Город и Тимур

в № 5/17, "УПАКОВКА"/Выставки

слова ЕКАТЕРИНЫ АНДРЕЕВОЙ

Город и Тимур
Тимур Новиков. «Петроградская сторона», 1982 г.

Тимур Новиков, сторонник ясности, автобиографию начинал сточного адреса. 21 декабря 1997 года, лежа на«досадной кушетке», он продиктовал мне свою историю, которая открывалась так: «Моя жизнь началась 24 сентября 1958 года на Литейном проспекте в доме № 60. Собственно, туда меня принесли из роддома, который находится в квартале от Литейного в доме на улице Маяковского, в так называемой Снегиревской больнице. И вот с тех пор уже сорок лет я живу в этом доме. Родившись в центре города Петербурга, я всегда ощущал себя петербуржцем». Город Петербург был для Новикова чем-то вроде античного полиса: города и государства одновременно, с той лишь разницей, что под государством он подразумевал республику революционеров, художников, поэтов и музыкантов, «Город Петра, Ильича и Чайковского»,как это точно сформулировал его товарищ со школьной скамьи Олег Котельников. Новиков как художник начался с видов Петербурга, и образ города присутствовал в его творчестве всегда: в живописи, в «тряпочках»периода «Новых художников», в неоакадемических панно. Петербург Тимура показан на двух выставках, открывшихся в галерее Д-137 («Ранний Новиков») и в Музее Новой академии на Пушкинской, 10 («Образ Города»). Выставки приурочены к юбилею Петербурга и, так уж совпало, к годовщине со дня смерти художника, наставшей в День города,23 мая 2002 года. На этих выставках работы 1978–1983 годов, времени, когда Тимур Новиков стремительно овладевал ремеслом графика и живописца. Ленинград около 1978года – город и метафорический, и реальный. Метафорический – в живописи, в «темных пейзажах» (один из них показан в Д-137), которые несут на своей поверхности освещенные луной мрачные массы каких-то строений. Реальный – в графике, в экспрессивных фасадах классических дворцов и общественных зданий, кажется, всегда стоящих под ветром, грудью развернутых превратностям судьбы. Позднее, вначале 1980-х, из этой графики растет живописный стиль, похожий на последнюю свободную русскую живопись начала 1930-х годов. Художник, почувствовав себя в нем легко, внезапно в 1982 году оставляет позади ученичество и открывает новую живопись, полную цвета, сделанную уже не только красками, но и яркими наклейками, с царапинами-пробелами вместо штрихов кисти. Ленинград «Петроградской стороны» и «Нахимовского училища» – это уже город другого десятилетия, которое принесло с собой революцию и новую жизнь. Тогда, в1983-м, только Тимур Новиков рисовал город с такой силой цветопередачи, как будто над ним простирается зарево салюта. Силу искусства Тимур использовал как архимедов рычаг, и у зрителя двух его майских выставок есть редкая возможность встать в эпицентре исторического и художественного переворота 1980-х. ♦