Театр балета имени Леонида Якобсона

в Место работы/ЧИТАЙТЕ НОВЫЙ ВЫПУСК ЖУВЦ "АП"! № 60/74, "МУЗЫКА КИНО"

слова ТАТЬЯНЫ ПОЗНЯК

Предтеча любимого петербуржцами Театра балета имени Леонида Якобсона — Ленинградский государственный балет «Хореографические миниатюры» — возник в составе Ленконцерта в ноябре 1966 года. Обязанный своим именем знаковой постановке хореографа-новатора Леонида Якобсона, он получил собственную репетиционную площадку на улице Маяковского, дом № 15 только к концу 1969-го, когда известный балетмейстер возглавил труппу.

В 40-х годах XIX века на этом месте располагались постройки Главного управления государственного коннозаводства и Санкт-Петербургской аукционной конюшни, так что самой узнаваемой архитектурной приметой театра стало здание бывшего Выводного манежа — живописная «ротонда», где ныне разместился репетиционный зал.


ā propos

Татьяна Позняк — завлит Театра балета имени Леонида Якобсона, известный петербургский журналист, в 1990-е годы заведовала отделом культуры в газете «Невское время», в начале 2000-х была шеф-редактором журнала SPb.Собака.ru, редактировала петербургский выпуск Elle, является автором проекта «Сноб».


ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

Многие современники полагают, что из-за тяжкой необходимости вечно идти против течения, утверждая право на собственную линию в искусстве, последователь Михаила Фокина Леонид Якобсон не сделал и половины того, на что был способен. Однако в пространстве своей судьбы Якобсон двигался по собственной, им самим выверенной траектории. В поисках нехоженых путей в искусстве его вела поразительная творческая интуиция и неистощимая фантазия прирождённого художника.

У мальчика с детства был несгибаемый характер: его выковали нищета, рано осознанный долг зарабатывать, опекая младших в семье, и при этом — неодолимая тяга к прекрасному. Отправной точкой к движению вверх стало чудное видение, которое открылось ему, мальчишке-посыльному, случайно заглянувшему однажды в окно частной балетной студии. За волшебным стеклом рой неземных в своей красоте созданий прилежно разучивали сложные па неведомого танца. Может, именно тогда будущий гений хореографии впервые проявил главное качество своей личности — умение оборачивать явью любую, даже самую смелую мечту? Нищий мальчишка вскоре становится учеником легендарного Хореографического училища, а потом — способным танцовщиком, который, впрочем, грезил о собственных постановках и собственном подходе к балету.

Вражда с поборницей балетной классики Вагановой надолго обрекла Якобсона на судьбу вечного скитальца. Он много работал вдали от Ленинграда, но неоспоримым триумфом Якобсона в родном городе стал «Спартак» — знаковый спектакль в биографии постановщика, где закрепились основы его новой балетной эстетики, навеянной произведениями античной живописи и скульптуры. «Спартак» Якобсона с его живописной статуарностью и мастерски выписанными «сценами из римской жизни» навсегда останется символом чисто якобсоновского взгляда на искусство танца, неотделимого от влияния других изящных искусств. Не потому ли кованый барельеф в античном духе с изображением мускулистых всадников, укрощающих горячих лошадей, кажется вполне уместным атрибутом над арочным входом во двор театра, полвека назад созданного Якобсоном? Ну кто теперь помнит, что когда-то здесь была аукционная конюшня с манежем для выводки породистых скакунов?

Но поистине судьбоносной работой Якобсона стал спектакль «Хореографические миниатюры» (1958). Именно они дали имя первому театру, где Якобсон смог свободно воплощать свои замыслы, во многом определив жанр будущего обширного репертуара, который балетмейстер сочинил неслыханно быстро. Бережно восстановленные уже в новейшие времена театра, эти сочинения поныне составляют стержень его афиши.

ГОРОДУ И МИРУ

Когда-то Якобсон мечтал о том, чтобы театру отдали весь комплекс зданий на улице Маяковского, дом № 15. И тогда, по его планам, в помещениях, что выходят окнами на улицу, разместились бы номера просторной гостиницы для приглашённых артистов и лучших постановщиков из разных стран мира. Но мечта сбылась только отчасти: гостиницы пока нет, зато именитые хореографы из Европы, кажется, уже облюбовали для творческих опытов «ротонду» театра Якобсона. Здесь создал, а затем представил публике свою версию «Спящей красавицы» французский хореограф, педагог и танцовщик Парижской оперы Жан-Гийом Бар (премьера балета состоялась в октябре прошлого года на сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова), и вот-вот начнёт работу над «Дон Кихотом» звёздный премьер Королевского балета Ковент-Гарден и хореограф Йохан Кобборг.

Почти всю свою жизнь строптивый Якобсон считался «невыездным», а сегодня площадкой для театра его имени, как и мечталось Мастеру, стал весь мир. Не счесть адресов тех прославленных сцен, где за последние годы побывал театр с гастролями. Ему рукоплескали зрители Китая, Франции, Италии, Канады, Германии, Люксембурга, Швейцарии, Финляндии и стран ближнего зарубежья. Не забыт театром и отечественный зритель из российской провинции. Да и самые престижные площадки Петербурга давно освоены наследниками традиций Якобсона: сцены БДТ, Мариинского театра, Александринки, ДК Ленсовета, Эрмитажного театра et cetera охотно предоставляют свои подмостки артистам труппы. А сохранение наследия мастера наряду с готовностью давать дорогу новому остаётся одним из главных постулатов театральной политики нынешнего директора и художественного руководителя театра Андриана Фадеева. Профессиональный опыт блестящего премьера Мариинского балета, увенчанного множеством престижных наград, и в новом качестве помогает ему уверенно вести театральный корабль в нужном фарватере. Он остаётся верен замыслу Мастера, создавшего некогда «труппу солистов», команду универсальных танцовщиков, способных воплотить художественный замысел любой сложности. Недаром театр сегодня удостоен Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», Российской национальной театральной премии «Золотая маска» и престижной европейской балетной Премии Тальони.


nota bene

Сегодня Санкт-Петербургский государственный академический театр балета имени Леонида Якобсона занимает важное место среди сильнейших театральных трупп в России. В его репертуаре сочетаются наследие основателя труппы (легендарный «Спартак», циклы миниатюр «Роден», «Классицизм-Романтизм», «Жанровые зарисовки», одноактный балет «Свадебный кортеж»), классические спектакли («Жизель», «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Пахита», «Шопениана», «Спящая красавица») и современные работы молодых хореографов (вечер одноактных балетов «Лики современной хореографии», балеты «Ромео и Джульетта», «Каменный берег», «Репетиция»).


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

Живым хранителем памяти о великом постановщике стал бывший артист труппы Якобсона, талантливый танцовщик, а ныне — известный фотохудожник Владимир Сергеевич Зензинов, который ревностно бережёт бесценные реликвии Музея при театре. «Из рук в руки» передают молодым исполнителям аутентичный рисунок танца бывшие солисты «Миниатюр», помогавшие восстановить легендарные спектакли Якобсона.

Верным знаком того, что театр верен памяти своего основателя, стало недавнее празднование 50-летия труппы, завершающим штрихом которого стал вечер «Шедевры русского балета» в Эрмитажном театре.

Как и любимый Якобсоном Гойя (хореограф был увлечён идеей постановки по мотивам «Капричос»), великий мечтатель от балета прошёл свой тяжкий путь познания. Бунтарь в искусстве, он не случайно назвал свою единственную книгу «Письма
к Новерру» — другому реформатору, свершившему революцию в искусстве танца при дворе короля Людовика XV. Но бунтари меняют мир, и современный балет без творений Якобсона был бы иным. Как иными были бы мы сами. Справедливость этой истины каждым своим спектаклем подтверждает молодая «труппа солистов», прописанная по адресу: Санкт-Петербург, улица Маяковского, дом № 15. ♦

Театр балета имени Леонида Якобсона
Леонид Якобсон на репетиции. Фотография Владимира Зензинова (из архива театра)