О петербургском прозябословии

в № 7/19, "НАСАЖДЕНИЯ"/Книги

слова ОЛЬГИ ФЛОРЕНСКОЙ

О петербургском прозябословии
Т.К. Горышина. «Зеленый мир старого Петербурга». Издательство «Искусство СПб», 2003 г.

Одним из самых приятных последствий трехсотлетнего юбилея стало появление на книжных прилавках большого количества всевозможных изданий погородской истории и краеведению: от бедных брошюр до жирных глянцевых фолиантов. Где-то в середине этого ряда стоит симпатичная, интеллигентная книга Т.К. Горышиной «Зеленый мир старого Петербурга». Несмотря на небольшие размеры и достаточно скромные полиграфические достоинства, эта книжка по количеству и качеству содержащейся в ней информации тянет на добрую энциклопедию.
Главная интрига «Зеленого мира…» состоит в том, что эта книга написана ученым-ботаником, а история Петербурга рассматривается здесь именно на примере ботаники, или «прозябословия», как забавно называлась эта наука в петровские времена. Леса, луга, парки, сады, бульвары, огороды, оранжереи, комнатные цветы, подзаборные сорняки, образы растений в литературе и искусстве — впервые, пожалуй, многообразный растительный мир Петербурга рассматривается здесь как единый организм. Среди прочего в книге подробно рассказывается о судьбе дикой флоры допетербургских лесов и болот, о чисто русском способе выращивания зимней спаржи под «навозной шинелькой», о рекордных урожаях петербургских апельсинов и ананасов, о роли кавалерии в столичном оранжерейном хозяйстве и об изысканных зимних садах эпохи модерн. Все это сопровождается большим количеством редких иллюстраций.
Книга написана увлекательно и чрезвычайно остроумно — чего стоит, например, ослепительный набор использованных цитат, вроде указа императрицы Елизаветы Петровны: «А ежели впредь кто по той Невской першпективе между березками будет платье развешивать, оное отбирать в казну». ♦