Тумба

в № 13/25, "ЗООПАРК"/Детали

слова НАДЕЖДЫ ДЁМКИНОЙ

Наверное, так же умирали динозавры. Медленно, печально, с чувством собственного достоинства. Давно прошла их эпоха, забыли и имя их, и предназначение, а они всё смиренно доживают свой век. Притулившись к стене родного дома, наклонившись под немыслимым углом, год за годом утопать в асфальтовой почве — такая сегодня судьба у колёсоотбойных тумб. Недаром Анна Ахматова, по воспоминаниям современников, любила говорить о себе: «Я — как петербургская тумба», подчёркивая тем самым свою укоренённость в другой жизни, в ином времени. (Впрочем, в скобках нельзя не отметить, что тумбы эти не являются исключительно петербургской особенностью.)

Ā PROPOS

Что мне Париж, раз он не русский?!

Ах, для меня под дождь и град,

На каждой тумбе петербургской

Цветёт шампанский виноград!..

Н. Агинцев. “Гранитный призрак”


Колёсоотбойные тумбы — это такие невысокие столбы, которые устанавливались у въезда в арку дома. Они призваны были «отбивать колёса» карет и экипажей, не позволяя им оббивать углы стен. Гранитные или чугунные столбы диаметром 30—40 сантиметров и высотой 140—150 см вкапывались на глубину около 30 см. Чугунные отливались на Путиловском, Александровском или принадлежавшем Берду чугунолитейных заводах. Из гранита их вытёсывали каменотёсные мастера — к примеру, такие заказы принимал скульптор и подрядчик Самсон Суханов. У каждого каменного дома с внутренним двором стояло по четыре такие тумбы — с внешней и внутренней сторон арки. При желании можно подсчитать, сколько их было в Петербурге. А сколько осталось на сегодняшний день — неизвестно. На протяжении всего Невского проспекта арок с тумбами теперь меньше, чем пальцев на руках, поскольку главную «першпективу» асфальтируют и мостят каждый сезон. Но стоит свернуть в сторону — на Марата, Гороховую, Суворовский — и пожалуйста: тумбы, как шляпки грибов после дождя, торчат из-под асфальта. Часто из пары столбиков выживает только один, но бывают и счастливые исключения. Так, во дворе дома № 15 на улице Восстания снесённую с одной стороны тумбу не выкинули, а поставили рядом со второй — вместе веселее.
Видимо, очень старые тумбы можно увидеть у Петровских ворот Петропавловской крепости — гранитные, прямоугольной формы с пирамидальным навершием. Чугунных тумб сохранилось совсем мало. Самые необычные, со стилизованными львиными мордами, стоят у въезда во двор Строгановского дворца. Такая же пара у соседнего здания (Невский проспект, дом № 19) — они отлиты, предположительно, на заводе Сан-Галли. У ворот Суворовского училища на Садовой улице, дом № 26, в качестве колёсоотбойников вкопаны старые пушечные стволы. Такие же стоят во дворе дома № 16 по Вознесенскому проспекту. Иногда чугунные тумбы только имитируют пушки — например, на улице Марата, дом № 35. Наконец, просто чугунные столбы с навершиями в виде розеток стоят у Иоанновских ворот Петропавловки. Такие же розетки часто украшали и гранитные тумбы — это был «стандартный дизайн». А вот тумбы нестандартно большого размера защищают ступени Казанского собора: это восьмигранные столбы розового гранита, диаметр которых около полуметра. Необычная форма также у тумб, охраняющих арку дома № 1 по улице Некрасова.
Колёсоотбойными тумбами являются и те столбы, которые ставились на улицах, чтобы отделить проезжую часть от пешеходного тротуара. Как гласил указ 1816 года, по краям тротуаров «должны быть столбики, расстоянием от 2 до 3 сажень один от другого. Столбики сии будут в 3 фута вышины. Владельцы домов могут употреблять чугунные или гранитные столбики, но величина их и форма должны быть по данной модели». Однако уже спустя полвека эти тумбы стали мешать жителям. Мало того, что, свежеокрашенные, они пачкали одежду прохожих, иногда тумбы становились ещё и причиной несчастных случаев: экипажи задевали за них и опрокидывались. В 1872 году на собрании домовладельцев Невского проспекта докладчик, выступавший за ликвидацию тумб, приводил в качестве примера случай с генерал-майором Кубе: тот выходил из экипажа у ворот Зимнего дворца, а тумба оказалась как раз под его ногами — и этот казус привёл к смерти генерала. Вряд ли стоит винить в этом тумбу — скорее возницу! Однако же с конца XIX века от применения тумб действительно стали понемногу отказываться.
Но сейчас, когда в среде петербургского начальства стало модным устраивать пешеходные зоны, у всех видов колёсоотбойников появилась надежда на светлое будущее. Тумбы, продолжая выполнять своё предназначение — не давать экипажам всех видов заезжать на территорию пешеходов или же охранять углы домов от колёс, — воссоздаются ещё и для полноты исторического антуража. Например, их собираются устанавливать в процессе реконструкции района Большой и Малой Московских улиц. И этому нельзя не порадоваться, ведь тумбы, при всей своей утилитарности, символизируют замечательное качество — самоотверженность. Они стойко принимают на себя удары — и не в пылу войны, а в повседневности городских буден. ♦

Петербургские колёсоотбойные тумбы. Фотографии Дмитрия Горячёва