров, из них только 40 были практикующими врачами, то есть непосредственно занимались лечением животных. Таким образом, на каждого лечащего ветеринара приходилось примерно по две тысячи пациентов. При этом в городе было только шесть ветеринарных лечебниц, в которых имелись помещения для содержания больных животных, остальные три оказывали помощь амбулаторно.

КОНОВАЛЫ

Однако и эта приводящая в дрожь статистика свидетельствовала о громадном шаге вперёд по сравнению с XVIII веком, когда в России вместо ветеринаров были только коновалы. Тогда это слово не несло в себе того отрицательного смысла, который закрепился за ним позже. Просто к пониманию ветеринарии как медицинской отрасли, а тем более как науки, в России ещё не пришли, и коновальство считалось частью народной медицины. В основном коновалами были цыгане. Отличительным признаком человека этой профессии была большая медная бляха с изображением лошади на сумке.
Однако коновалы не только ходили пешком по всей России, из деревни в деревню. В армии и гвардии должность эта существовала вполне официально. Так, при полке, имеющем до тысячи лошадей, состоял один коновал. Лишь позднее его переименовали в военного ветеринара. Там, где были воинские конюшни, коновалы вели и частный приём «обывательских» лошадей. Из сохранившихся до сегодняшнего дня зданий ветлечебниц можно назвать «конский» лазарет на территории казарм Михайловского артиллерийского училища на улице Академика Лебедева, дома № 16—20, построенный в 1892—1900 годах архитектором В. Серковым.
«Ветеринарный календарь» за 1896 год в числе петербургских лекарей, ведущих приём животных, перечисляет и военных врачей: при Аракчеевских казармах (около Смольного собора), при Конногвардейском полку (лазарет находился на Конногвардейском бульваре) и при Измайловском (в 12-й роте). Всего в это время на ветеринарной службе в войсковых частях в Петербурге было 13 врачей, не считая фельдшеров.

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Ветеринарная станция на Коломенской улице, в доме № 45
АКАДЕМИЯ

В 1808 году при петербургской Медико-хирургической — позднее Военно-медицинской — академии было основано специальное ветеринарное отделение, которое начало выпускать дипломированных специалистов. Учиться нужно было четыре года. При академии с самого начала учредили лечебницу. Специальное здание для Ветеринарного института, который уже имел собственный устав, было построено в 1832—1840 годах архитектором З. Краснопевковым — сейчас там, на улице Академика Лебедева, в доме № 33, располагается Хирургический музей. К 1844 году в Петербурге получили образование около 500 ветеринаров. В последний раз здание института перестраивалось уже в 1900 году военным инженером А. Аренсом. Но через двадцать лет институт отделился от академии и стал самостоятельным учебным заведением, прописанным совсем по другому адресу.
Ныне институт, уже и сам ставший Ветеринарной академией, занимает два здания. Первое — дом № 5 по Черниговской улице — в XIX веке было богадельней Ремесленного общества. Дом был построен в 1873—1874 годах Е. Винтергальтером и в 1900—1902 годах перестроен В. Пруссаковым. В здании Александро-Невской школы, созданной одновременно с богадельней при том же Ремесленном обществе на Лиговском проспекте, в доме № 291, теперь находится Городская ветеринарная лаборатория.

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Ветеринарная станция на Лиговском проспекте, в доме № 291
ПРИЮТ ДЛЯ СОБАК

Второе здание, принадлежащее сейчас Ветеринарной академии, расположено на Московском проспекте, в доме № 99. Здание изначально было связано с животными. В 1906 году участок земли в Нарвской части по Старообрядческой улице — она называлась так по Громовскому старообрядческому кладбищу, а ныне носит имя Ташкентской — городская управа отдала Российскому обществу покровительства животным для постройки там нового здания приюта бродячих собак. До 1862 года обязанность истребления бродячих собак лежала на полицейской фонарной команде, затем была возложена на пожарных. Общество с самого своего появления в 1865 году протестовало против жестокости, с которой совершалась санитарная очистка города, и с 1879 года взяло эту задачу на себя, заключив контракт с управой. Выловленные собаки доставлялись в приют, какое-то время жили там, так что в течение нескольких дней хозяева могли потребовать вернуть пойманного по ошибке любимца семьи.
С 1893 года приют для собак находился на Гутуевском острове, в здании бывшего альбуминного завода по Динабургской улице, называемой теперь Двинской. А в 1907 году гражданский инженер А. Монтаг даже построил небольшой комплекс: главное здание приюта в два этажа, украшенное башенкой со шпилем, и сейчас стоит на углу Московского проспекта и Ташкентской улицы. Дальше по улице был жилой дом, а во дворе — корпуса для животных и службы. Здесь устроили водопровод и канализацию — в общем, оборудовали всё по последнему слову техники.

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Ветеринарная станция города Пушкина на Сапёрной улице, в доме № 61 А
РОПЖ

Капитан Лебядкин назвал это общество «клубом человеколюбия к крупным скотам в Петербурге», а Фёдор Достоевский отмечал в «Дневнике писателя» по поводу 10-летнего юбилея Российского общества покровительства животным: «Научившись жалеть скотину, мужик станет жалеть и жену свою».
Основателем общества явился коллежский советник Фёдор Паули. Первые десять лет в обществе председательствовал князь Александр Аркадьевич Суворов. Правление общества занимало помещение на Почтамтской улице, в доме № 12. Это старинный дом Адам, построенный в середине XVIII века и расширенный в 1836 году. Вначале покровительствовать братьям нашим меньшим собрались 58 петербуржцев, годовой взнос рядового члена общества составлял пять рублей. Через полвека в Петербурге было уже около тысячи «покровителей», филиалы общества обосновались во многих крупных городах Российской империи, а имущество оценивалось в 400 тысяч рублей. И поскольку почётным председателем здесь теперь значился великий князь Дмитрий Константинович, годовые собрания РОПЖ проходили у него в Мраморном дворце.
Общество с самого основания вело в городе активную деятельность. Начало оно с таких частностей, как вопрос «о мучениях, которым подвергаются лошади при подъеме на мосты, имеющие продольную настилку досок». Добились того, что в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, в 1871 году ввели специальную статью: «за причинение домашним животным напрасных мучений виновные подвергаются денежному взысканию не свыше 10 рублей».
Розыском виновных занимались участковые попечители, выбранные из членов общества. Так, например, в 1873 году газета-журнал «Гражданин» (которую тогда редактировал Ф. Достоевский) писала: «Члены Общества, вместе с полицией, произвели внезапный осмотр лошадей и экипажей одного из содержателей дилижансов в Петербурге, г. Щапина, и застали у него такое множество изуродованных, искалеченных, измученных, умирающих с голода и больных лошадей, что пришли в ужас, и немедленно обо всем найденном составили подробный акт». В результате господина Щапина «лишили права ездить по двум трактам весьма оживленным и выгодным, что и требовалось». А в 1886 году Министерством внутренних дел, наконец, были утверждены Правила обращения с животными. «Запрещается употреблять в работу, — говорилось в них, — животных, видимо больных, изувеченных, имеющих раны и хромых. Не дозволяется наносить животным удары твердым или острым орудием (дубинами, крючьями и т. п.), а бить по голове и животу вовсе запрещается».

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Ветеринарная станция на Большой Подъяческой улице, в доме № 5
КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

Одной из своих главных задач общество считало устройство «образцовой» лечебницы. Но сперва бюджета едва хватало на издание собственного «Вестника» и брошюр о пользе гуманного обращения с животными. Поэтому начали с того, что ветеринары, входившие в общество, просто давали бесплатные советы беднейшим владельцам животных — информация о них печаталась в «Вестнике». Так, в 1868 году можно было обратиться к 14 специалистам.
Первая стационарная лечебница была открыта в 1878 году на деньги графини Н. Стенбок-Фермор. В подвале дома на углу Дегтярной и 3-й Рождественской улиц — это здание, увы, не сохранилось — в двух комнатах располагалось 14 клеток для мелких животных, с особой системой канализации и вентиляции, был и водопровод: «Клетки устроены как одна от другой, так и от пола и стен помещений, где они стоят, совершенно независимо и состоят каждая из пола, в одних — цинкового, в других — асфальтового, прутяных-железных, обитых внутри на половину высоты цинком, стенок, дверец в них и несплошной покрышки, что препятствует с одной стороны животным выскакивать из клеток, с другой — совершенно обеспечивает доступ в них воздуха и света… В каждой комнате, кроме форточки, имеется так называемый вентилятор (вертушка), а в противоположной стене, сообщающаяся с дымовой трубой, вытяжка, так что обмен испорченного воздуха на свежий вполне обеспечен». Проект устройства лечебницы был разработан инженером-архитектором З. Зосимским.
Лечебница часто переезжала, расширяясь и улучшая условия содержания животных. Дом на углу Захарьевской и Воскресенской улиц — ныне проспекта Чернышевского — на первом этаже которого была устроена кузница, а на втором — 5 комнат для животных, не сохранился. А вот дом № 29 на углу Малой Итальянской и Надеждинской — современные улицы Жуковского и Маяковского, — где лечебница заняла в 1899 году десять комнат в бельэтаже, пожалуй, единственный, который можно сегодня увидеть. Электрическое освещение там было устроено даже в конюшне и в амбулаторном манеже. Во внутреннем дворе был разбит садик для выгуливания больных животных, а летом их купали в фонтане.
В 1900 году плата за стационарное лечение с полным содержанием в сутки составляла: за лошадь или корову — полтора рубля, а за собаку, кошку или птицу — 50 копеек. Ванну своему крупному питомцу можно было устроить за полтора рубля, постричь — за два. Столько же стоило хлороформирование. Для извозчиков и крестьян плата за услуги была на треть меньше. За 1898 год, к примеру, лечебница РОПЖ приняла 2300 животных, в том числе обезьяну, белку и морскую свинку. Заведение находилось, между прочим, на полной самоокупаемости.
Размещались ветеринарные лечебницы и по частным квартирам. Вот некоторые адреса, куда можно было отвести захворавшее домашнее животное в 1896 году: доктор Крещенко-Кравченко принимал на Мойке, в доме № 16, Леш — на Екатерингофском проспекте, № 33, Светлов — на Владимирской улице, № 3, доктор Якобсон — Максимилиановском переулке, № 3, и проч. Вели частный прием и ветеринары, служившие при различных ведомствах. Так, два врача состояли при Петербургской аукционной конюшне. Комплекс зданий Главного управления государственного коннозаводства и аукционной конюшни сохранился — это улица Маяковского, дом № 15. Конюшня была построена в середине XIX века П. Садовниковым, в 1880-е перестроена П. Сюзором и В. Харламовым. Два ветеринара служили на Новых городских скотобойнях на Забалканском — ныне Московском — проспекте, теперь от того комплекса сооружений сохранилось только здание микрохимической лаборатории на улице Красуцкого, дом № 3. Оно было построено в 1880—1882 годах инженером М. Петерсоном. На скотобойне работал патологический музей, где демонстрировались восковые модели животных с различными болезнями, модели всех видов мясной продукции, производившейся в Петербурге, и прочие любопытные вещи. Там проводились лекции для студентов и врачей.
Были еще ветеринары городские, земские, полицейские, при пожарной команде, при Скотопригонном дворе и проч. Тем не менее Николай Савваитов в 1897 году утверждал: «Отличительной особенностью столичных ветеринарных лечебниц следует отметить, что все они служат почти исключительно для лечения собак, т. е. животных, не только совершенно бесполезных для городов, но и прямо вредных… Наиболее же многочисленные и полезные для столицы домашние животные, т. е. лошади, лечатся главным образом военными ветеринарами в домах их владельцев». Причём за лечебной помощью обращались в основном «состоятельные коневладельцы», остальные своих лошадей либо вовсе не лечили, либо звали коновалов.

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Ветеринарная клиника «Кот и Пёс» на Среднем проспекте Васильевского острова, в доме № 95
ЛЕЧЕБНИЦА

Наконец в 1914 году на 4-й Рождественской улице было построено здание собственной стационарной лечебницы Российского общества покровительства животным. Сумму в 45 тысяч рублей на строительство лечебницы пожертвовала госпожа Варпаховская. Архитектором здания был Иосиф Долгинов, выпускник Академии художеств, до этого построивший уже полтора десятка доходных домов — в основном на Петроградской стороне и Васильевском острове. Фасад шестиэтажной лечебницы он украсил барельефами животных. Вполне домашние петух, собака, кошка, баран, лошадь и утка заняли места на фасаде рядышком с дикими — лосём, зайцем и даже львом.
Лечебница могла принять единовременно 500 собак. Было здесь и хирургическое отделение, был и процедурный кабинет с лечебными ваннами. Больших и маленьких собак держали на разных этажах, отдельно лечили кошек и птиц. На каждом этаже работала своя кухня. Во внутреннем дворе дома до сих пор сохранились конюшни, теперь они завалены всяким хламом. В дворовом флигеле было служебное общежитие для персонала, там же располагалась канцелярия — теперь это жилой дом. Флигель соединён с лечебницей переходом: раньше в этих коридорах на четвёртом, пятом и шестом этажах выгуливали больных собак. На уровне третьего этажа сохранился даже открытый переход: от одного здания к другому ведёт маленький мостик с перилами. Сейчас по адресу 4-я Советская, дом № 5, находится Управление ветеринарии, но его служебный штат составляет всего 14 человек, и занимает оно лишь часть дома, остальная площадь передана под другие офисы.

Ветеринарные лечебницы

Ветеринарные лечебницы
Городская станция по борьбе с болезнями животных на 2-й Жерновской улице, в доме № 46
ВЕТЕРИНАРНЫЕ СТАНЦИИ

Сегодня среди тридцати адресов, закреплённых за городской ветеринарной службой, есть всего два исторических: кроме здания Управления, это Ветеринарная станция Центрального района на Коломенской улице, в доме № 45. Здание тоже было построено как лечебница, но уже в 1920-е годы. На фасаде, несмотря на то, что железный конь уже шёл на смену крестьянской лошадке, красуются головы лошадей. Сейчас здание подготовлено к капитальному ремонту: охраняемый государством фасад останется в неприкосновенности, зато «начинка» полностью изменится.
Современная ветеринарная служба города — это более 1400 человек, работающих на 19 городских ветеринарных станциях и в многочисленных лабораториях. Некоторые ветстанции построены в советское время по типовым проектам. Так, станции в Пушкине, Колпине и Сестрорецке — классический образец «ветеринарной архитектуры» 1970-х годов. Дом № 68 по проспекту Обуховской Обороны — творение 1980-х. Есть и просто отдельностоящие здания, приспособленные под ветеринарные нужды: такие, как бывший жилой дом постройки 1932 года на Школьной улице, находящийся сейчас на ремонте. Ветеринарная станция Адмиралтейского района занимает небольшое помещение в доме на Большой Подьяческой улице, № 5, — в так называемом доме Артемьевой, построенном в конце XVIII века и надстроенном в 1835 году. Надо отметить, что в последнее время отремонтированы практически все здания Государственной ветеринарной службы города.
Последняя по времени создания — Городская ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных на 2-й Жерновской улице, дом № 46. Она была построена по типовому проекту в 1986—1990 годах. В 2000 году станцию оснастили новым оборудованием. Сегодня это самая большая и самая современная городская ветлечебница.
По словам начальника Управления ветеринарии Юрия Андреева, до конца 2004 года откроется городской приют для бездомных животных. Деньги на него уже пять лет собирались Обществом защиты животного мира и природы. Проект переустройства здания бывшей чулочно-носочной фабрики на Большом Смоленском проспекте, в доме № 7/9, под приют на 600 собак и 200 кошек был оплачен из городского бюджета. ♦


Вверху слева: “Исследование глаза прим прямом освещении”

Вверху справа: “Кожаный бандаж при пупочной грыже”

Внизу слева: “Аппарат для вскрывания полости рта с целью исследования и производства операции в этой полости”

Внизу справа: “Самая дешёвая ванна для овец”


Обложка публикации:

“Ушная повязка бинтом у лошади. Вид сбоку”