Ботаник Тамара Горышина

Ботаник Тамара Горышина

в № 9/21, "МЕТРОПОЛИТЕН"/Авторитеты

«ТЕПЛЫЕ АНБАРЫ» ПЕТЕРБУРГА

В XVIII веке принадлежащие сановникам «теплые анбары» (так на первых порах называли оранжереи) были придомовыми и внутридомовыми плодовыми садами, в которых искусные садовники выращивали фрукты наперекор петербургскому климату и даже смене времен года. Судя по газетным объявлениям, в вельможных оранжереях бывали «всегда в начале марта — земляница, клубника, а скоро после того малина, вишня, слива в нарочитом изобилии»; к Пасхе — «белые и синие наилучшие виноградные кисти», также абрикосы и персики.
Одной из любимых культур в «оранжерейном саду» при загородном дворце А. Меншикова стало апельсиновое дерево, сохранившее о себе память в названии города Ораниенбаума и его гербе.
Были в петербургских оранжереях и заморские диковины. Успешно плодоносили финиковая пальма и кофейное дерево, из плодов которого императрица Анна Иоанновна даже варила себе кофе. Настоящим триумфатором стал ананас. С 1748 года он быстро проник в дворянский быт, и вскоре в каждом уважающем себя богатом доме была ананасная теплица.
В теплично-оранжерейных «заведениях» Петербурга не были забыты и овощи. Столичная знать готова была покупать их по высоким ценам в любое время года — и в столице развилась особая отрасль огородничества: выращивание сверхранних (по существу — зимних) овощей. Уже с декабря-января получали зрелые огурцы, с октября по февраль — спаржу, артишоки, цветную капусту, сельдерей, зеленый горошек и др.
И, конечно же, в оранжереях выращивали цветы — и на срезку, и для украшения комнат. На зимних балах дамы появлялись с живыми цветами в прическах. В театральный сезон любимых артистов буквально забрасывали цветами. А дома в пору вьюг и метелей любовались популярными «выгоночными» культурами: белой сиренью, махровой карликовой сливой, гранатом, ландышами…
Наивысшего, вызывающего ныне завистливое изумление расцвета оранжерейное дело в Петербурге достигло в начале XX века. Но это были и годы его конца. После 1917 года возник новый быт. В нем уже не было места «растительной роскоши». ♦

Ботаник Тамара Горышина
Ботанический сад Санкт-Петербургского государственного университета. Оранжерея с сохранившимся фрагментом стены оранжереи XVIII века. Фотография Андрея Кузнецова

Обложка публикации:

Тамара Горышина.

Фотография Андрея Кузнецова