20*. «Золотой тюльпан» за фильм «Храни меня, мой талисман»

в Проект "ТУРЕЦКИЙ МАРШ"/ЧИТАЙТЕ НОВЫЙ ВЫПУСК ЖУВЦ "АП"! № 60/74, "МУЗЫКА КИНО"

Ровно 30 лет назад, в апреле 1987 года, на Международном кинофестивале в Стамбуле главный приз — «Золотой тюльпан» — был присуждён культовому советскому фильму Романа Балаяна «Храни меня, мой талисман». В фильме звучат песни Булата Окуджавы «Былое нельзя воротить» и «На фоне Пушкина снимается семейство» в исполнении автора, — он, так же как и Михаил Козаков, выступает в картине в роли камео, то есть играет сам себя. Съёмки проходили в Государственном музее-заповеднике А. С. Пушкина  «Болдино» под Нижним Новгородом, но закадровым героем фильма стал холодно-прекрасный северный город Санкт-Петербург, где за полтораста лет до выхода картины на экраны между Пушкиным, Дантесом и женой Поэта разворачивались те самые драматические события, которые обсуждают действующие лица.

Турецкий марш 20
В доме вдовы придворного камердинера Анны Китаевой (нынешний адрес: Пушкин, улица Пушкинская, дом № 2/19) в 1831 году Александр Сергеевич Пушкин с супругой снимал дачу. Именно тут было написано знаменитое письмо Татьяны к Онегину. Сейчас в доме находится музей. Фотография Лолиты Крыловой

Международный стамбульский кинофестиваль был основан в 1982 году Стамбульским фондом культуры и искусств. В 1987-м, когда победу одержала советская картина, он назывался несколько по-иному: «Международные стамбульские дни кино», но это название продержалось всего пять лет. В 1989-м слово «фестиваль» вернулось в бренд ежегодного события, которое никогда не утрачивало фестивального статуса и было в том же году аккредитовано Федерацией ассоциаций кинопродюсеров. Кинофестиваль проводится всегда во второй месяц весны, в его программе представлены национальные картины и зарубежное кино. Сам фильм-победитель 1987 года назван по одному из стихотворных шедевров А. С. Пушкина:

Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан

Вокруг меня валы ревучи,

Когда грозою грянут тучи —

Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,

На лоне скучного покоя,

В тревоге пламенного боя

Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,

Души волшебное светило…

Оно сокрылось, изменило…

Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран

Не растравит воспоминанье.

Прощай, надежда; спи, желанье;

Храни меня, мой талисман.

Пушкиноведы связывают это стихотворение с одним из романтических увлечений поэта. Елизавета Ксаверьевна Воронцова была женой графа Михаила Семёновича Воронцова, генерал-губернатора Новороссии и владельца знаменитого Воронцовского дворца в Крыму. Познакомившись с ней в Одессе, Пушкин долгое время украшал нежным профилем графини поля своих рукописей. В так называемом донжуанском списке, составленном Александром Сергеевичем в 1829 году, она значится под имением Элиза. Перед отъездом Пушкина из Одессы Воронцова подарила ему на память золотой перстень с сердоликом и надписью на древнееврейском языке. Пушкин верил в чудодейственную силу этого перстня. Василий Андреевич Жуковский снял его с руки убитого на дуэли гения. Перстнем как священной реликвией дорожили Иван Сергеевич Тургенев и Полина Виардо. В 1917 году он был похищен из Пушкинского музея и до сих пор не найден.

«Храни меня, мой талисман…» — первое стихотворение, посвящённое Воронцовой. Зато мужу графини и в этом качестве — сопернику, а по службе — начальнику, в канцелярии которого поэт служил в 1823–1824 годах, Александр Сергеевич гораздо раньше посвящал вдохновенные строки, только не лирику, а эпиграммы. Учитывая славу Пушкина, его разящий дар стихосложения и влияние не только в литературных кругах, но и в высшем свете, такую эпиграмму 1824 года можно было вполне назвать убийственной:

Полу-милорд, полу-купец,

Полу-мудрец, полу-невежда,

Полу-подлец, но есть надежда,

Что будет полным наконец.

Намекая на английское воспитание Воронцова, бывшего сыном русского посла в Лондоне, и на его англоманию (полу-милорд), открыто обвиняя его в коррупции, а конкретно — в махинациях с грузами в Одесском порту (полу-купец), да ещё открыто ухаживая за его женой, Пушкин находился с ним во враждебных отношениях — стоит ли удивляться! — которые закончились, правда, всего лишь отправкой Александра Сергеевича из Одессы в его собственное имение Михайловское, где в 1825 году было написано стихотворение «Храни меня, мой талисман…».

Оно и вдохновило создателей фильма-лауреата «Золотого тюльпана» на создание картины, в которой изначальный «бытовой» драматический и в какой-то степени даже детективный сюжет полностью растворился в философском осмыслении понятий гениальности, любви, предательства, поэтической гармонии человека и природы.

По сюжету, журналист Алексей Дмитриев вместе со своей женой Татьяной приезжает в Болдино, чтобы сделать репортаж о празднествах, посвящённых А. С. Пушкину, которые проходят здесь каждую осень. Они останавливаются в доме Дмитрия, их друга и директора музея в Болдине. Алексей берёт интервью у режиссёра пантомимы, разыгрываемой в болдинском парке, у Михаила Козакова, который искренне беспокоится о Болдине, у Булата Окуджавы, записывает старинные песнопения.

За Алексеем и его женой неотступно следует некий молодой человек — Анатолий Климов.
Он специально сталкивается с ними на мосту, чтобы заговорить с Алексеем о Дантесе, к которому явно питает симпатию. Он вспоминает о донжуанском списке Пушкина, о том, что тот мог оказаться на месте Дантеса, если бы Воронцов, в чью жену Пушкин был влюблён, вызвал бы его на дуэль.

В развернувшейся затем истории любви и ревности в реалиях ХХ века дуэль между Алексеем и Климовым завершилась без смертоубийства, но доставшиеся в наследство от Пушкина этические проблемы остались, увы, нерешёнными. Вероятно, человечеству никогда не удастся их разрешить.

Турецкий марш
Воронцовский дворец. Фотография Юрия Молодковца

* Первый выход проекта «Турецкий марш» см. в № 37/51 А ЖУВЦ «АП»