Филиппов

Филиппов

в № 13/25, "ЗООПАРК"/Жители

беседа ИРИНЫ КЕЛЬНЕР, фотографии АЛЕКСЕЯ ТИХОНОВА

С прошлого года парк в Ораниенбауме населяют не только представители местной фауны, но и доставленные издалека — несколько видов водоплавающих птиц, благородные олени-маралы, редкие белые павлины. Человек везучий, отправившись смотреть на оленей, может застать поблизости и соколиную охоту. Вернее — тренировочные полёты, которые проделывают питомцы служителя парка Родиона Филиппова. Служебные обязанности Родиона — кормление пяти оленей и поддержание чистоты на территории их загона. Что же касается увлечений, то, пожалуй, определить их можно только в общих чертах: звери, птицы и всё, что с ними связано.

— Давно вы работаете с маралами?
— С ноября прошлого года. А до того — больше десяти лет в Зоопарке, в основном на птичнике.

— За год олени прижились в Ораниенбауме?
— Вполне. Это не совсем дикие животные, маралов привезли из заповедника на Алтае, так что они привыкли жить в загоне. Тем более что территорию им отвели не маленькую — четыре гектара. Весь наш Зоопарк, между прочим, занимает семь с половиной.
— С ручными животными проще иметь дело?
— Наоборот. Приручённый зверь опаснее дикого. Когда животное боится человека, оно не будет близко к нему подходить. А когда знает, что ему ничего не грозит — может укусить, пнуть, причём силу звери обычно не рассчитывают. Так что надо знать, как себя с ними вести.

— Много едят маралы?
— Несколько вёдер в день. Мы даём им смесь из овса, ячменя, пшеницы, комбикорма, минеральных добавок, овощей. Кроме того, они сами щиплют траву, кору подъедают в своём вольере, да ещё и отдыхающие их норовят подкормить. Олени, правда, из рук едят не очень охотно, хотя булку, морковь и яблоки любят. Но иногда уже просто больше не могут — они же не свиньи.

Филиппов
Молодой марал с высунутым языком

— Как вы думаете, если бы не олени, где бы вы сейчас работали? Тоже, наверное, с животными?
— Не обязательно. Наверняка занимался бы с животными в свободное время. Но и работу соответствующую можно найти. Сейчас люди заводят себе конюшни, псарни, целые подворья «на барский манер». Нет ничего невозможного, было бы желание.

ОХОТНИЧЬИ РАССКАЗЫ

— Как возникло увлечение ловчими птицами?
— При юннатском кружке, в который я ходил в детстве, был клуб «Кречет». Он и сейчас есть — это группа энтузиастов, которые работают с хищными птицами. Мне стало интересно, и со временем я сам стал заводить соколов и ястребов. Сначала только тренировал, а года три назад стал выезжать с ними на охоту. Сейчас у меня две самки сокола-балобана. А первым был осоед — птица семейства ястребиных. У него очень плотный перьевой покров головы, сквозь который осы не могут ужалить, он в природе питается их личинками. А дома «охотился» в основном на творог, батоны, мороженое. Спустя несколько лет я своего осоеда подарил, а потом были конюк, мелкие соколки… Много разных птиц заводилось, но жили они у меня, как правило, не вместе, а по очереди.

— Почему по очереди?
— Ястреб прожил рядом с пустельгой ровно три дня. Потом зачем-то её съел. Вот соколы нормально вместе уживаются, а ястребы не могут — один обязательно другого убьёт. Вообще, полезно заниматься не одним видом, а разными птицами, чтобы накапливать опыт. Есть множество нюансов, которые можно изучить только на собственных ошибках. Даже если сокол из питомника, это всё равно дикое животное, и его нужно приучать к себе, налаживать с ним контакт. У меня дома птицы сидят без клобуков и не боятся собак. Кстати, собаки мои тоже на птиц внимания не обращают: летают — и пусть себе.

— Соколы привязываются к людям?
— Трудно сказать. Они ведь охотятся не для человека, а для себя. Поэтому, кстати, нужно обязательно давать им вознаграждение после каждой удачной охоты, не отбирать добычу сразу же и не отправлять за следующей.

Филиппов
Сокол во время тренировочного полёта

— Сколько требуется времени, чтобы приручить ловчую птицу?
— Это зависит от таланта человека. Некоторые могут потратить на дрессировку всю жизнь, но так ничего и не добиться. Кроме того, требуются определённые навыки. Птица никогда не захочет сама приручаться, не понравится ей сидеть на руке, но если найти какие-то компромиссы, то она согласится быть твоим компаньоном. Именно компаньоном, потому что в трудной ситуации ты её выручишь. Однако если сокол почувствует, что ему дали какую-то слабинку, то обязательно будет этим пользоваться. Это и у собак точно так же.


Ā PROPOS

На тренировке птица взлетает и по свистку атакует  так называемое “вабило” с приманкой – специальное приспособление, имитирующее добычу. После нескольких заходов соколу дают съесть приманку, затем упражнение повторяется.


— Много в городе людей, которые держат ловчих птиц?
— Человек двадцать—тридцать. Правда, не все с ними занимаются, у некоторых соколы просто живут. Хотя вообще-то тренировать их нужно обязательно — у птиц иначе атрофируются мышцы, они жиреют, перья становятся ломкими.

— На кого можно охотиться с соколом?
— На уток, куропаток, зайцев. Крупную самку русака — они побольше самцов, могут и килограммов на десять потянуть — даже не всякий ястреб возьмёт. Но самка сокола-балобана с такой зайчихой справится.

— Собак вы на соколиную охоту не берёте?
— В Казахстане на зайцев часто охотятся с борзыми и соколами вместе. Борзая выгоняет дичь из кустов, а сокол уже берёт добычу. Я так не охочусь. У меня пять борзых, с ними мы ходим на зайцев отдельно. Нужно собакам тоже дать поработать, чтобы они сами дичь ловили. Главное на охоте — пива побольше с собой взять, чтобы не скучно ходить было. Со стороны это так представляется: вот, вышел ты в чисто поле, и зайчик сразу встал из-под ног. На самом деле так не бывает никогда. Нет, был один раз случай: вышли — заяц встал — собаки его тут же поймали, и все довольные поехали домой. Правда, было это не со мной — один борзятник знакомый рассказал.

— Наверное, сейчас и зверей-то диких в наших краях не так много осталось…
— Это у нас, говорите, зверей нет? Я служил в Карелии на границе, видел и росомах, и медведей, и кабанов.

— Ружьё на охоте используете?
— Мы ружей с собой не берём. Всё по-честному: если собаки зайца догнали, то ловят его, а нет — значит нет. Все-таки основная цель — не охота, а прогулка. Некоторые берут с собой в лес ружья и водку, а мы с приятелем — пиво и собак. Ружьё нужно только для того, чтобы от бандитов отстреливаться, если ездить куда-то далеко, на Ладогу например. В глухих районах бывает, что местные ведут себя не очень хорошо. А мы чаще всего гуляем по полям из Лигова до Петербурга. Это на электричке где-то 20 минут, но если идти не по прямой и полями, то получается не близко. Идём ведь по высокой траве, к тому же там круглый год мокро. Мне кажется, наши колхозники ошиблись с культурой — надо рис сажать, а они овёс сеют.

— Пять собак — уже свора. Не сложно с ними управляться?
— Все собачники знают: две собаки — это много, а потом количество уже не имеет значения. Но вообще-то борзые — это очень серьёзные собаки. Как говорится, «не смотрите, что я худой и кашляю…». У них полная пасть зубов, клыки довольно крупные. К тому же это достаточно агрессивные животные. Недавно свора моя на прогулке рванула за каким-то «шакалом», и на крики «стоять» никак не реагировала. Я сперва ехал на сапогах за ними, потом упал и ещё метров полтораста они меня протащили на боку, пока за дерево не зацепился. Если уж погнали, то погнали, ничего не сделаешь…

— Полный охотничий комплект — это, наверно, ещё и верхом на лошади?
— На лошади было бы удобно, но для этого надо быть ковбоем Мальборо… Меня в своё время учили верховой езде, но к лошадям я не питаю особой тяги.

— А олени как же?
— Я на них не езжу, я их кормлю.

ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ

— Дома у вас есть ещё какие-то животные, кроме соколов и собак?
— Мелкие птицы в больших количествах, грызуны, рыбки — несколько аквариумов. Скоро вернутся гекконы и змеи, сейчас они «в ссылке», на размножении.

— А экзотических не держите?
— Слона не было. Крокодил был, нильский, обычный. Я его за сколько купил, за столько же потом и продал. Покупал маленького, он у меня до полутора метров вырос, потом никак было его не пристроить.

— Какие-то особенно любимые породы птиц можете назвать?
— Хищники. Остальные — для души, чтобы пели. Поэтому и появляются у меня большей частью попугаи, снегири, канарейки, чижи, щеглы, синицы.

— Все поют?
— Почти все. Есть одно правило: если птицу не кормить насекомыми, она петь не будет. Чувствовать себя на заменителях вообще-то будет хорошо, а вот петь не станет. Кстати, соколы тоже иногда поют, и собаки голос подают. Молчат только рыбы, и у тех фильтры журчат. Однажды я завёл рогатых лягушек. Когда покупал, пытался узнать, какие звуки они издают. Мне сказали — услышишь. Когда они запели… Хорошо — диван был мягкий, потому что я подскочил, перевернулся в воздухе и упал обратно! Это такой резкий свист, который слышно было даже на лестнице. С семи вечера до семи утра они голосили, и так — пока не кончился брачный сезон. Но у меня нервы крепкие — спал под эти звуки.

— И как давно у вас дома завёлся зверинец?
— В детстве всё было, как у всех — хомячки, рыбки, потом — кошка, потом — собака. А потом я стал работать в Зоопарке, и животные поехали ко мне в дом… Птички, хомячки, ёжики, енотовидная собака, белки. Все, кого некуда было девать, оказывались мне нужны. Птички появлялись постоянно. Например — убогая гагара с обрезанным крылом. Мама ей радовалась… Когда я стал жить один в комнате в коммуналке, животных, естественно, стало больше.

— Не тесно?
— Мне бы дом в деревне или хотя бы пятикомнатную квартиру — сколько бы я там всего развёл!… ♦

Филиппов
Белые павлины в вольере

Обложка публикации:

Родион Филиппов и маралы у кормушки в парке Ораниенбаума