Игра “Петербургские тайны”

в Друзья и партнёры/ЧИТАЙТЕ НОВЫЙ ВЫПУСК ЖУВЦ "АП"! № 60/74, "МУЗЫКА КИНО"

беседовал СЕРГЕЙ БАРУ

Проекты, родственные «Адресам Петербурга», естественно, привлекают особое внимание нашей редакции. Родовой признак — вовсе не журнальный формат, и даже не краеведческие тексты, и не художественно выполненные фотографии, хотя всё это безусловно важно для нас. Объединяющим началом служит неутолимая страсть к изучению Северной столицы России, каждой части города, вплоть до отдельных домов, на протяжении всей трёхвековой истории Петербурга. Интеллектуальная игра «Петербургские тайны», в которой с минувшего лета участвует команда «Адресов», строится на той же основе. Внешнее сходство игры с популярной на берегах Невы спортивной версией «Что? Где? Когда?» не является столь же существенной её чертой, как сугубо петербургская тематика вопросов и ответов. Беседуем с основателем и бессменным руководителем «Петербургских тайн» Павлом Абрамовым в одном из мест, где проводится игра, — в гостинице «Гранд Отель Европа». А на фотографиях, которыми иллюстрирована беседа, другой обычный для игры адрес — зал ресторана «Метрополь» на Садовой улице.

Игра "Петербургские тайны"— Что подтолкнуло вас к созданию игрового проекта, целиком посвящённого истории и культуре Санкт-Петербурга?

— Все те умные люди, которые пишут книги и к чему-то нас зовут, чаще всего выбирают одну грань проблемы, пытаясь убедить, что в ней сосредоточена сама проблема. Это касается и анализа исторических событий: каждый возится со своим кусочком, не претендуя на общий взгляд. А мне всегда хотелось показать город во всём его многообразии — все триста с лишним лет здесь кто-то что-то строил, кого-то защищал, о чём-то мечтал, а другие в то же самое время устраивали революции, грабили, спивались, стрелялись, воевали, — всё это мерцание петербургской жизни и навело меня на мысль о проекте, получившем впоследствии название «Петербургские тайны».

— В самом известном бренде интеллектуальных игр нашего времени два следующих вопроса — где и когда?

— Родился наш проект в Санкт-Петербурге летом 2015 года, и как часто бывает, случайно: мы сидели с друзьями на одной «умной» игре, и было нам безумно скучно — настолько, что даже играть не хотелось. Вот тогда-то я задумал сделать такой игровой формат, чтобы люди, отвечая на вопросы, искренне улыбались, чтобы им было весело. Разумеется, совершенно не представлял себе, насколько эта история меня затянет. Хотя ещё Наполеон Бонапарт утверждал, что главное — ввязаться в драку. В тематике игры, вопросах мы пошли не от какой-то зауми, но от занятного, порой даже курьёзного городского быта.

— Вы всерьёз считаете, что в нашем городе нет ничего более занятного, чем он сам?

— Я принадлежу к той части жителей Санкт-Петербурга, которая считает, что жить в нём и не любить его невозможно. В нашей семье так считали всегда, можно сказать, что это у меня от мамы, папы, бабушек, дедушек.

— То есть вы — коренной петербуржец?

— По одной линии у меня тихвинские крепостные крестьяне, по другой — ярославцы, свободные и торговые. Конечно, не без лёгкой примеси еврейской крови, которая пришла, как ни покажется это странным, именно по тихвинской линии, то есть от крепостных незадолго до отмены крепостного права. Оба моих прадеда, по двум линиям, оказались призваны на службу в гвардию. Один из них точно служил рядовым в Семёновском полку, сохранились фотографии — из интереса я сканировал фотографию этого своего прадеда и сравнил со своей; подтвердилось, конечно, что гены — страшная сила. Так получилось, что и тот и другой решили остаться в городе — царское правительство помогало в этом отставным гвардейцам. Какой-то из прадедов устроился курьером в Министерство путей сообщения на Фонтанке. Прадеды женились и как-то устроились. Было это в самом конце XIX, начале XX века. В общем, оба они были ещё деревенскими, а вот их дочери окончили городское училище, ходили в кофейни, ездили на трамвае. Городская культура того времени, принимая в себя людей, переплавляла их в петербуржцев.

— В качестве руководителя «Петербургских тайн» вы проявляете такое знание Петербурга, которое можно назвать профессиональным. Это действительно так, у вас образование историка?

— Образований у меня — так получилось — много, но в основе инженерное. А чувствуется, видимо, многолетний опыт экскурсовода, который начался с объявления в «Смене». В нём говорилось, что Ленинградское бюро международного молодёжного туризма «Спутник» объявляет приём на курсы гидов. Окончив их, много лет с удовольствием водил экскурсии. Многое в те времена происходило в духе Веллера и его «Легенд Невского проспекта», в общем, было нескучно.

— Сходство в правилах «Петербургских тайн» со спортивным «Что? Где? Когда?» дополняется дресс-кодом, присущим скорее элитарному телевизионному клубу знатоков…

— В игре я стараюсь максимально отдалиться от «Что? Где? Когда?». В частности, нам претит игра на деньги. Наша награда — это прежде всего интересная информация, которую уносят с собой все игроки: и те, кто в этот раз занял первые места, и оказавшиеся в конце списка победителей. Проигравших у нас принципиально не бывает. Что касается дресс-кода, я стараюсь убеждать игроков придерживаться делового и нарядного вечернего стиля одежды просто потому, что внешний вид в значительной степени формирует личность человека. Хорошая одежда помогает мужчине быть джентльменом, женщине — дамой. В стоптанных ботинках и, пардон, грязных спущенных носках труднее ощутить себя интеллектуалом. Самоуважение тут тесно связано с уважением к окружающим. Увы, сегодня многие считают себя вправе пренебрегать старанием хорошо одеваться. Часто слышишь ссылки на кризис — не до того, мол. Впрочем, хорошие лётчики рекомендуют поднимать перегруженный самолёт постепенно, не допуская рывков. Так и в бизнес-проекте: я понемногу ввожу правильный дресс-код. Спешка и жёсткость тут явно не нужны.

— Кто играет в «Петербургские тайны»?

— Наша аудитория — это люди интеллектуальные, не чрезмерно успешные в бизнесе, не те, кто ездит на «Бентли», но при этом и не бедные, которые своей головой зарабатывают на кусок хлеба с маслом и икрой. Как писал Леонид Соболев, это люди, составляющие «скромный, но солидный фон для блистания звёзд света и полусвета». Эти люди ищут в игре комфортное общение, интеллектуальную активность, азарт — а значит, возможность почувствовать себя молодым. Главное же, повторюсь, они приходят за интересной информацией. Постоянных участников — тех, кто с учётом нормальной ротации каждый раз собирается на игру, — насчитывается 100-120. То есть с учётом классических подходов к измерению аудитории она составляет сейчас до пятисот человек. ♦